• Приглашаем посетить наш сайт
    Фонвизин (fonvizin.lit-info.ru)
  • Cлово "ИСМАЙЛОВ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИСМАЙЛОВА, ИСМАЙЛОВУ, ИСМАЙЛОВЕ, ИСМАЙЛОВЫМ

    1. Сеничкин яд
    Входимость: 87.
    2. Синодальный философ
    Входимость: 43.
    3. Борьба за преобладание
    Входимость: 36.
    4. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 29.
    5. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 18.
    6. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 16.
    7. Письма. Терновскому Ф.А. 28 октября 1882 г..
    Входимость: 5.
    8. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Примечания.
    Входимость: 5.
    9. Письма. Шубинскому С.Н. 1 февраля 1883 г.
    Входимость: 3.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 2.
    Входимость: 2.
    11. Письма. Терновскому Ф.А. 6 апреля 1883 г.
    Входимость: 1.
    12. Письма. Терновскому Ф.А. 19 января 1883 г.
    Входимость: 1.
    13. Письма. Терновскому Ф.А. 12 ноября 1882 г..
    Входимость: 1.
    14. Письма. Терновскому Ф.А. 12 марта 1883 г.
    Входимость: 1.
    15. Инженеры-бессребреники. Примечания.
    Входимость: 1.
    16. Письма. Терновскому Ф.А. 20 августа 1882 г.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Сеничкин яд
    Входимость: 87. Размер: 82кб.
    Часть текста: разлит и разослан прямо во все мужские и женские училища, причём наибольшие его дозы попали и в духовные семинарии. Таким образом будто и пошла отрава самым вредным из ядов - "Сеничкиным ядом". Но есть и другое мнение, что "Сеничкин яд" гораздо старше самого Базарова и вывезен к нам из заграницы контрабандою в кавалерийских тороках, а разливка его первоначально производилась кустарным образом по домам, и притом чаще всего по домам самым почтенным, именитым и поставленным в самые выгодные, по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и действовал "Сеничкин яд" в тридцатых годах нашего столетия, мы находим в записках магистра 2-го курса московской духовной академии и профессора вифанской семинарии, а впоследствии синодального секретаря Филиппа Филипповича Исмайлова, драгоценнейшею чертою характера которого надо считать его правдивость , часто совсем не щадящую его собственного самолюбия. Педагогические наблюдения и заметки Исмайлова интересны не менее рассказанных уже по его запискам любовных и брачных эпизодов "глухой поры" тридцатых годов. Здесь мы...
    2. Синодальный философ
    Входимость: 43. Размер: 23кб.
    Часть текста: кажется, по своему любопытному содержанию могут заинтересовать внимание читателей, считаю долгом указать исторический источник, из которого я черпаю мой материал, и предпослать несколько слов о самом сказателе, личность которого имеет значение, ибо читатель должен усвоить в себе к нему доверие. Все, что вы найдете ниже в этих очерках, взято мною из записок Филиппа Филипповича Исмайлова - немалого чудака, но человека обстоятельного, с независимым складом ума и с откровенностью, которая, на мой взгляд, вполне располагает доверять его искренности. Записки эти, по поручению их собственника, были мною предлагаемы нескольким петербургским редакциям, но нигде не нашли себе помещения, потому что всем они почему-то показались малоинтересными и даже скучными. Другие были так странны, что требовали от них "направления", как будто старый синодальный секретарь тридцатых годов мог предвидеть какие-то нынешние направления и стараться потрафлять им... После такой неудачи я задал себе труд прочесть записки от доски до доски и, к величайшему моему удивлению, нашел их чрезвычайно любопытными, а также и крайне поучительными при нынешнем тяготении многих на попятный двор....
    3. Борьба за преобладание
    Входимость: 36. Размер: 105кб.
    Часть текста: Терновский поместил в одной из книжек духовного журнала "Странник" небольшой, но прелюбопытный отрывок из воспоминаний бывшего синодального секретаря Ф. И. Исмайлова. Период времени, описываемый покойным Исмайловым, - двадцать лет его служения в синоде, с 1820 по 1840 год, именно те самые годы, когда совершилась замечательная в истории синода борьба членов синодального присутствия с обер-прокурорами. Отсюда понятно, какой живой интерес должны иметь для истории правдивые воспоминания близкого свидетеля этой борьбы, нередко даже принимавшего в ней участие и, наконец, в заключение существенно от неё пострадавшего. Мы берём из этого отрывка только самые существеннейшие черты, которые выясняют нечто до сих пор в этой истории неясное, и стараемся привести то, что нам самим известно из других записок или рассказов современников, которых еще немало находится в живых. Абрисы и рассказы секретаря Исмайлова очень безыскусственны и местами даже просты до наивности, но этим они внушают большое доверие к автору, - человеку, который, как мы сейчас увидим, представляется очень добрым, тепло верующим и совестливым. Но, несмотря на всю непритязательность и скромность воспоминаний Исмайлова, они в некоторых случаях заставляют отдать им полное предпочтение перед тем, что начертано рукою более или менее фразистых некрологистов и тенденциозных историков. Исмайлов своими чистосердечно раскрытыми воспоминаниями не только сообщает много любопытных частностей о событиях, главные пружины которых кроются до сих пор в хаосе канцелярского хлама, но и безыскусственно ловит на бумагу такие штрихи, которые сразу наводят на известные исторические лица совсем не ту игру, которая застыла на их портретах, списанных по правилам мертвой рутины. Борьба за влияние в синоде,...
    4. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 29. Размер: 32кб.
    Часть текста: таких обстоятельствах ему казалось можно вступать в брак без малодушия. Но холера Исмайлову помешала: у него в Москве умер родственник, и синодальный секретарь должен был позаботиться о сиротах. Митрополит Филарет оказал пособие вдове и предложил ей поместить детей в сиропитательное заведение, но она нашла, что детям с матерью лучше, и оставила их при себе. Устроив это семейство, Исмайлов вернулся в Петербург, где у него была на примете девица, на которой он думал жениться, и еще одна "дама", к которой он, по его словам, "питал привязанность", но жениться на ней не мог, потому что она была замужем. Холера на время оторвала Исмайлова от обеих этих особ, "но когда болезнь утихла, дела и думы людские опять пошли обыкновенным чередом. [В записках есть несколько страниц, занятых описанием холеры. Нового и неизвестного в них мало, а то, что есть, я отмечу здесь вкратце. "Бунт холерный" Исмайлов не хочет даже называть "бунтом", а считает недоразумением , которое приписывает грубости и невежеству полиции. Полиция "запирала дома" и тем наводила страх на людей, и без...
    5. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 18. Размер: 19кб.
    Часть текста: помещения, - напротив, генерал обрушился гневом на самого же Исмайлова за то, как он смел "укрываться". Он очень долго сердился и кричал: "- Вы, милостивый государь, компрометируете меня. Дама, которая призывала вас к себе, даже приезжала к вам сама - супруга одного из первых государственных чинов империи!.. Ваш поступок низок и его ничем оправдать невозможно... В субботу непременно поезжайте и извинитесь, как знаете и как придумаете". Словом, ступай и губи свою чистоту, как пожелала супруга важного человека!.. Но если генерал и государственный сановник считали ни во что секретарскую добродетель, то ему самому она была дорога, и он надеялся ее отстоять с упованием на бога, перед очами которого и синодальный секретарь все же стоит "более двух воробьев, предлагаемых за единый ассарий". А и о тех есть высшее попечение. "Мне стыдно было перед генералом, говорит Исмайлов, но сдаться мне не хотелось ". Бедняк "для успокоения генерала, разгневанного и обиженного тем, что ...

    © 2000- NIV