• Приглашаем посетить наш сайт
    Бианки (bianki.lit-info.ru)
  • Cлово "НОГИ, НОГА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НОГАМИ, НОГУ, НОГАХ

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 19.
    2. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 18.
    3. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 11.
    4. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 10.
    5. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 13.
    Входимость: 9.
    6. Очарованный странник. Глава 6.
    Входимость: 9.
    7. Прекрасная Аза
    Входимость: 9.
    8. Тупейный художник
    Входимость: 9.
    9. Обойденные. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 8.
    10. Очарованный странник. Глава 13.
    Входимость: 8.
    11. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 8.
    12. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 8.
    13. На ножах. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 8.
    14. Зверь
    Входимость: 8.
    15. Час воли божией
    Входимость: 8.
    16. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 7.
    17. Скоморох Памфалон. Глава 10.
    Входимость: 7.
    18. Дама и фефёла. Главы 15-19.
    Входимость: 7.
    19. Детские годы. Глава 22.
    Входимость: 7.
    20. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 7.
    21. Заячий ремиз. Главы 25-30.
    Входимость: 7.
    22. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 6.
    23. Грабеж Главы 10-14.
    Входимость: 6.
    24. Леди Макбет нашего уезда. Глава 7
    Входимость: 6.
    25. Воительница. Глава 5
    Входимость: 6.
    26. На ножах. Часть 6. Глава 20.
    Входимость: 6.
    27. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 6.
    28. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 2.
    Входимость: 6.
    29. Старые годы в селе Плодомасове. Приложение.
    Входимость: 6.
    30. Соборяне. Часть 1. Глава 6.
    Входимость: 6.
    31. Очарованный странник. Глава 5.
    Входимость: 6.
    32. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 5.
    33. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 5.
    34. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 5.
    35. Чертогон
    Входимость: 5.
    36. Аскалонский злодей. Глава 16.
    Входимость: 5.
    37. Ракушанский меламед
    Входимость: 5.
    38. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 5.
    39. На краю света. Глава 10.
    Входимость: 5.
    40. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 5.
    41. Справедливый человек
    Входимость: 5.
    42. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 5.
    43. На ножах. Часть 6. Глава 19.
    Входимость: 5.
    44. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 5.
    45. Несмертельный Голован. Глава 9.
    Входимость: 5.
    46. Скоморох Памфалон. Глава 11.
    Входимость: 5.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 10.
    Входимость: 5.
    48. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 5.
    49. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 5.
    50. Воительница. Глава 3
    Входимость: 5.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 19. Размер: 48кб.
    Часть текста: с утра сидел в Череповце на пристани, вглядываясь - не задымит ли ниже на Шексне пароход, на котором плыл мой отец. Обоюдно желанная встреча прошла тепло и радостно. И могло ли быть иначе! Из рижского Карлсбада он писал М. Г. Пейкер: "Родная Мария Григорьевна! Сегодня получил ваше письмо от 18-го июня, прервавшее мою скуку и тяжкое томление от неизвестности о сыне, которое длилось целых десять дней (с 14 июня). Разлука с ним меня просто пересиливает до того, что я уже стараюсь о нем не думать. Не только верю, но знаю, что вы и дочь ваша чувствуете, чтo в руках ваших все мое земное счастие; знаю и то, что мальчику моему весело и полезно быть с добрыми, христианскими и благовоспитанными женщинами, которых я и он любим, несмотря на упорное притворство * Записи. - Архив А. Н. Лескова. одной из них в злосердечии, но... все-таки сердце ноет и тоскует по хлопцу" *. И мне в те добрые годы не было человека дороже отца. Чувство с обеих сторон крепло, обещая неустанный его рост в глубину. Сели в просторную старинную пейкеровскую коляску и на хорошо отдохнувших за ночь и охотно побежавших домой лошадях покатили по довольно исправному шоссе большака. Отец, уже побывавший по пути с рижского взморья у себя на дому, рассказывал последние петербургские новости, о своем комитете, о Николае и Михаиле Бубновых, Протеке, о том, как сам он хорошо и отдохнул, и поработал, и поздоровел от любимого им морского купанья, и т. д. И вдруг, ударив себя по лбу, воскликнул: - Постой, постой, столько наговорил, а ведь о самой главной новости, да еще такой, о какой ты и не думаешь, и позабыл: на-ша Ве-ра вы-хо-дит замуж! Каково? Я смотрел на него восхищенными и действительно полными удивления ...
    2. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 18. Размер: 39кб.
    Часть текста: его постигнет жестокое мучение и оно начнёт терзать его тог- да, когда он будет уже не в состоянии исправить свою вину. Огонь гиенский, по моему суждению, есть не что иное, как позднее раскаяние. Исаак Сирин (сл. XVIII) Полторы тысячи лет тому назад на Востоке, близ Синайской горы, жил в маленьком ските молодой человек, по имени Данила. Скит в тогдашнее время не был похож на нынешние русские скиты, где живут монахи, у которых есть храмы и готовое содержание. В старое время на Востоке скитом называли несколько хижинок, - чаще несколько пещерок в горе, да вокруг тесное ограждённое место, где ютились три или четыре человека, собравшиеся по единомыслию, чтобы жить вдали от соблазнов. Люди эти вели строгую жизнь и питались трудами своих рук. Церквей у них не было и не было тоже и священников, и долгое время скитниками не управляло никакое начальство. Скиты устраивались легко и не скрывали в себе никаких драгоценностей, а располагались они часто близко к самому рубежу крещёной земли, чтобы иметь возможность научать христианской вере "варваров". Варварами называли некрещёных людей, которых было ещё много повсюду. Много их кочевало и в жарких степях близ Синая. Порубежные скитники от варваров не...
    3. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 11. Размер: 71кб.
    Часть текста: которого нимало не освежала струя воздуха, достигавшая до него в открытое окно. Висленеву снились, тяжелые сны с беспрестанными перерывами, как это часто бывает с людьми, уснувшими в сознании совершенной ими неловкости. Висленев во сне повернулся на другую сторону, лицом к окну: здесь было более воздуха и стало дышаться легче. Иосаф Платонович мало-помалу освобождался от своих снов и начал припоминать, что он в отеческом доме, но с этим вместе его кольнуло в сердце. "Что я здесь вчера делал?" - мелькнуло в его голове. "Где теперь этот ножик? Эта улика против меня. Надо встать и искать". Он раскрыл полусонные глаза и видит, что сновиденье ему не лжет: он действительно в родительском доме, лежит на кровати и пред ним знакомое, завешенное шторой окно. Он слышит шепот дрожащих древесных листьев и соображает, что солнце не блещет, что небо должно быть в тучах, и точно, вот штора приподнялась и отмахнулась, и видны ползущие по небу серые тучи и звонче слышен шепот шумящих деревьев, и вдруг среди всего этого в просвете рамы как будто блеснул на мгновение туманный контур какой-то эфирной фигуры, и по дорожному песку послышались легкие и частые шаги. Что бы это такое было? Во сне или наяву? Висленев совсем пробудился, привстал на кровати, взглянул на окно и оторопел: его...
    4. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 10. Размер: 38кб.
    Часть текста: Он уже и привёл своё намерение в исполнение, то есть вышел из монастыря и пошёл куда глаза глядят, только чтоб удалиться от монастыря и никогда более не крестить взрослых женщин; но не успел Конон далеко отойти из монастыря, как ему в степи "явился Иоанн Креститель" и сказал ему: "не ходи, - я тебя облегчу от этой брани". Поп Конон поверил словам Крестителя и воротился опять к своему делу в монастырь. И некоторое время не жалел об этом. Теперь попу Конону в самом деле как будто было сноснее, так что он уже мог помазывать новокрещенниц без особенного для себя мучения, но вдруг от одного незначительного, по-видимому, случая всё испортилось. Пришла в монастырь креститься одна молодая персиянка, и Конон её окрестил в воде, но никак не мог помазать своими руками тело её освящённым маслом, - "бе бо толико красна лицем персияныня, яко не мощи попови помазати ногу её". Делалось с ним что-то такое, что передо всеми обнаруживало в нём большое страдание, которого он ни скрыть, ни преодолеть не мог. Что такое именно было с Кононом и какими припадками выражалось - в древнем сказании не объяснено. Целый день мучился с этим искушением поп Конон и всё-таки никак не мог помазать персиянку. О происшествии этом сообщили епископу Петру, - и епископ велел сейчас же привести персиянку к себе, но от этого сделалось не лучше, а хуже, ибо и сам епископ Пётр, "увидав персиянку, удивися добродию её и восхоте пояти её к себе за диакона". Молодая же персиянка, хотя ещё и мало была наставлена в истинах христианской веры и даже была ещё не совсем докрещена, однако она не захотела согласиться на предложение епископа ...
    5. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 13.
    Входимость: 9. Размер: 16кб.
    Часть текста: защиту. Бабушка рассмеялась и, скрыв Gigot y себя за спиною, огородила его своими руками и сказала Рогожину: — Не стыдно ли тебе: за что ты его душишь? Дон-Кихот, ничего не отвечая, только тяжело дышал, сверкая своим изумрудным глазом, a Gigot весь трясся и держался дрожащими руками за бабушкино платье. — Помиритесь сейчас!— сказала княгиня.— Слышите? сейчас помиритесь: я этого требую. При слове «требую» Gigot выступил вперед и, восклицая: «A la bonne heure», 1 кинулся с объятиями к Рогожину, но тот отодвинулся назад и, высоко подняв голову, прошипел: — Я с шпионами не мирюсь. Княгиня насилу убедила Рогожина, что Gigot в известном происшествии отнюдь не был подкупной шпион, а только играл глупую роль, и заставила врагов поцеловаться. Gigot исполнил это охотно, но Рогожин только едва подставил ему сухо свою щеку. После всего этого бабушка велела их проводить каждого в свою комнату, и Патрикей свел Дон-Кихота, а Ольга отвела Gigot. Однако тем дело не кончилось. Доримедонт Васильич, убедясь, что «с бараньей ляжки» взыскивать нечего, считал себя призванным отмстить графине Антониде и графу, и он привел это в исполнение. Первой он написал «памфлет» и принудил того же Gigot доставить этот памфлет в запечатанном конверте самой графине. Он это...

    © 2000- NIV