• Приглашаем посетить наш сайт
    Кржижановский (krzhizhanovskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "ЯБЛОЧНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЯБЛОЧНЫХ, ЯБЛОЧНОЕ, ЯБЛОЧНЫЕ, ЯБЛОЧНОЙ

    1. Очарованный странник. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    2. Зимний день. Глава 13.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    3. Грабеж Главы 15-17.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    4. Шерамур. Глава 23.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    5. Обман
    Входимость: 1. Размер: 68кб.
    6. На ножах. Часть 6. Глава 15.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    7. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Очарованный странник. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    Часть текста: яблочный дух обморачивает, так как коню этот дух страшно неприятен, а у цыгановой лошади, кроме того, я вижу, еще и обморок бывает, и это сейчас понять можно, потому что у нее на лбу есть знак, как был огонь ставлен, а цыган говорит: «Это бородавка». А мне мужика, разумеется, жаль, потому ему на оморочной лошади нельзя будет работать, так как она кувырнет, да и все тут, а к тому же я цыганов тогда смерть ненавидел через то, что от первых от них имел соблазн бродить, и впереди, вероятно, еще иное предчувствовал, как и оправдалось. Я эту фальшь в лошади мужичку и открыл, а как цыган стал со мною спорить, что не огонь жжен на лбу, а бородавка, я в доказательство моей справедливости ткнул коня шильцем в почку, он сейчас и шлеп на землю и закрутился. Взял я и мужикам хорошую лошадь по своим познаниям выбрал, а они мне за это вина и угощенья и две гривны денег, и очень мы тут погуляли. С того и пошло: и капитал расти и усердное пьянство, и месяца не прошло, как я вижу, что это хорошо: обвешался весь бляхами и коновальскою сбруею и начал ходить с ярмарки на ярмарку и везде бедных людей руководствую и собираю себе достаток и все магарычи пью; а между тем стал я для всех барышников-цыганов все равно что божия гроза, и узнал стороною, что они собираются меня бить. Я от этого стал уклоняться, потому что их много, а я один, и они меня ни разу не могли попасть одного и вдоволь отколотить, а при мужиках не смели, потому что те за мою добродетель всегда стояли за меня. Тут они и пустили про меня дурную славу, что будто я чародей и не своею силою в твари толк знаю, но, разумеется, все это было пустяки: к коню я, как вам докладывал, имею дарование и готов бы его всякому, кому угодно, преподать, но только что, главное дело, это никому в пользу не послужит. — Отчего же это не послужит в пользу? — Не...
    2. Зимний день. Глава 13.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    Часть текста: и люди это знают и не боятся, а позволяют себе все что угодно. Аркадий перебил: — Надо, чтобы Валериан не ставил себя в такое положение, чтобы зависеть от женщины! Мать махнула рукой и сказала: — Ах, уж оставь говорить против женщин! Из комнатки за вешалкой как бы в ответ на это слышалось тихое истерическое всхлипывание. Хозяйка встала и заперла эту дверь и снова села. — Я всегда буду говорить, что женская прислуга никуда не годится, — произнес тихо Аркадий. — Она дешевее и полезнее, — отвечала мать. — Зато вот и терпите ее выходки. — Ах, я уж и не знаю, от каких выходок хуже! Мне кажется, от всех этих впечатлений можно сойти с ума! — Это всегдашняя ваша песня, maman... Но зачем вы за мной посылали? — У меня был брат Захар... Когда ж это кончится? — Да что такое? Дядя вечно болтает... Он известный болтун! — Пусть он болтун, но ты не порть свою карьеру. Я за тебя дрожу! — Да нечего вам дрожать, maman! То время, когда шантаж был развит, прошло. Теперь все в низшем классе знают, что за шантаж есть наказание, и к тому же я и сам не хочу здесь больше оставаться, где этот fabulator elegantissimus 1 невесть что обо всех сочиняет. Тетя Олимпия сама взялась мне уладить это с Густавычем. Его зятя переведут на Запад, а я получу самостоятельное назначение на Востоке. — О, пусть бы она хоть этим загладила свой грех передо мною! — Какой же это грех? — Грех? Несчастье всей моей жизни. — Ах, это что-нибудь такое, чего мы, как дети, не должны знать! — Вы не знаете ничего, кроме того, что вас самих касается. Но когда же она тебя устроит? — Сегодня... может быть, сейчас! Если я получу назначение, то танта Олимпия ...
    3. Грабеж Главы 15-17.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    Часть текста: ПЯТНАДЦАТАЯ Цыганок такой был хохол приземистый — совсем как черный таракан; усы торчком, а разговор самый грубый, хохлацкий. Дядя по-своему, по-елецки, захотел было к нему близко, но он закричал: — Говорите здалеча. Мы остановились. — Что у вас за дело? Дядя говорит: — Перво-наперво — вот. И положил на стол барашка в бумажке. Цыганок прикрыл. Тогда дядя стал рассказывать: — Я елецкий купец и церковный староста, приехал сюда вчерашний день по духовной надобности; пристал у родственниц за Плаутиным колодцем... — Так это вас, что ли, нонче ночью ограбили? — Точно так; мы возвращались с племянником в одиннадцать часов, и за нами следовал неизвестный человек; а как мы стали переходить через лед между барок, он... — Постойте... А кто же с вами был третий? — Третьего с нами никого не было, окроме этого вора, который бросился... — Но кого же там ночью утопили? — Утопили? — Да! — Мы об этом ничего не известны. Полицмейстер позвонил и говорит квартальному: — Взять их за клин! Дядя взмолился. — Помилуйте, ваше высокоблагородие! Да за что же нас!.. Мы сами пришли рассказать... — Это вы человека утопили? — Да мы даже ничего и не слышали, ни о каком утоплении. Кто утонул? — Неизвестно. Бобровый картуз изгаженный у проруби найден, а кто его носил — неизвестно. — Бобровый картуз!? — Да; покажите-ка ему картуз, что он скажет?...
    4. Шерамур. Глава 23.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    Часть текста: заслоняла весь свет широкого, но совершенно бесполезного окна, теперь была заслонена пышною белою драпировкою с фестонами, подхваченными розовыми лентами. Вместо слабых, тщедушных рефлексов внешнего света комната была до изобилия освещена и согрета огнем двух ламп, стоявших по углам неизбежного мраморного камина. Вся эта комната была так мала, что представляла какой-то клубочек, в котором ничто не расходилось, а все сматывалось. На пространстве каких-нибудь четырех квадратных аршин тут были и двуспальная кровать Tante Grillade, и комод, где теперь хранилось Шерамурово золото, и камин с веселым огоньком, и круглый стол, на котором прекрасно дымилась чистая вазочка с бульоном из настоящего мяса. Кроме этого, тут же стояли литр красного вина и корзинка с лакомством «четырех нищих». Сама Grillade тоже была в авантаже: седые крендели на ее висках были загнуты как-то круче и крепче обыкновенного и придавали ее опытному лицу внушительность и в то же время нечто пикантное. Здесь у места сказать, что Шерамур в этот раз впервые вкушал хлеб и пил сок винограда tête-â-tête 1 с женщиной. И он не рассуждал, не чувствовал истину догмата, что для счастия недостаточно достать кусок хлеба, но нужно иметь с кем его приятно съесть. Затрапезный разговор их никем не записан, но он был очень серьезен и шел исключительно о деньгах. Tante доказала Шерамуру, что если держать его деньги в ее комоде и кормить на них voyou, то этих денег хватит не надолго; они выйдут, и voyou опять будет не на что кормить. Шерамур согласился и задумался, а Tante Grillade показала выход, который состоял в том, чтобы пустить деньги в оборот. Тогда эти деньги дадут на...
    5. Обман
    Входимость: 1. Размер: 68кб.
    Часть текста: лицом в числе пассажиров, по всей справедливости, надо было считать одного отставного военного. Это был старик атлетического сложения. Чин его был неизвестен, потому что из всей боевой амуниции у него уцелела одна фуражка, а всё прочее было заменено вещами статского издания. Старик был беловолос, как Нестор, и крепок мышцами, как Сампсон, которого ещё не остригла Далила. В крупных чертах его смуглого лица преобладало твёрдое и определительное выражение и решимость. Без всякого сомнения это был характер положительный и притом - убеждённый практик. Такие люди не вздор в наше время, да и ни в какое иное время они не бывают вздором. Старец всё делал умно, отчётливо и с соображением; он вошёл в вагон раньше всех других и потому выбрал себе наилучшее место, к которому искусно присоединил ещё два соседние места и твёрдо удержал их за собою посредством мастерской, очевидно заранее обдуманной, раскладки своих дорожных вещей. Он имел при себе целые три подушки очень больших размеров. Эти подушки сами по себе уже составляли добрый багаж на одно лицо, но они были так хорошо гарнированы, как будто каждая из них принадлежала отдельному пассажиру: одна из подушек была в синем кубовом ситце с жёлтыми незабудками, - такие чаще всего бывают у путников из сельского духовенства; другая - в красном кумаче, что в большом употреблении по купечеству, а третья - в толстом полосатом тике - это уже настоящая штабс-капитанская. Пассажир, очевидно, не искал ансамбля, а искал чего-то более существенного, - именно приспособительности к другим гораздо более серьёзным ...

    © 2000- NIV