• Приглашаем посетить наш сайт
    Булгаков (bulgakov.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕПРИЯТНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕПРИЯТНО, НЕПРИЯТНОЕ, НЕПРИЯТНОГО, НЕПРИЯТНУЮ

    1. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 7. Размер: 75кб.
    2. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 5. Размер: 71кб.
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 5. Размер: 80кб.
    4. Русский демократ в Польше
    Входимость: 4. Размер: 36кб.
    5. На ножах. Часть 5. Глава 33.
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    6. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 6.
    Входимость: 4. Размер: 46кб.
    7. Борьба за преобладание
    Входимость: 4. Размер: 105кб.
    8. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    9. Мелочи архиерейской жизни. Глава 14.
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    10. На ножах. Часть 5. Глава 25.
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 59кб.
    12. Смех и горе. Главы 55-59.
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    13. Обойденные. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    14. Откуда пошла глаголемая "ерунда", или "хирунда"
    Входимость: 3. Размер: 24кб.
    15. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 3. Размер: 58кб.
    16. Некуда. Книга 3. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    17. Народники и расколоведы на службе
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    18. Овцебык. Глава 12
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    19. На ножах. Часть 5. Глава 29.
    Входимость: 3. Размер: 15кб.
    20. Пресыщение знатностью
    Входимость: 3. Размер: 47кб.
    21. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    22. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 42кб.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 41кб.
    24. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 6.
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    25. Полунощники. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    26. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 44кб.
    27. Некуда. Книга 3. Глава 21.
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    28. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 3. Размер: 57кб.
    29. Зимний день
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    30. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 2. Размер: 67кб.
    31. Чертовы куклы. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 29кб.
    33. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    34. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    35. Некуда. Книга 3. Глава 9.
    Входимость: 2. Размер: 30кб.
    36. Пигмей
    Входимость: 2. Размер: 29кб.
    37. Чертовы куклы. Глава 5.
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    38. Загадочный человек. Главы 10-14.
    Входимость: 2. Размер: 22кб.
    39. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 5.
    Входимость: 2. Размер: 37кб.
    40. Детские годы. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    41. На ножах. Часть 4. Глава 17.
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    43. Некуда. Книга 1. Глава 22.
    Входимость: 2. Размер: 17кб.
    44. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 48кб.
    45. Письма. Гончарову И.А. 12 февраля 1888 г.
    Входимость: 2. Размер: 2кб.
    46. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 2. Размер: 97кб.
    47. На ножах. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    48. Путешествие с нигилистом
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    49. Большие брани
    Входимость: 2. Размер: 45кб.
    50. Островитяне. Глава 15.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 7. Размер: 75кб.
    Часть текста: вскоре после святой недели всей семьей переехали из города в деревню, а Гловацкие жили, по обыкновению, безвыездно в своем домике. Женни оставалась тем, чем она была постоянно. Она только с большим трудом перенесла известие, что брат Ипполит, которого и она и отец с нетерпением ожидали к каникулам, арестован и попал под следствие по делу студентов, расправившихся собственным судом с некоторым барином, оскорбившим одного из их товарищей. Это обстоятельство было страшным ударом для старика Гловацкого. Для Женни это было еще тяжелее, ибо она страдала и за брата и за отца, терзания которого ей не давали ни минуты покоя. Но, несмотря на все это, она крепилась и всячески старалась утешить страдающего старика. Вязмитинов беспрестанно писал ко всем своим прежним университетским приятелям прося их разъяснить Ипполитово дело и следить за его ходом. Ответы приходили редко и далеко не удовлетворительные, а старик и Женни дорожили каждым словом, касающимся арестанта. Самым радостным из всех известий, вымоленных Вязмитиновым во время этой томительной тревоги, был слух, что дело ожидает прибытия сильного лица, в благодушие и мягкосердечие которого крепко веровали. Ни старик, ни Женни, ни Вязмитинов не осуждали Ипполита, но сильно скорбели об ожидавшей его участи. Зарницын потирал от радости руки и горой стоял за Ипполита. — Молодец! молодец! — говорил он. — Время слов кончается, надо действовать и действовать. Да, надо действовать, надо. Век жертв очистительных просит; жертв век просит! ...
    2. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 5. Размер: 71кб.
    Часть текста: Утро, которое хочет быть мудренее вечера После ночи, которою заключился вчерашний день встреч, свиданий, знакомств, переговоров и условий, утро встало неласковое, ветреное, суровое и изменчивое. Солнце, выглянувшее очень рано, вскоре же затем нырнуло за серую тучу, и то выскакивало на короткое время в прореху облаков, то снова завешивалось их темною завесой. Внизу было тихо, но вверху ветер быстро гнал бесконечную цепь тяжелых, слоистых облаков, набегавших одно на другое, сгущавшихся и плывших предвестниками большой тучи. На земле парило и пахло электрическою сыростию, дышать было тяжело, нервными людьми овладело столь общее им предгрозовое беспокойство. Иосаф Платонович Висленев спал, обливаясь потом, которого нимало не освежала струя воздуха, достигавшая до него в открытое окно. Висленеву снились, тяжелые сны с беспрестанными перерывами, как это часто бывает с людьми, уснувшими в сознании совершенной ими неловкости. Висленев во сне повернулся на другую сторону, лицом к окну: здесь было более воздуха и стало дышаться легче. Иосаф Платонович мало-помалу освобождался от своих снов и начал припоминать, что он в отеческом доме, но с этим вместе его кольнуло в сердце. "Что я здесь вчера делал?" - мелькнуло в его голове. "Где теперь этот ножик? Эта улика против меня. Надо встать и искать". Он раскрыл полусонные глаза и видит, что сновиденье ему не лжет: он действительно в родительском доме, лежит на кровати и пред ним знакомое, завешенное шторой окно. Он слышит шепот дрожащих древесных листьев и соображает, что солнце не блещет, что небо должно быть в тучах, и точно, вот штора приподнялась и отмахнулась, и видны ползущие по небу серые тучи и звонче слышен шепот шумящих деревьев, и вдруг среди всего этого в просвете рамы как будто блеснул на мгновение туманный контур какой-то эфирной фигуры, и по дорожному песку...
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 5. Размер: 80кб.
    Часть текста: ней собралось немало нагара; но все-таки он досидел при ней до своей поздней ночи и видел все без очков и довольно ясно. Она погасла четыре дня тому назад в его небольшой оригинальной квартире, где он проводил свою оригинальную жизнь. Это было здесь, в Петербурге, которого он не только не любил, но даже ненавидел, а под конец даже и презирал и как бы в наказание за то осужден был провести здесь свои последние годы — годы упадка своих сил, значения и состояния, которые он растратил многоразличными способами. К последней поре у него оставалось только то, что теперь едва ли что-нибудь стоит: именно честь и независимость убеждений да те слабости, на которые намекает сочиненная мною ему эпитафия. А было время, и относительно весьма недавнее время, когда его очень знали и одни его очень любили, другие им хвастались, третьи его побаивались и не было никого, кто бы его не уважал... в душе. О, разумеется, только в душе! Но, однако, и так не было ни одного человека, который бы решился громко возражать против того, что князь Яков Львович Протозанов, или, как его в шутку звали, «князь Кис-ме-квик», самый добрый и благородный человек, какого только можно пожелать встретить. А он, по правде говоря, был человек довольно обыкновенный и ума не самого дальнего, но было в нем нечто такое, что делало его весьма милым, интересным и замечательным явлением в преходящей жизни. Он именно был явление , и сам смотрел на себя как на странное явление. Странного в нем было много, и, между прочим, то, что он не только понимал в совершенстве себя и свое время, но даже превосходно судил о том, чего не понимал вовсе. — Ma foi, 1 — говаривал он иногда,— я говорил так и вижу, что это так следовало; а по правде сказать вам, я об этом никогда не думал и сам этого не понимаю. Если бы он был так пуст, чтобы заниматься спиритизмом, он мог бы подозревать в себе...
    4. Русский демократ в Польше
    Входимость: 4. Размер: 36кб.
    Часть текста: говорил мне почтенный старец, со слов которого я записал рассказ об иноках кадетского монастыря, а теперь в виде post-scriptum записываю еще одно последнее сказание. ГЛАВА ПЕРВАЯ Я поступил на службу прямо по выходе из корпуса в канцелярию главнокомандующего действующею армиею генерал-фельдмаршала князя Паскевича. Это было в тридцать втором году, в январе месяце - значит, вскоре после покорения Варшавы, которая взята в августе тридцать первого года. Директором этой канцелярии был действительный статский советник Иван Фомич Самбурский, про которого и пойдет моя речь. Его позабыли, и история о нем умалчивает, а он был человек замечательный и, по моему мнению, даже исторический. Самбурский был малоросс и имел репутацию человека необыкновенного ума и способностей, а также отличался честностью и непреклонностью убеждений. Тогда еще на службе такими людьми иногда дорожили, и если не всегда, то хоть изредка о них вспоминали и думали, что без них нехорошо, что они нужны. Притом же Иван Фомич был невообразимо деловит: буквально не было занятия, к которому он был бы неспособен и, взявшись за которое, оказался бы не на своем...
    5. На ножах. Часть 5. Глава 33.
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    Часть текста: бедный брат? - Мне ничего, но тебе он вредит. - Я этому не верю. - Он занимает у Горданова деньги и пишет ему записки, чтобы тот дал ему, "если любит тебя". - Этого не может быть. - И мне так казалось, но про это вдруг заговорили, в мне это стало очень неприятно. - Вам неприятно?! Лариса сделала гримасу. - Что же тебя удивляет, что мне это неприятно? Ты мне не чужая, и мне твое счастие близко. - Счастье! - воскликнула Лара и, рассмеявшись, добавила, - да кто это все доносит: тетушка Форова или ваша божественная Александра Ивановна? О, я ее знаю, я ее знаю! - То-то и есть, что ни та ни другая. - Нет; верно уж если не та, так другая: Александре Ивановне может быть больно, что не все пред нею благоговеют и не ее именем относятся к Горданову. - Лара, к чему же тут, мой друг, имя Александры Ивановны? - К тому, что я ее ненавижу. Подозеров встал с места и минуту молчал. Лариса не сводила с него глаз и тихо повторила: - Да, да, ненавижу. - Вы бессовестно обмануты, Лара. - Нет, нет, я знаю, что она хитрая, предательница и водит вас за нос. - Вы безумная женщина, - произнес Подозеров и, отбросив ногой стул, начал ходить по комнате. Лара, просидев минуту, встала и хотела выйти. - Куда же вы? - остановил ее муж. - А о чем нам еще говорить? Вы шпионите за мною, продолжайте же, я вам желаю успеха. - Говорите все, я вас не стану останавливать и не оскорблю. - Еще бы! Вы жалуетесь, что вы на мне женились нехотя, без любви; что я вас упросила на мне жениться; вы полагаете, что уж вы мне сделали такое благодеяние, которого никто бы, кроме вас, не оказал. - Представьте же себе, что я ничего этого не думаю, и...

    © 2000- NIV