• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой А.К. (tolstoy-a-k.lit-info.ru)
  • Cлово "ДРУГ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ДРУГУ, ДРУГА, ДРУГЕ

    1. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 57.
    2. Очарованный странник. Глава 5.
    Входимость: 21.
    3. Воительница. Глава 3
    Входимость: 19.
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 18.
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 18.
    6. Расточитель. Действие 4.
    Входимость: 16.
    7. А. Шелаева: "На ножах" - забытый роман
    Входимость: 15.
    8. Полунощники. Глава 3.
    Входимость: 14.
    9. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 14.
    10. Русские общественные заметки
    Входимость: 13.
    11. Пресыщение знатностью
    Входимость: 13.
    12. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 13.
    13. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 13.
    14. Островитяне. Глава 11.
    Входимость: 12.
    15. Зверь
    Входимость: 12.
    16. Соборяне. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 10.
    17. На ножах
    Входимость: 10.
    18. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 10.
    19. Ракушанский меламед
    Входимость: 10.
    20. Обман
    Входимость: 10.
    21. Таинственные предвестия
    Входимость: 10.
    22. Запечатленный ангел. Глава 10.
    Входимость: 10.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 9.
    24. Мелочи архиерейской жизни
    Входимость: 9.
    25. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 9.
    26. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 9.
    27. Воительница. Глава 5
    Входимость: 9.
    28. Соборяне. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 9.
    29. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 9.
    30. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 9.
    31. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 9.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 9.
    33. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 8.
    34. На ножах. Часть 4. Глава 22.
    Входимость: 8.
    35. Чертовы куклы. Глава 16.
    Входимость: 8.
    36. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 8.
    37. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 8
    Входимость: 8.
    38. Обойденные. Примечания.
    Входимость: 8.
    39. Старинные психопаты. Примечания.
    Входимость: 8.
    40. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 5.
    Входимость: 8.
    41. Легендарные характеры
    Входимость: 8.
    42. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 8.
    43. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 6.
    Входимость: 8.
    44. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 3.
    Входимость: 8.
    45. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 7.
    46. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 7.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 7.
    48. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 2.
    Входимость: 7.
    49. На ножах. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 7.
    50. Юдоль. Глава 11.
    Входимость: 7.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 57. Размер: 46кб.
    Часть текста: Один был еврей, а другой крещеный из потаенных (то есть тайно исповедовавших христианство еще до того, как оно было признано официальной религией.); еврей содержал ветхозаветную веру пророка Моисея (Моисей - библейский первоучитель иудаизма), а крещеный разумно соблюдал свою христианскую веру. Оба соседа жили исправно, а промыслами занимались различными: еврей делал золотые и серебряные вещи, а христианин имел корабли и посылал их с товарами за море. По соседству они друг другу ничем не досаждали и имели обыкновение никогда друг с другом о вере не спорить. Кто из них в какой вере родился, тот в такой и пребывал, и свою веру перед другим не превозносил, а чужую не унижал и не порочил. Оба рассуждали так: "Кому что в рассуждении веры от Бога открыто - такова, значит, воля Божия". И так они в добром согласии прожили много лет счастливо. У обоих этих соседей было по сыну, которые родились в один год. Христианин своего сына потаенно окрестил и назвал Федором, а еврей своего, по еврейскому закону, в восьмой день обрезал и назвал его Абрамом. Тогда в Царьграде главною верой была еще вера языческая. Христиане и евреи, которые жили между язычниками, старались себя явно не оказывать, чтобы не дразнить язычников и не накликать на себя неудовольствие. А потому как крещение Федора, так и обрезание Абрама отцы их сделали в домах своих без угощения, потихоньку, при одних своих близких родных. Оба соседа, получив от Бога потомство, были очень рады. Христианин говорил: - Добрый сосед! Дай Бог, чтобы сыновья наши жили между собою так же ладно, как мы между собою прожили. И еврей сказал то же самое: - Дай Бог, сосед, но я думаю, что дети наши...
    2. Очарованный странник. Глава 5.
    Входимость: 21. Размер: 25кб.
    Часть текста: лучше этого офицера раздразнить, чтобы он на меня нападать стал? и взял я сел, вынул из кармана гребень и зачал им себя будто в голове чесать; а офицер подходит и прямо к той своей барыньке. Она ему — та-та-та, та-та: все, значит, о том, что я ей дитя не даю. А он ее по головке гладит и говорит: — Ничего это, душенька, ничего: я против него сейчас средство найду. Деньги,— говорит,— раскинем, у него глаза разбежатся; а если и это средство не подействует, так мы просто отнимем у него ребенка,— и с этим самым словом подходит ко мне и подает мне пучок ассигнаций, а сам говорит: — Вот,— говорит,— тут ровно тысяча рублей,— отдай нам дитя, а деньги бери и ступай, куда хочешь. А я нарочно невежничаю, не скоро ему отвечаю: прежде встал потихонечку; потом гребень на поясок повесил, откашлянулся и тогда молвил: — Нет,— говорю,— это твое средство, ваше благородие, не подействует,— а сам взял, вырвал у него из рук бумажки, поплевал на них да и бросил, говорю: — Тубо,— пиль, апорт, подними! Он огорчился, весь покраснел, да на меня; но мне, сами можете видеть мою комплекцию,— что же мне с форменным офицером долго справляться: я его так слегка пихнул, он и готов: полетел и шпоры вверх задрал, а сабля на сторону отогнулася. Я сейчас топнул, на эту саблю его ногой наступил и говорю: — Вот тебе,— говорю,— и храбрость твою под ногой придавлю. Но он хоть силой плох, но отважный был офицерик: видит, что сабельки ему у меня уже не отнять, так распоясал ее, да с кулачонками ко мне борзо кидается... Разумеется, и эдак он от меня ничего, кроме телесного огорчения, для себя не получил, но понравилось мне, как он характером своим был горд и благороден: я не беру его...
    3. Воительница. Глава 3
    Входимость: 19. Размер: 78кб.
    Часть текста: Моя полковница была, впрочем, действительно дама образованная, знала свет, держала себя как нельзя приличнее, умела представить, что уважает в людях их прямые человеческие достоинства, много читала, приходила в неподдельный восторг от поэтов и любила декламировать из «Марии» Мальчевского: Bo na tym swiecie smieré wszystko zmiecie. Robak się legnie i w bujnym kwiecie. Я видел Домну Платоновну первый раз у своей полковницы. Дело было вечером; я сидел и пил чай, а полковница декламировала мне: Bo na tym swiecie smieré wszystko zmiecie. Robak się legnie i w bujnym kwiecie. 1 Домна Платоновна вошла, помолилась богу, у самых дверей поклонилась на все стороны (хотя, кроме нас двух, в комнате никого и не было), положила на стол свой саквояж и сказала: — Ну вот, мир вам, и я к вам! В этот раз на Домне Платоновне был шелковый коричневый капот, воротничок с язычками, голубая французская шаль и серизовая гроденаплевая повязочка, словом весь ее мундир, в котором читатели и имеют представлять ее теперь своему художественному воображению. Полковница моя очень ей обрадовалась и в то же время при появлении ее будто немножко покраснела, но приветствовала Домну Платоновну дружески, хотя и с немалым тактом. — Что это вас давно не видно было, Домна Платоновна?— спрашивала ее полковница. — Всё, матушка, дела,— отвечала, усаживаясь и осматривая меня, Домна Платоновна. — Какие у вас дела! — Да ведь вот тебе, да другой такой-то, да третьей, всем вам кортит, всем и угодить надо; вот тебе и дела. — Ну, а то дело, о котором ты меня просила-то, помнишь... — начала Домна Платоновна, хлебнув...
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 18. Размер: 58кб.
    Часть текста: справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от бедных. Нищие, странные и убогие были любимою средою Долинской, и в этой исключительной среде ее робкая и чистая душа старалась скрываться от мирских сует и треволнений. Деньги для Долинской никогда не имели никакой цены, а тут, отдаваясь с летами одной мысли о житье по слову божию, она стала даже с омерзением смотреть на всякое земное богатство. Ни одна монета не могла получаса пролежать в ее кармане, не перепрыгнув в дырявую суму проползшего тысячу верст мужичка или в хату к детям...
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 18. Размер: 118кб.
    Часть текста: в иерея получил я от него сию книгу в подарок за мое доброе прохождение семинарских наук и за поведение». За первою надписью, совершенною в первый день иерейства Туберозова, была вторая: «Проповедовал впервые в соборе после архиерейского служения. Темой проповеди избрал текст притчи о сыновьях вертоградаря. Один сказал: «Не пойду», и пошел, а другой отвечал: «Пойду», и не пошел. Свел сие к благим действиям и благам намерениям, позволяя себе некоторые намеки на служащих, присягающих и о присяге своей небрегущих, давая сим тонкие намеки чиноначалиям и властям. Говорил плавно и менее пышно, чем естественно. Владыка одобрили сию мою пробу пера. Однако же впоследствии его преосвященство призывал меня к себе и, одобряя мое слово вообще, в частности же указал, дабы в проповедях прямого отношения к жизни делать опасался, особливо же насчет чиновников, ибо от них-де чем дальше, тем и освященнее. Но за прошлое сказание не укорял и даже как бы одобрил. 1832 года, декабря 18-го , был призван высокопреосвященным и получил назначение в Старгород, где нарочито силен раскол. Указано противодействовать оному всячески. 1833 года, в восьмой день февраля , выехал с попадьей из села Благодухова в Старгород и прибыл сюда 12-го числа о заутрене. На дороге чуть нас не съела волчья свадьба. В церкви застал нестроение. Раскол силен. Осмотревшись, нахожу, что противодействие...

    © 2000- NIV