• Приглашаем посетить наш сайт
    Булгарин (bulgarin.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕСЧАСТНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕСЧАСТНЫХ, НЕСЧАСТНОГО, НЕСЧАСТНАЯ, НЕСЧАСТНЫЕ

    1. Пагубники
    Входимость: 9. Размер: 75кб.
    2. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 6. Размер: 27кб.
    3. Сеничкин яд
    Входимость: 5. Размер: 82кб.
    4. Легендарные характеры
    Входимость: 5. Размер: 32кб.
    5. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    6. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 70кб.
    7. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 4. Размер: 77кб.
    8. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 38кб.
    9. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 19кб.
    10. Некуда. Книга 3. Глава 23.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    11. Островитяне. Глава 13.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    12. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    13. На ножах. Часть 5. Глава 23.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    14. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 10.
    Входимость: 3. Размер: 5кб.
    15. Кадетский монастырь
    Входимость: 3. Размер: 65кб.
    16. На ножах. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    17. Аскалонский злодей. Глава 14.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    18. Райский змей
    Входимость: 3. Размер: 34кб.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 42кб.
    20. Синодальный философ
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    21. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 3. Размер: 35кб.
    22. Некуда. Книга 1. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    23. На ножах
    Входимость: 2. Размер: 34кб.
    24. На ножах. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    25. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 2. Размер: 22кб.
    26. Человек на часах
    Входимость: 2. Размер: 43кб.
    27. Владычий суд. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    28. Аскалонский злодей. Глава 16.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    29. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 2. Размер: 58кб.
    30. Ракушанский меламед
    Входимость: 2. Размер: 80кб.
    31. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    32. Интересные мужчины. Глава 17.
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    33. Детские годы. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    34. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 65кб.
    35. Оскорбленная Нетэта. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    36. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 23кб.
    37. Русские общественные заметки
    Входимость: 2. Размер: 61кб.
    38. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 2. Размер: 28кб.
    39. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 2. Размер: 23кб.
    40. Некуда. Книга 2. Глава 28.
    Входимость: 2. Размер: 26кб.
    41. Скоморох Памфалон. Глава 25.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    42. Колыванский муж. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    43. Интересные мужчины. Глава 13.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    44. Скоморох Памфалон. Глава 27.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    45. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 2. Размер: 22кб.
    46. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 2. Размер: 47кб.
    47. Борьба за преобладание
    Входимость: 2. Размер: 105кб.
    48. Заметки неизвестного. Глава 2.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    49. Дух госпожи Жанлис
    Входимость: 2. Размер: 33кб.
    50. Инженеры-бессребреники. Глава 21.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Пагубники
    Входимость: 9. Размер: 75кб.
    Часть текста: горе человеку тому, им же соблазн приходит. Мф., XVIII, 7 В этом очерке я буду говорить о предмете, который считают щекотливым, но речь моя будет так скромна и сдержанна, что не оскорбит ничем чувства людей нравственных, к которым я пишу эти строки, прося их о внимании и о помощи существам, требующим сострадания. Нынче у нас, как и в чужих краях, многие сильно заняты заботою о том, чтобы уменьшить сколько можно число несчастных молодых девушек, идущих дурною дорогою. Об этом много пишут, говорят, и кажется - кое-что делают. Надежнее многих иных забот в этом роде мне представляются заботы той благородной шведской дамы, которая приезжала в Петербург летом 1885 года. Она была здесь с целью сгруппировать в нашей столице добрых людей, способных чувствовать живое сострадание к молодым девушкам, испытывающим на чужбине тягость беспомощного положения, подвергающего их опасности терять себя в непосильной борьбе с обстоятельствами. Поиски людей, готовых прийти на помощь девушке, когда она изнемогает в борьбе и ей угрожает падение, кажется, удались шведской даме, - по крайней мере они удались ей хотя в известной мере, но все это касается одних шведок... Даму, о которой мы говорим, несправедливо было бы обвинять в национальной узкости: всякому...
    2. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 6. Размер: 27кб.
    Часть текста: послышался тихий шорох и при слабом свете луны, сквозь опущенную штору, было заметно какое-то непокойное движение Веры вдоль стены под портретом ее матери. Александра Ивановна с неудовольствием зажгла свечу и взошла в спальню. Вера лежала на своем месте и, казалось, спала, но сквозь сон тихо улыбалась. У нее бывал нередко особый род улыбок, добрых, но иронических, которые несколько напоминали улыбки опытной няни, любящей ребенка и насмехающейся над ним. Александра Ивановна в течение многих лет жизни с глухонемою падчерицей никогда не могла привыкнуть к этим ее особенным улыбкам, и они особенно неприятно подействовали на нее сегодня, после шалости Веры в осиннике. Генеральша давно была очень расстроена всем, что видела и слышала в последнее время; а сегодня ее особенно тяготили наглые намеки на ее практичность и на ее давнюю слабость к Висленеву, и старые раны в ее сердце заныли и запенились свежею кровью. - Нет, этого невозможно так оставить: я могу умереть внезапно, мгновенно, со всею тяжестью этих укоризн... Нет, этого нельзя! Пока я жива, пускай говорят и думают обо мне что хотят, но память моя... она должна быть чиста от тех пятен, которые кладут на нее и которых я не хочу и не могу снять при жизни. Зачем откладывать вдаль? - Я теперь взволнована, и все давно минувшее предо мною встает свежо, как будто все беды жизни ударили в меня только сию минуту. Я все чувствую, все помню, вижу, знаю и теперь я в...
    3. Сеничкин яд
    Входимость: 5. Размер: 82кб.
    Часть текста: его первоначально производилась кустарным образом по домам, и притом чаще всего по домам самым почтенным, именитым и поставленным в самые выгодные, по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и действовал "Сеничкин яд" в тридцатых годах нашего столетия, мы находим в записках магистра 2-го курса московской духовной академии и профессора вифанской семинарии, а впоследствии синодального секретаря Филиппа Филипповича Исмайлова, драгоценнейшею чертою характера которого надо считать его правдивость , часто совсем не щадящую его собственного...
    4. Легендарные характеры
    Входимость: 5. Размер: 32кб.
    Часть текста: тому, который издаётся после Петра Великого. Древле-печатный, переводной Пролог, содержащий в себе приводимые здесь "прилоги", не входит в круг церковных книг и не только не пользуется церковным авторитетом, но представляет книгу "отреченную", и сказанья его, по выражению Феофана Прокоповича, относятся к разряду "пустых и смеху достойных басен" . Интерес, им представляемый, есть собственно интерес литературный и исторический. "Народ непременно должен иметь ясное понятие о литературных памятниках и источниках, которые влияли на образование его идей и представлений". Чт. в Общ. люб. древн. российских I Тридцать лет назад, когда у нас много писали о женском вопросе, не раз было упоминаемо, будто в России репутации женщин был нанесён большой вред житийными сказаниями, которым верили наши предки. Там будто женщины постоянно выставляются соблазнительницами, стремившимися удалить мужчин от возвышенных задач жизни и погрузить их в жизнь чувственную и безрассудную. Некоторыми, более горячими, чем основательными друзьями женского вопроса было выхвачено несколько примеров в этом роде, и те примеры, принятые без критики, до сей поры остаются в непререкаемом значении убедительных фактов. Между тем, на самом деле, это есть ложь, и в этом может убедиться всякий, кто пожелает познакомиться с женскими типами Пролога. Это здесь и предлагается. Разбирая Пролог, как повествовательный источник, я нашёл в нём ровно сто тем или "прилогов", которые дают более или менее пригодный материал для воспроизведения в повествовательном или пластическом искусстве, а из этих ста историй - в тридцати пяти участвуют женщины. Год по Прологу начинался с 1 сентября, и первое соблазнительное дело описано под 5-м числом сентября. 1) "По диаволю злохитрству, впаде в блуд некий епископ". Об этом никто не знал в его пастве, но епископ был...
    5. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    Часть текста: не было: он с кривым ножом в руках стоял над грушевым прививком, в углу своего сада, и с такой пристальностью смотрел на солнце, что у него беспрестанно моргали его красные глаза и беспрестанно на них набегали слезы. Губы его шептали молитву, читанную тоже в саду. «Отче!— шептал он.— Не о всем мире молю, но о ней, которую ты дал мне, молю тебя: спаси ее во имя твое!» В комнате была тишина невозмутимая. «И это он!» — думала Маня, глядя на человека, которого она некогда так страстно любила. Он сам, тот чудный человек, который блистал такою гордой смелостью и вызывал ее младенческую душу на подвиг Анны Денман. Как это было? И перед нею Петербург, ее совершеннолетие, и бабушка с своею канарейкой, и Верман с домиком, и Ида... Воспоминания обрываются при этом дорогом имени, и вдруг выступает какая-то действительность, но такая смутная, точно едешь в крытом возке по скрипучему первозимку,— и кажется, что едешь, и кажется, что и не едешь, а будто как живешь какой-то сладкой забытой жизнью; и все жужжит, жужжит по снегу гладкий полоз под ушами, и все и взад и вперед дергается разом — и память и дорога. Имя Иды, как толчок, как пень заезженный, как придорожная могила, толкнуло на минуту Маню, и снова поползли пред ней воспоминанья. Ей вспомнилось, как снилась ей тогда всю ночь до утра Анна Денман, и эта Анна Денман была сама она; а он был Джоном Флаксманом. Иль просто он был — он, а она — она, и они шли вместе. Она была нужна ему. О, сколько было в этом счастья! О, как ей хотелось жить, как все светло ей светилось в будущем. Они пришли в деревню; был вечер тихий; собака лаяла; им дали угол на сеновале: он спит, она его лелеет... Потом ей видится Италия, Неаполь, Рим и Палестина — она везде ему нужна, она ему подруга; у ней нет для себя желаний, она вся жертва, и это жизнь ее — та жизнь, какой она хотела. И, наконец, уж он велик и говорит ей:...

    © 2000- NIV