• Приглашаем посетить наш сайт
    Гаршин (garshin.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛЮДСКАЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЮДСКОЙ, ЛЮДСКИХ, ЛЮДСКИЕ, ЛЮДСКОГО

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 58кб.
    2. Овцебык
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    3. Некуда. Книга 1. Глава 19.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    4. Юдоль. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    5. Расточитель. Действие 4.
    Входимость: 2. Размер: 45кб.
    6. Несмертельный Голован. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    7. Некуда. Книга 3. Глава 16.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    8. Смех и горе. Главы 45-49.
    Входимость: 2. Размер: 24кб.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 53кб.
    10. Некуда. Книга 2. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 22кб.
    11. Русское тайнобрачие. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    12. Юдоль. Глава 12.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    13. Ал.Горелов. Хождение за истиной
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    14. Некуда. Книга 1. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    15. Смех и горе. Главы 15-19.
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    16. Грабеж Главы 15-17.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    17. Обойденные. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    18. Леди Макбет нашего уезда. Глава 9
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    19. На ножах. Часть 5. Глава 30.
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    20. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 31кб.
    21. Невинный Пруденций. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    22. Овцебык. Глава 3
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    23. Зимний день. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    24. Соборяне. Часть 5. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    25. На краю света. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 33кб.
    26. На ножах. Часть 4. Глава 17.
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    27. Печерские антики. Глава 35.
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    28. Аскалонский злодей. Глава 10.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    29. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    30. Русские общественные заметки
    Входимость: 1. Размер: 61кб.
    31. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 70кб.
    32. Гора. Египетская повесть. Глава 9.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    33. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 1. Размер: 24кб.
    34. Леди Макбет нашего уезда. Глава 12
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    35. Леди Макбет нашего уезда. Глава 5
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    36. Прекрасная Аза
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    37. Совместители. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    38. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 5
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    39. Антука
    Входимость: 1. Размер: 55кб.
    40. Владычий суд. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    41. Большие брани
    Входимость: 1. Размер: 45кб.
    42. Язвительный
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    43. Некуда. Книга 1. Глава 25.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    44. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 42кб.
    45. Запечатленный ангел. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    46. Воительница. Глава 2
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    47. Леди Макбет нашего уезда. Глава 11
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    48. Некуда. Книга 1. Глава 23.
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    49. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 6.
    Входимость: 1. Размер: 30кб.
    50. Епархиальный суд
    Входимость: 1. Размер: 43кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 58кб.
    Часть текста: к старой городской аристократии, как по своему роду, так и по почетному званию, и по очень хорошему, честно нажитому состоянию пользовался в заднепровской Украйне очень почтенной известностью и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля....
    2. Овцебык
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    Часть текста: Юлиана Симашки. Ему было двадцать восемь лет, а на вид казалось гораздо более. Это был не атлет, не богатырь, но человек очень сильный и здоровый, небольшого роста, коренастый и широкоплечий. Лицо у Василия Петровича было серое и круглое, но кругло было только одно лицо, а череп представлял странную уродливость. С первого взгляда он как будто напоминал несколько кафрский череп, но, всматриваясь и изучая эту голову ближе, вы не могли бы подвести ее ни под одну френологическую систему. Прическу он носил такую, как будто нарочно хотел ввести всех в заблуждение о фигуре своего «верхнего этажа». Сзади он очень коротко выстригал весь затылок, а напереди от ушей его темнокаштановые волосы шли двумя длинными и густыми косицами. Василий Петрович обыкновенно крутил эти косицы, и они постоянно лежали свернутыми валиками на его висках, а на щеках загинались, напоминая собою рога того животного, в честь которого он получил свою кличку. Этим косицам Василий Петрович более всего был обязан своим сходством с овцебыком. В фигуре Василия Петровича, однако, не было ничего смешного. Человек, который встречался с ним в первый раз, видел только, что Василий Петрович, как говорится, «плохо скроен, да крепко сшит», а вглядевшись в его карие, широко расставленные глаза, нельзя было не видать в них здорового ума, воли и решительности. Характер Василия Петровича имел много оригинального. Отличительною его чертою была евангельская беззаботливость о себе. Сын сельского дьячка, выросший в горькой нужде и вдобавок еще рано осиротевший, он никогда не заботился не только о прочном улучшении своего существования, но даже никогда, кажется, не подумал о завтрашнем дне. Ему отдавать было нечего, но он способен был снять с себя последнюю рубашку и предполагал такую же способность в каждом из людей, с которыми сходился, а всех...
    3. Некуда. Книга 1. Глава 19.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    Часть текста: эта пурга по своим углам меревскую дворню. Люди, вырядившись шутами, ходили толпою из флигеля во флигель, пили водочку, где таковая обреталась, плясали, шумели, веселились. Особенно потешал всех поваренок Ефимка, привязавший себе льняную бороду и устроивший из подушек аршинный горб, по которому его во всю мочь принимались колотить горничные девушки, как только он, по праву святочных обычаев, запускал свои руки за пазуху то турчанке, то цыганке, то богине в венце, вырезанном из старого штофного кокошника барышниной кормилицы. Словом, на меревском дворе были настоящие святки. Даже бахаревский садовник и птичница пришли сюда, несмотря на пургу, и тоже переходили за ряжеными из кухни в людскую, из людской в контору и так далее. — А у нас-то теперь, — говорила бахаревская птичница, — у нас скука пристрашенная... Прямо сказать, настоящая Сибирь, как есть Сибирь. Мы словно как в гробу живем. Окна в доме заперты, сугробов нанесло, что и не вылезешь: живем старые да кволые. Все-то наши в городе, и таково-то нам часом бывает скучно-скучно, а тут как еще псы-то ночью завоют, так инда даже будто как и жутко станет. Между тем как переряженные дворовые слонялись по меревскому двору, а серые облачные столбы сухого снега, вздымаясь, гуляли по полям и дорогам, сквозь померзлое окно в комнате Юстина Помады постоянно мелькала взад и вперед одна и та же темная фигура. Эта фигура был сам Помада. Он ходил из угла в угол по своему чулану и то ворошил свою шевелюру, то нюхал зеленую веточку ели или мотал ею у себя под носом. На столе у него горела сальная свечка, распространяя вокруг себя не столько света, сколько зловония; на лежанке чуть-чуть пищал угасавший самовар, и тут же стоял графин с водкой и большая деревянная чашка соленых и несколько промерзлых огурцов....
    4. Юдоль. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    Часть текста: сколько она должна была перестрадать и перемучиться, пока застыла под застрехой! Какой ужас! И что такое могло ее побудить оставить постельку, на которой она всегда так терпеливо лежала, и лезть на холодный чердак, чтобы там закоченеть в страшной стуже? Я был твердо уверен, что тут есть какая-то тайна, которую отгадать страшно, и получил в этом еще большее удостоверение, когда в избу с надворья, в облаке морозного пара, вошла вдова Аграфена. Она посмотрела на свою умершую девочку и на всех, которые ее укладывали «под святые», и молча, с совершенно бесчувственным лицом, пошла в противуположную сторону к печи и стала греть возле нее руки. В это время опять вошла матушка, неся в руках детскую рубашечку с голубою лентою. Увидя Аграфену, матушка тронула ее за плечо и сердито показала ей на мертвого ребенка. Аграфена посмотрела и опять ни слова не отвечала. — Видишь или нет? — строго спросила матушка, и только тут Аграфена ответила ей дерзко: — Что видеть-то?.. Ну и вижу! — Это твой ведь ребенок? — Ну и мой! Что ж такое? Был мой, а теперь пускай будет божий! Господь его принял, и слава богу. — Ты бесчувственная! — Ну так что ж такое, хоть и бесчувственная!.. Бог взял дитя — что тут еще чувствовать! Его воля. Матушка покачала головою и, погрозив Аграфене пальцем, вышла и унесла с собою на груди шапочку Митрофания; а как только барыня ушла — Аграфена подошла к девушкам и, обхватив их всех трех сразу одной охапкой, толкнула к дверям и сказала: — Сгиньте, доносчицы! Я не трогался и не шевелился....
    5. Расточитель. Действие 4.
    Входимость: 2. Размер: 45кб.
    Часть текста: что ж? Дробадонов. Да дальше то ж, что было... Марина. Славное житье!.. А все я виновата: сколько любила, вдвое того погубила. Дробадонов. Не было в его жизни и до тебя много путного: души он честнейшей, да не строитель, по правде сказать. Так бы, прямою дорогой, да с прямыми людьми, он бы еще жил ничего; а тут, чтобы у нас, промеж нашим народом жить, надо, чтоб шкура-то у тебя слоновая стала. Тогда разве вынесешь. А ему где это вынесть: с него со всего кожа-то совсем словно содрана; к нему еще руку протягивают, а уж ему больно — кричит. Наш народ деликатности не разбирает, и этак в нем жить невозможно. Марина. А главней всего, что все спуталось да перепуталось. Чтоб в нем душу поднять, я его тешила тем, потому что имя государя в такую минуту много значит. А просить — как просить? (Конфузясь.) Это хорошо с чистой совестью и к царю и к богу, а мы... Как он против своего закона, как и я... (Махнув рукой.) Где еще тут и рот разевать! Дробадонов (вздохнув) . То-то пузо-то у нас все в жемчуге, а сзади-то и у тех, которые чище-то, и то на аршин грязи налипло. О-их-хе-хе-хе-хе... Ну, да нечего и беспокоить государя: уповаю несомненно, что все это и так, по закону сделается. Марина (задумчиво) . Надо уж было ему одному-одинешеньку жить; не путаться, не запутываться, чтобы не за что брать его было. Дробадонов. Разумеется, так бы лучше было; да ведь и одному с горем тож нерадостно. Марина (живо) . А ты думаешь, что когда б не горе его, так промеж нас что-нибудь сталось бы? Ни в жизнь жизненскую! Горе это его меня ко всему...

    © 2000- NIV