• Приглашаем посетить наш сайт
    Брюсов (bryusov.lit-info.ru)
  • Cлово "УСТАЛЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УСТАЛ, УСТАЛА, УСТАЛОЙ, УСТАЛЫМ

    1. Ракушанский меламед
    Входимость: 3.
    2. Интересные мужчины. Глава 5.
    Входимость: 3.
    3. Обойденные. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 3.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 9.
    Входимость: 3.
    5. Детские годы. Глава 26.
    Входимость: 2.
    6. На ножах. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 2.
    7. Островитяне. Глава 13.
    Входимость: 2.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 15.
    Входимость: 2.
    9. На ножах. Часть 6. Глава 18.
    Входимость: 2.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 2.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 2.
    12. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 8
    Входимость: 2.
    13. На краю света. Глава 10.
    Входимость: 2.
    14. Очарованный странник. Глава 13.
    Входимость: 2.
    15. Обойденные. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 2.
    16. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 2.
    17. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 2.
    18. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 2.
    19. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 2.
    20. Житие одной бабы. Примечания
    Входимость: 2.
    21. Островитяне. Глава 8.
    Входимость: 2.
    22. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 2.
    23. Томленье духа
    Входимость: 1.
    24. Колыванский муж. Глава 13.
    Входимость: 1.
    25. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 1.
    26. Леди Макбет нашего уезда. Глава 14
    Входимость: 1.
    27. На ножах. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 1.
    28. Брамадата и Радован
    Входимость: 1.
    29. Письма. Цертелеву Д.Н. 20 сентября 1890 г.
    Входимость: 1.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 3.
    Входимость: 1.
    31. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 1.
    32. Письма. Щебальскому П.К. 19 апреля 1871 г.
    Входимость: 1.
    33. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    34. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 1.
    35. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 1.
    36. Аскалонский злодей. Глава 9.
    Входимость: 1.
    37. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 1.
    38. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 3.
    Входимость: 1.
    39. Полунощники. Глава 9.
    Входимость: 1.
    40. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1.
    41. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 1.
    42. Человек на часах
    Входимость: 1.
    43. На ножах. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 1.
    44. На ножах. Часть 3. Глава 14.
    Входимость: 1.
    45. На ножах. Часть 6. Глава 17.
    Входимость: 1.
    46. Обойденные. Часть 1. Глава 17.
    Входимость: 1.
    47. Очарованный странник. Глава 19.
    Входимость: 1.
    48. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 1.
    49. Железная воля. Глава 18.
    Входимость: 1.
    50. Некуда. Книга 2. Глава 29.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Ракушанский меламед
    Входимость: 3. Размер: 80кб.
    Часть текста: разделясь самыми маленькими сторожевыми отрядами. Нашим отрядом командовал майор Никанор Иванович Плескунов, очень добрый, спокойный и мужественный офицер и изрядный оригинал, из вымирающей породы лермонтовских Максим Максимовичей. Он считал за собой одно немаловажное, по его мнению, преимущество, что с тех пор как произведен в офицеры, все время служил "в серых войсках". Так он называл таможенную стражу, по которой числился, состоя начальником небольшой команды на одном из весьма известных контрабандных пунктов на австрийской границе. Война с турками его рассердила, и он бросил свой "серый пост", и перевелся в действующую армию. Майор Плескунов был не стар и не молод, не высок ростом, коренаст и немножко мужиковат в манерах и в движениях, но был, как я сказал, прямая душа, добрая, и во всех своих суждениях и взглядах на вещи оригинал. Он был беззаветно храбр, хотя по наружности казался изрядным рохлей: не горячился, не вскидывался, не подымался на дыбы, но не робел и не падал духом, а всегда и везде рассуждал и действовал с настоящим твердым мужеством и с "прохладкой". Похвальбы он терпеть не мог и считал ее недостойною военного человека и вредною. - Это, - говорил он, - дело купеческое; наври, чтобы было можно из чего уступить, а потом и спускай. А наше дело солдатское, тут что Бог даст. Понятно, что, держась такого правила, он не имел в своем обычае ни малейшей тени самохвальства и задора. Речей он никаких не говорил, ни обширных, ни кратких, кроме общего внушения: -...
    2. Интересные мужчины. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    Часть текста: в военной службе служил. Слугу, который нам докладывал, все мы считали за человека добропорядочного и нам преданного. Очень смышленый был и набожный — все ходил к заутрене и на колокол в свой приход в деревню собирал. А Марко видит, что мы заинтересовались, и поддерживает интерес. — Август Матвеич теперь, — говорит, — из Москвы едет, как слух был — два имения княжеские в совет заложивши, и должно быть с деньгами — желают порассеяться. Наши переглянулись, перешепнулись и решили: — Что же нам всё свои-то лобанчики из кошелька в кошелек перелобанивать. Пусть придет свежий человек и освежит нас новым элементом. — Что же, — говорим, — пожалуй, но только ты нам отвечаешь: есть ли у него деньги? — Помилуйте! Август Матвеич никогда без денег не бывают. — А если так, то пусть идет и деньги несет — мы очень рады. Так, господа? — обратился ко всем старший ротмистр. Все отвечали согласием. — Ну и прекрасно — скажи, Марко, что просим пожаловать. — Слушаю-с. — Только того... про всякий случай намекни или прямо скажи, что мы хоть и товарищи, но даже между собою непременно на наличные деньги играем. Никаких счетов, ни расписок — ни за что. — Слушаю-с — да это не беспокойтесь. У него во всех местах деньги. — Ну и проси. Через самое малое время, сколько надо было человеку не франту одеться, растворяется...
    3. Обойденные. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    Часть текста: ответ, и чтоб приготовить сестру к своему скорому возвращению, написала ей в тот же день, что она совсем здорова. Гулять они вовсе эти дни не ходили и объявили m-me Бюжар, что через неделю уезжают из Ниццы. Даша то суетливо укладывалась, то вдруг садилась над чемоданом и, положив одну вещь, смотрела на нее безмолвно по целым часам. Долинский был гораздо покойнее, и видно было, что он искренне радовался отъезду в Петербург. Он страдал за себя, за Дашу и за Анну Михайловну. "Тихо, спокойно все это надо выдержать, и все это пройдет,- рассуждал он, медленно расхаживая по своей комнатке, в ожидании Дашиного вставанья. - А когда пройдет, то... Боже, где же это спокойное, хорошее чувство? Теперь спи, моя душа, снова, ничего теперь у тебя нет опять; а лгать я... не могу; не стану". - Два дня всего нам остается быть в Ницце,- сказала один раз Даша,- пойдемте сегодня, простимся с нашим холмом и с морем. Долинский согласился. - Только надо раньше идти, чтоб опять сырость не захватила,- сказал он. - Пойдемте сейчас. Был восьмой час вечера. Угасал день очень жаркий. Дорушка не надела шляпы, а только взяла зонтик, покрылась вуалью, и они пошли. - Ну-с, сядемте здесь,- сказала она, когда они пришли на место своих обыкновенных надбережных бесед. Сели. Даша молчала, и...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 9.
    Входимость: 3. Размер: 28кб.
    Часть текста: работает", "Роман, переозаглавленный в "Обойденные", вышел не в "Эпохе" Достоевского, куда предлагался автором, а у Краевского в "Отечественных записках", 1865, N 18-24, 15 сентября - 15 декабря. Письма Лескова Страхову хранятся в Гос. Публичной б-ке им. Салтыкова-Щедрина. Не понравился только стол в курортном ресторане, а по дороге возмущало грубое обращение экипажа с бедным людом, с "палубными" пассажирами на пароходах Рижской компании. Все остальное вызвало восторг и твердое намерение никогда не изменять этому "городку в табакерке", как шутя называли в Прибалтике крошечный Аренсбург. Отсюда пошли о нем самые добрые отзывы Лескова в прессе, стремление всеми силами помочь курорту в его нуждах и затруднениях, а со стороны городских правителей приносились словесные и письменные выражения глубочайшей признательности. Для улучшения на будущий сезон положения со столом Лесков опубликовал за полной своею подписью письмо в редакцию "Петербургской газеты" *, в котором вызывал желающих снять в Аренсбурге ресторан "Тиволи" на лето 1887 года, предлагая по этому "маркитантскому" делу обращаться письменно даже лично к нему, Лескову. Для обуздания команд рижских пароходов Лесков публикует одну за другой несколько статей об "одичалых мореплавателях", о "дагомейцах", не о сынах свирепой Дагомеи, а всего только об уроженцах ближнего к Эзелю острова Даго, служащих на рижских пароходах **. В ответ на них к Лескову приходят какие-то чопорные немцы в цилиндрах "um zu...
    5. Детские годы. Глава 26.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    Часть текста: недуг. Легкая форма его бесед, с тонкою критикою истории культуры, зароняла во мне мысль, что жизнь современного общества, которая делалась доступною моему ведению, идет не по тому течению, которое может вывесть человечество к идеалу. Идеал этот представляло мне христианство, которое все будто бы уважают, но к которому, однако, никто сильно и искренно не стремится. Что это за ложь? как повернуть, чтобы это пошло иначе? Альтанский мне об этом пока еще ничего не говорил, но я из наведений заключал, что выплыть к этому идеалу можно только гребя против уносистого течения себялюбивых, низменных страстей. Это — образец тревоги от бесед; но злополучная натура моя разыгрывалась так, что ее преисполняли тревогой даже самые строгие занятия точными науками. Что бы я ни постигал, в голове моей вдруг мгновенно зарождалась беспокойная мысль: а что, если к этим уже известным мне положениям возникнет такое или иное неизвестное? И я начинал об этом думать и наяву и в сновидениях. Иные из этих беспокойств занимали меня так сильно, что задумчивый вид мой, который я принимал под их неотступным давлением, обращал на себя внимание матушки — и она, вся бледная и встревоженная, говорила: — Боже мой! что такое делается с тобою, дитя мое? — Ничего, maman,— отвечал я,— я не могу себе кое-чего решить. — Чего? скажи мне, что ты хочешь себе решить? Я конфузился, но большею частию открывал, что меня тревожит. Это всегда был более или менее вздор, но порою довольно оригинальный. Так, я помню, что вскоре же после начала моих занятий с Альтанским, когда он поправлял мои познания в географии, я впал в задумчивость оттого, что никак не...

    © 2000- NIV