• Приглашаем посетить наш сайт
    Кантемир (kantemir.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕМЕДЛЕННЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕМЕДЛЕННО, НЕМЕДЛЕННОМУ, НЕМЕДЛЕННОГО, НЕМЕДЛЕННОМ

    1. Загадочный человек. Главы 30-34.
    Входимость: 5.
    2. Человек на часах
    Входимость: 5.
    3. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 5.
    4. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 5.
    5. Письма. Каткову М.Н. 27 декабря 1872 г.
    Входимость: 4.
    6. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 3.
    7. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 3.
    8. Аннинский Л.А. Несломленный
    Входимость: 3.
    9. Письма. Щебальскому П.К. 19 декабря 1870 г.
    Входимость: 3.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 3.
    11. Пугало. Глава 17.
    Входимость: 2.
    12. Загадочный человек. Главы 25-29.
    Входимость: 2.
    13. Павлин. Глава 14.
    Входимость: 2.
    14. На ножах. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 2.
    15. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 2.
    16. Заметки неизвестного. Глава 8.
    Входимость: 2.
    17. На ножах. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 2.
    18. Детские годы. Глава 10.
    Входимость: 2.
    19. Инженеры-бессребреники. Глава 15.
    Входимость: 2.
    20. Интересные мужчины. Глава 17.
    Входимость: 2.
    21. Сибирские картинки 18 века. Глава 20.
    Входимость: 2.
    22. Еврей в России
    Входимость: 2.
    23. Соборяне. Часть 5. Глава 16.
    Входимость: 2.
    24. Мелочи архиерейской жизни. Глава 2.
    Входимость: 2.
    25. На ножах. Часть 5. Глава 31.
    Входимость: 2.
    26. Загадочный человек. Главы 35-39.
    Входимость: 2.
    27. Павлин. Глава 16.
    Входимость: 2.
    28. Кадетский монастырь
    Входимость: 2.
    29. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 2.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 2.
    31. Загон
    Входимость: 2.
    32. Мелочи архиерейской жизни. Глава 14.
    Входимость: 2.
    33. Соборяне. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 2.
    34. Смех и горе. Примечания
    Входимость: 2.
    35. На ножах. Часть 5. Глава 34.
    Входимость: 2.
    36. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    37. Детские годы. Глава 6.
    Входимость: 1.
    38. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    39. Юдоль. Глава 19.
    Входимость: 1.
    40. Островитяне. Глава 23.
    Входимость: 1.
    41. Сибирские картинки 18 века. Глава 6.
    Входимость: 1.
    42. Детские годы. Глава 17.
    Входимость: 1.
    43. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 1.
    44. Юдоль. Глава 20.
    Входимость: 1.
    45. Письма. Суворину А.С. Апрель 1880 г.
    Входимость: 1.
    46. На ножах. Часть 5. Глава 17.
    Входимость: 1.
    47. Чертовы куклы. Глава 10.
    Входимость: 1.
    48. Письма. Шубинскому С.Н. 21 декабря 1884 г.
    Входимость: 1.
    49. Письма. Милюкову А.П. 12(24) июня 1875 г.
    Входимость: 1.
    50. Некрещеный поп. Глава 5.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Загадочный человек. Главы 30-34.
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    Часть текста: государственным преступником», 1 проезжал из Англии через Петербург в Москву для свидания с тамошними раскольниками, которым впоследствии этот визит наделал кучу хлопот, а приютившему Кельсиева московскому купцу, Ивану Ивановичу Шебаеву, стоил даже продолжительной потери свободы, чего старушка мать Шебаева не перенесла и умерла, не дождавшись решения судьбы арестованного сына. Василий Кельсиев ехал в Москву с паспортом турецкого подданного Яни, или Янини. В Петербурге Кельсиев останавливался на короткое время у Бенни, квартировавшего в то время на Гороховой близ Каменного моста, в доме № 29. Про то, что Кельсиев пристал у Бенни, на несчастие сего последнего случайно сведал Ничипоренко; он знал также и то, что когда Кельсиев опасался сам идти для визирования своего паспорта, то Бенни взял всю эту рискованную процедуру на себя и благополучно получил визу на фальшивый паспорт Кельсиева. Ничипоренко был в восторге от этой проделки и разронял эти новости повсюду, а вскоре после секретной побывки Кельсиева в Петербурге он ездил с упомянутым в сенатском решении по этому делу акцизным чиновником и театральным писателем Николаем Антип. Потехиным в Лондон к Герцену для тех сношений,...
    2. Человек на часах
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    Часть текста: главного героического лица пьесы, а развязка дела так оригинальна, что подобное ей даже едва ли возможно где-нибудь, кроме России. Это составляет отчасти придворный, отчасти исторический анекдот, недурно характеризующий нравы и направление очень любопытной, но крайне бедно отмеченной эпохи тридцатых годов совершающегося девятнадцатого столетия. Вымысла в наступающем рассказе нет нисколько. ГЛАВА ВТОРАЯ Зимою, около Крещения, в 1839 году в Петербурге была сильная оттепель. Так размокропогодило, что совсем как будто весне быть; снег таял, с крыш падали днем капели, а лед на реках посинел и взялся водой. На Неве перед самым Зимним дворцом стояли глубокие полыньи. Ветер дул теплый, западный, но очень сильный; со взморья нагоняло воду, и стреляли пушки. Караул во дворце занимала рота Измайловского полка, которою командовал блестяще образованный и очень хорошо поставленный в обществе молодой офицер, Николай Иванович Миллер (впоследствии полный генерал и директор лицея). Это был человек с так называемым «гуманным» направлением, которое за ним было давно замечено и немножко вредило ему по службе во внимании высшего начальства. На самом же деле Миллер был офицер исправный и надежный, а дворцовый караул в тогдашнее время и не представлял ничего опасного. Пора была самая тихая и безмятежная. От дворцового караула не требовалось ничего, кроме точного...
    3. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 5. Размер: 46кб.
    Часть текста: был дан в 1878 году, и причиною к нему было так называемое в газетах неожиданное «фиаско брачного вопроса в св. синоде». Синодальные суждения по этому ноющему вопросу русской жизни далеко не вполне известны всему обществу, которое должно было довольствоваться только краткими «резюме», а в них для него не было ничего утешительного. Люди, несчастливые в браке, опять остались в безотрадном и безвыходном положении — тянуть целую жизнь тяжкое и неудобоносимое бремя несносного сожительства при взаимных неладах и ненависти. Выходы остались прежние: или смерть, или клятвопреступническая процедура нынешнего развода, или преступление вроде того, какое нам являет судебная хроника в харьковском деле об убийстве доктора Ковальчукова. Желать смерти даже ненавистного человека отвратительно; искать союза с клятвопреступниками, содействие которых необходимо при нынешних законах о разводе, не менее отвратительно и притом стоит очень дорого. Это возможно только людям богатым, а семейное счастие желательно и потребно каждому,— бедному оно даже нужнее, чем богатому. Третий способ разделаться с ненавистным союзом есть преступление, на которое, к счастию человечества, способны очень немногие относительно всего числа несчастливых супругов. Далее, выходя из всякого терпения, люди, при какой-нибудь доле благоразумия, предпочитают то, что, по господствующим понятиям, хотя и составляет позор, но при всем том дает людям какой-нибудь призрак семейного счастия: у нас все более и более распространяется безбрачное сожительство поневоле. Люди эти несут некоторое тяжкое отчуждение и, страдая от него, конечно не благословляют и никогда не благословят тех, кого они считают виновниками...
    4. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 5. Размер: 52кб.
    Часть текста: Так, между прочим, прошла незамеченною смерть старика Сида, который, переживая своего Ирода и увидав поношение Иродиады, упился на кухне вином и, идучи домой, сбился с дороги и попал в конопляную копань, где и захлебнулся. Незаметным остался даже и сам Горданов, который был арестован уже не домашним арестом, а взят в заключение. Везде только ходила басня о мертвеце и в ней полагалась вся суть. Эту весть едва одолевал новый слух, что Карташов, или Ворошилов, оказавшийся контр-фискалом генерала, к которому являлась в Петербурге Глафира, был немедленно отозван, и с ним уехал и его землемер, в котором крестьяне признали слесаря Ермолаича, бывшего в положайниках у Сухого Мартына, когда добывали живой огонь. Вслед за этою вестью быстро следовала другая: Горданов был отчаянно болен в тюрьме, говорили, что у него антонов огонь в руке и что ему непременно будут ампутировать руку. Это тоже была истинная правда: Горданов действительно был сильно болен и в первый же день ареста требовал ампутации пораженной руки. Ввиду его крайне болезненного состояния допросом его не обременяли, но ампутацию сделали. Он был тверд и, пробудясь от хлороформа после операции, спокойно взглянул на свою коротенькую руку. Ввечеру острожный смотритель сказал Горданову, что его непременно хочет видеть Ропшин, Горданов подумал и сказал: - Пусть придет. Явился Ропшин и с первых же слов сообщил, что он с величайшим трудом нашел к нему доступ чрез подкуп. - В чем же дело? - спросил Горданов. - Сообщите скорее: мне много нельзя говорить. Ропшин стал...
    5. Письма. Каткову М.Н. 27 декабря 1872 г.
    Входимость: 4. Размер: 7кб.
    Часть текста: сообщить Вам, что делается в эти минуты с «Русским миром», сконфуженный редактор которого теперь состоит в Москве. Может быть, Вы захотите помочь Вашим словом гибнущей газете. Дело в том, что оба генерала, из коих один полусобственник издания, окончательно недовольны Комаровым и его антуражем и решили его устранить от редакторства, к которому они признают его неспособным. Я говорил Вам об этом слегка и, кажется, говорил тоже, что они предлагали и предлагают это редакторство мне; но я от этого отказался, отказываюсь и всегда откажусь, как потому, что мне неприятно становиться между людьми, которых я люблю и уважаю, так и потому, что это оторвало бы меня от художественной работы, которой я душою предан. В таком положении я оставил дела и, возвратясь, застал у себя экстренные письма генералов с просьбою помочь газете в критические ее минуты. Письмо это пролежало у меня, пока я был в Москве, а встревоженные раз генералы тем временем обратились к Милюкову, который и изъявил согласие принять редакцию (Комаров об этом едва ли знает). Авсеенко, на которого я указывал вместо себя, им, кажется, не по нраву. — Теперь они склонили Комарова немедленно уехать за границу и дают ему за это 3000 р. и ящик устриц. Он согласен и едет. Отъезд его немедленный признается Ч<ерняе>вым необходимым для того, чтобы «сразу выместь весь шпионствующий, нигилистический сор», чего действительно нельзя сделать при страдающем фаминизмом Виссарионе. Но я боюсь, и, кажется, не без основания, что немедленный отъезд К<омаро>ва во время...

    © 2000- NIV