• Приглашаем посетить наш сайт
    Сомов (somov.lit-info.ru)
  • Cлово "УДИВИТЕЛЬНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УДИВИТЕЛЬНО, УДИВИТЕЛЬНОЕ, УДИВИТЕЛЬНОГО, УДИВИТЕЛЬНЫЕ

    1. Отборное зерно
    Входимость: 7. Размер: 56кб.
    2. На краю света. Глава 10.
    Входимость: 6. Размер: 12кб.
    3. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 6. Размер: 36кб.
    4. Воительница. Глава 5
    Входимость: 6. Размер: 43кб.
    5. Геральдический туман
    Входимость: 5. Размер: 45кб.
    6. Обман
    Входимость: 4. Размер: 68кб.
    7. Кадетский монастырь
    Входимость: 4. Размер: 65кб.
    8. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Примечания.
    Входимость: 4. Размер: 64кб.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Примечания.
    Входимость: 4. Размер: 58кб.
    10. Зверь
    Входимость: 4. Размер: 44кб.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    12. Чертовы куклы. Глава 10.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    13. Мелочи архиерейской жизни. Глава 16.
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    14. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 4.
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    15. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 3. Размер: 55кб.
    16. Литератор-красавец
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    17. Антука
    Входимость: 3. Размер: 55кб.
    18. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 3. Размер: 45кб.
    19. Заячий ремиз. Главы 10-14.
    Входимость: 3. Размер: 34кб.
    20. Письма. Шубинскому С.Н. 20 октября 1883 г.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    21. Штопальщик
    Входимость: 3. Размер: 36кб.
    22. Мелочи архиерейской жизни. Глава 8.
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    23. Продукт природы
    Входимость: 3. Размер: 36кб.
    24. Несмертельный Голован. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    25. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    26. Лев старца Герасима
    Входимость: 3. Размер: 15кб.
    27. Тупейный художник
    Входимость: 3. Размер: 50кб.
    28. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 3. Размер: 43кб.
    29. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 3.
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    30. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 2. Размер: 35кб.
    31. Письма. Милюкову А.П. 12(24) июня 1875 г.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 3.
    Входимость: 2. Размер: 59кб.
    33. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 2. Размер: 32кб.
    34. Островитяне. Глава 27.
    Входимость: 2. Размер: 17кб.
    35. Неоцененные услуги. Глава 9.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    36. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 32кб.
    37. Мелочи архиерейской жизни. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    38. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    39. Заячий ремиз
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    40. Человек на часах
    Входимость: 2. Размер: 43кб.
    41. Запечатленный ангел. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    42. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 5.
    Входимость: 2. Размер: 26кб.
    43. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 2. Размер: 52кб.
    44. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 42кб.
    45. Русское тайнобрачие. Глава 2.
    Входимость: 2. Размер: 16кб.
    46. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 2.
    Входимость: 2. Размер: 28кб.
    47. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 2. Размер: 39кб.
    48. Борьба за преобладание
    Входимость: 2. Размер: 105кб.
    49. К. П. Богаевская. Н. С. Лесков о Достоевском
    Входимость: 2. Размер: 59кб.
    50. Письма. Шубинскому С.Н. 1 февраля 1883 г.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Отборное зерно
    Входимость: 7. Размер: 56кб.
    Часть текста: неуважительные отзывы о моих соотечественниках и за его недобрые на наш счет предсказания. Его железная грубость позволила ему прямо и без застенчивости сказать, что России, по его мнению, только и остается «погибнуть». Как, за что «погибнуть»?! И пошло думаться и выходить: будто как и есть за что, — будто как и не за что? А кругом меня все спит. Пять-шесть пассажиров, которых случай послал мне в попутчики, все друг от друга сторонились и все храпят в каком-то озлоблении. И стало мне стыдно от моей унылости и моего пустомыслия. И зачем я не сплю, когда всем спится? И какое мне дело до того, что сказал о нас Бисмарк, и для чего я обязан верить его предсказаниям? Лучше ничего этого «внятием не тешить», а приспособиться да заснуть, яко же и прочие человецы, и пойдет дело веселее и занимательнее. Так я и сделал: отвернулся от всех, ранее оборотившихся ко мне спинами, и начал усиленно звать сон, но мне плохо спалось с беспрестанными перерывами, пока судьба не послала мне неожиданного развлечения, которое разогнало на время мою дремоту и в то же время ободрило меня против невыгодных заключений о нашей дисгармонии. С платформы у одного маленького городка вошли два человека — один легкий на ногу, должно быть молодой, а другой — грузнее и постарше. Я, впрочем, не мог их рассмотреть, потому что фонари в вагоне были затянуты темно-синей тафтою и не пропускали столько света, чтобы можно было хорошо рассмотреть незнакомые лица. Однако я сразу же расположен был думать, что новые пассажиры принадлежат не только к достаточному, но и к образованному классу. Они, входя, не шумели, не говорили очень громко и вообще старались, сколько можно, никого не обеспокоить своим приходом, а расположились тихо и снисходительно там, где нашлось для них свободное сиденье. По случаю это пришлось очень близко от того места, где я дремал, забившись в темный угол дивана. Волей-неволей я должен...
    2. На краю света. Глава 10.
    Входимость: 6. Размер: 12кб.
    Часть текста: того места, где меня кинул мой дикарь, я не раз подходил и к тому дереву, на котором он мне указывал приметную ветку: прилежно я ее рассматривал и все еще более убеждался, что это просто ветка, заброшенная сюда ветром с другого дерева. — Обманул,— говорил я себе,— обманул он меня, да и не поставится ему это в грех: зачем ему было пропадать вместе со мною, без всякой для меня пользы? И нужно ли вам рассказывать, как тяжело и мучительно долог мне казался этот куцый день? Я не верил ни в какую возможность спасения и ждал смерти; но где она? зачем медлит и когда-то еще соберется припожаловать? Сколько я еще натерзаюсь, прежде чем она меня обласкает и успокоит мои мучения?.. Скоро я стал замечать, что у меня начинает минутами изнемогать зрение: вдруг все предметы как бы сольются и пропадут в какой-то серой мгле, но потом опять вдруг и неожиданно разъяснит... Кажется, это происходит просто от усталости, но не знаю, какую роль здесь играет перемена в освещении: чуть освещение переменится, становится снова видно, и видно очень ясно и далеко, а потом опять затуманит. На часок выпрыгнувшее за далекими холмами солнышко стало обливать покрывавший эти холмы снег удивительно чистым розовым светом,— это бывает там перед вечером, после чего солнце сейчас же быстро и скрывается, и розовый свет тогда сменяется самою дивною синевою. Так было и теперь: вокруг меня вблизи все засинело, как будто сапфирною пылью обсыпалось,— где рытвинка, где ножной след или так просто палкою в снег ткнуто — везде как сизый дымок заклубился, и через малое время этой игры все сразу смеркло: степь как опрокинутою чашей покрыло, и потом опять облегчает... сереет... С этою последнею переменою, как исчез и сей удивительный голубой свет и перебежала мгновенная тьма, на моих усталых глазах в серой мгле пошли отражаться разные удивительные степные...
    3. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 6. Размер: 36кб.
    Часть текста: синодального секретаря. I. Высеченная полковница II. Очаровательная смолянка. III. Синодальный Иосиф". Вопреки воле писателя редактор "Нового времени" А. С. Суворин исключил из "Синодального философа" три очерка - "Элоиза и Абеляр", "Пчелка", "Распашная Мессалина". По этому поводу Лесков изъявил Суворину свое возмущение в письме от 7 января 1883 г.: "Вы начинаете серию чего-нибудь и потом обрываете.... Я "Мелочи архиерейской жизни" потому отдал на сторону, чтобы не иметь досадительных хлопот, которые тоже, наверное, окончились бы перерывом" - ИРЛИ АН СССР (Пушкинский Дом). Приводим полностью эти три небольших очерка (следовали перед "Очаровательной смолянкой"), реставрируя тем самым лесковский цикл: Картины прошлого Брачные истории тридцатых годов По запискам синодальною секретаря В старину живали деды Веселей своих внучат. II. Элоиза и Абеляр Предлежащая история нежна и трогательна, а в то же время немножко и глупа. Синодальный летописец отмечает ее в своей хронике бесстрастными и угнетенно краткими штрихами в лапидарном стиле, соответствующем литературной манере короля баварского, но сердце чувствует за секретарскими отметками всю скорбь Элоизы вместе с "томленьем кроткой Вероники". Так как по скромности автора, - о которой уже выше упомянуто, - ни в одном из этих рассказов ни у героев, ни у героинь имен нет, а без имени называть лицо в рассказе довольно трудно, то позаимствуем на этот случай для нашей страдалицы имя у той французской дамы, с которою сходно ее трагическое положение. Будем звать ее Элоиза , и тогда тот, кто поставил ее в это положение, назовется Абеляр . * "Она была моя ученица, - говорит Исмайлов. - Девица кроткая и скромная, полненькая...
    4. Воительница. Глава 5
    Входимость: 6. Размер: 43кб.
    Часть текста: столовые часы с медным арапом; печка с горельефной фигурой во впадине, в которой настаивалась настойка; длинное зеркало с очень хорошим стеклом и бронзовою арфою на верхней доске высокой рамы. На стенах висели: масляный портрет покойного императора Александра I; около него, в очень тяжелых золотых рамах за стеклами, помещались литографии, изображавшие четыре сцены из жизни королевы Женевьевы; император Наполеон по инфантерии и император Наполеон по кавалерии; какая-то горная вершина; собака, плавающая на своей конуре, и портрет купца с медалью на анненской ленте. В дальнем угле стоял высокий, трехъярусный образник с тремя большими иконами с темными ликами, строго смотревшими из своих блестящих золоченых окладов; перед образником лампада, всегда тщательно зажигаемая моею набожной хозяйкой, а внизу под образами шкафик с полукруглыми дверцами и бронзовым кантом наместе створа. Все это как будто не в Петербурге, а будто на Замоскворечье или даже в самом городе Мценске. Спальня моя была еще более мценская; даже мне казалось, что та трехспальная постель, в пуховиках которой я утопал, была не постель, а именно сам Мценск, проживающий инкогнито в Петербурге. Стоило только мне погрузиться в эти пуховые волны, как какое-то снотворное, маковое покрывало тотчас надвигалось на мои глаза и застилало от них весь Петербург с его веселящейся скукой и скучающей веселостью. Здесь, при этой-то успокоивающей мценской обстановке, мне снова довелось всласть побеседовать с Домной Платоновной. Я простудился, и врач велел мне полежать в постели. Раз, так часу в двенадцатом серенького мартовского дня, лежу я уже...
    5. Геральдический туман
    Входимость: 5. Размер: 45кб.
    Часть текста: днях вышла книжка покойного Карновича о родовых прозвищах. 1 Это сочинение так же интересно, как прежнее превосходное исследование названного автора о замечательных богатствах частных лиц в России. Критиковать настоящим образом новый труд Карновича трудно. Это мог бы разве сделать человек, способный соперничать с самим автором в удивительном трудолюбии, систематичности и памятливости, но теперь недород на таких людей, да нет и места, где бы можно было печатать обстоятельные и подробные критические разборы. Таковы теперь времена и таковы нравы, а потому любопытная книга о прозвищах, конечно, не дождется скоро основательного критического разбора. Другое дело — поговорить по поводу ее о том же самом, что в этой книге так интересно затронуто. Это нынче принято, и, в сущности, это в своем роде небесполезно, потому что все-таки восполняет общую картину и кое-что иллюстрирует и объясняет. Самое характерное в изображенной Карновичем родовитой картине — это недостоверность родословий и общее стремление так званной русской знати производить себя от иностранцев. Такой общей слабости заплатил дань даже и сам царь Иван Грозный, который тоже гнушался русской породы и сочинял себе происхождение от именитых чужеземцев. Давно чувствовалось и казалось смешным верить во многие русские родословия, но Карнович многое в этом роде уяснил, доказал и дал средства о многом догадываться и искать дальнейшего. Без сомнения, догадки Карновича для многих не получат доказательности и нашего геральдического тумана не рассеют, но именно по тому самому, кажется, теперь и прилично будет вспомнить, кто что знает подходящего для освещения туманных картин русского именитства. Это притом же может быть сделано в простой и самой неутомительной литературной форме кратких воспоминаний и заметок. Кичливость происхождения «от древних родов» присуща совсем не одной...

    © 2000- NIV