• Приглашаем посетить наш сайт
    Ахматова (ahmatova.niv.ru)
  • Cлово "ЛЕЖАЛЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЕЖАЛ, ЛЕЖАЛА, ЛЕЖАЛО

    1. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 5.
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 5.
    3. Привидение в инженерном замке
    Входимость: 4.
    4. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 4.
    5. Соборяне. Часть 5. Глава 19.
    Входимость: 3.
    6. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 3.
    7. Детские годы. Глава 35.
    Входимость: 3.
    8. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 3.
    9. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 3.
    10. На ножах. Часть 3. Глава 19.
    Входимость: 3.
    11. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 3.
    12. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 3.
    13. Детские годы. Глава 24.
    Входимость: 3.
    14. Гора. Египетская повесть. Глава 4.
    Входимость: 2.
    15. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 7
    Входимость: 2.
    16. Чертовы куклы. Глава 19.
    Входимость: 2.
    17. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 2.
    18. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 2.
    19. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 2.
    20. Пигмей
    Входимость: 2.
    21. Чертогон
    Входимость: 2.
    22. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 2.
    23. Ракушанский меламед
    Входимость: 2.
    24. Соборяне. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 2.
    25. Островитяне. Глава 6.
    Входимость: 2.
    26. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 10.
    Входимость: 2.
    27. Левша. Глава 4.
    Входимость: 2.
    28. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 2.
    29. На ножах. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 2.
    30. Некуда. Книга 2. Глава 16.
    Входимость: 2.
    31. На ножах. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 2.
    32. Леди Макбет нашего уезда. Глава 12
    Входимость: 2.
    33. Юдоль. Глава 10.
    Входимость: 2.
    34. На ножах. Часть 6. Глава 20.
    Входимость: 2.
    35. Некуда. Книга 1. Глава 21.
    Входимость: 2.
    36. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 5
    Входимость: 2.
    37. На ножах. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 2.
    38. Некуда. Книга 3. Глава 2.
    Входимость: 2.
    39. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 2.
    40. Островитяне. Глава 16.
    Входимость: 2.
    41. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 2.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 24.
    Входимость: 2.
    43. Несмертельный Голован. Глава 9.
    Входимость: 2.
    44. Зверь
    Входимость: 2.
    45. Левша. Глава 19.
    Входимость: 2.
    46. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 2.
    47. Овцебык
    Входимость: 2.
    48. Некуда. Книга 3. Глава 19.
    Входимость: 2.
    49. Однодум
    Входимость: 1.
    50. Некуда. Книга 2. Глава 2.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    Часть текста: начал неистово метаться. За одним поднялись все, и начался бунт. Дед был в ужасе. — Ему приснилось, что он на воле, и он умрет от этого, — говорил дед, указывая на клетку начавшего бунт соловья. Птицы нещадно метались, и к утру три из них были мертвы. Я смотрел, как околевал соловей, которому приснилось, что он может лететь, куда ему хочется. Он не мог держаться на жердочке, и его круглые черные глазки беспрестанно закрывались, но он будил сам себя и до последнего зевка дергал ослабевшими крыльями. У красивой, сильной львицы, сидящей в Jardin des plantes 1 в Париже, раннею весною прошлого года родился львенок. Я не знаю, как его взяли от матери, но я его увидел первый раз, должно быть, так в конце февраля; он тогда лежал на крылечке большой галереи и. грелся. Это была красивая грациозная крошка, и перед нею стояла куча всякого народа и особенно женщин. Львенок был привязан только на тоненькой цепочке и, катаясь по крылечку, обтирал свою мордочку бархатною лапкою, за которую его тормошили хорошенькие лапочки парижских львиц в лайковых перчатках. Это было запрещено, и это всем очень нравилось. Одна маленькая ручка очень надоела львенку, и он тряхнул головенкою, издал короткий звук, на который тотчас же раздался страшный рев. В ту же минуту несколько служителей бросились к наружной части галереи и заставили отделение львицы широкими черными досками, а сзади в...
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 5. Размер: 38кб.
    Часть текста: крах и писцовая захудалость остались в Орле. Знакомства шли и по кругу блестяще поставленного дяди, и по служебно-чиновному, и по студенчеству  57 . Ширились они быстро, вовлекали в самые разновидные слои, множили впечатления, наблюдения, разнообразили развлечения. * Лесков ошибся: он был с Юхвимом Ботвиновским в киевской подгородней Борщаговке, а Кочубей был казнен в сквирской, близ Белой Церкви. ** Письмо от 25 февраля 1883 г. - "Исторический вестник", 1908, N 10, с. 169. Жизненный пульс получался не только полный, но зачастую приобретал даже рискованную разнузданность. "Бесцеремонного" и "властного" Бибикова, по свидетельству Лескова, ненавидели все. Полон был "органической ненавистью к его нахальству" и сам юный Лесков, сохранивший эту ненависть на всю жизнь. По натуре грубый, "Бибик" в киевское свое царствование был холост и не проявлял особых забот по "объединению общества". Вечера и приемы в генерал-губернаторских хоромах приурочивались лишь к определенным высокоторжественным дням или случаям, протекали без оживления, в атмосфере принужденности и даже некоторой опасливости. На них ездили не по охоте, а за неволю. Хозяин воплощал собою образ неусыпного...
    3. Привидение в инженерном замке
    Входимость: 4. Размер: 31кб.
    Часть текста: сборниках, где нашли себе место описания внезапной кончины Павла Петровича, и в новейшей русской книге г. Кобеко. Прадед будто бы покидал могилу, чтобы предупредить своего правнука, что дни его малы и конец их близок. Предсказание сбылось. Впрочем, тень Петрова была видима в стенах замка не одним императором Павлом, но и людьми к нему приближенными. Словом, дом был страшен потому, что там жили или по крайней мере являлись тени и привидения и говорили что-то такое страшное, и вдобавок еще сбывающееся. Неожиданная внезапность кончины императора Павла, по случаю которой в обществе тотчас вспомнили и заговорили о предвещательных тенях, встречавших покойного императора в замке, еще более увеличили мрачную и таинственную репутацию этого угрюмого дома. С тех пор дом утратил свое прежнее значение жилого дворца, а по народному выражению — «пошел под кадетов». Нынче в этом упраздненном дворце помещаются юнкера инженерного ведомства, но начали его «обживать» прежние инженерные кадеты. Это был народ еще более молодой и совсем еще не освободившийся от детского суеверия, и притом резвый и шаловливый, любопытный и отважный. Всем им, разумеется, более или менее были известны страхи, которые рассказывали про их страшный замок. Дети очень интересовались подробностями страшных рассказов и напитывались этими страхами, а...
    4. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    Часть текста: а то как и точно ее словно лихорадка колотила. Старшая невестка, Домна, хотела было как-то пошутить с ней, свести ее за руку с печки ужинать, да и оставила, потому что Настя дрожмя дрожала и ласково шепотом просила ее: «Оставь меня, невестушка! оставь, милая! Я за тебя буду богу молить,— оставь!» Домна была баба веселая, но добрая и жалостливая,— она не трогала больше Насти и даже стала за нее заступаться перед семейными. Она первая в семье стала говорить, что Настя испорчена. Бог ее знает, в самом ли деле она верила, что Настя испорчена, или нарочно так говорила, чтоб вольготнее было Насте, потому что у нас с испорченной бабы, не то что с здоровой,— многого не спрашивают. Дьявола, который сидит в испорченной, боятся. Оттого-то, как отольется иной бабочке житьецо желтенькое, так терпит-терпит, сердечная, да изловчится как-нибудь и закричит на голоса,— ну и посвободнее будто станет. В Насте этакой порчи никакой никто не замечал из семейных, кроме невестки Домны. И потому Исай Матвеич Прокудин, сказавши раз невестке: «Эй, Домка, не бреши!», запрег лошадь и поехал к Костику, а на другой вечер, перед самым ужином, приехал к Прокудиным Костик. — Вот!— крикнул Исай Матвеич, увидя входящего в дверь Костика.— Только ложками застучали, а он и тут. Садись, сваток, гость будешь. Исай Матвеич помолился перед образами и сел в красном угле, а за ним села вся семья, и Костик сел. — А где же Настя?— спросил Костик, осмотревши будто невзначай весь стол.— Аль она у вас особо ужинает? — Нет, брат, она у нас совсем не...
    5. Соборяне. Часть 5. Глава 19.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    Часть текста: и жаром, что такие тифы обязывают медика к предсказаниям самым печальным. Ротмистр Порохонцев ухватился за эти слова и требовал у врача заключения: не следует ли поступок Ахиллы приписать началу его болезненного состояния? Лекарь взялся это подтвердить. Ахилла лежал в беспамятстве пятый день при тех же туманных, но приятных представлениях и в том же беспрестанном ощущении сладостного зноя. Пред ним на утлом стульчике сидел отец Захария и держал на голове больного полотенце, смоченное холодною водой. Ввечеру сюда пришли несколько знакомых и лекарь. Дьякон лежал с закрытыми глазами, но слышал, как лекарь сказал, что кто хочет иметь дело с душой больного, тот должен дорожить первою минутой его просветления, потому что близится кризис, за которым ничего хорошего предвидеть невозможно. — Не упустите такой минуты,— говорил он,— у него уже пульс совсем ненадежный,— и затем лекарь начал беседовать с Порохонцевым и другими, которые, придя навестить Ахиллу, никак не могли себе представить, что он при смерти, и вдобавок при смерти от простуды! Он, богатырь, умрет, когда Данилка, разделявший с ним холодную ванну, сидит в остроге здоров-здоровешенек. Лекарь объяснял это тем, что Ахилла давно был сильно потрясен и расстроен. — Да, да, да, вы говорили... — у него возвышенная чувствительность,— пролепетал Захария. — Странная болезнь,— заметил Порохонцев,— и тут все новое! Я сколько лет живу и не слыхал такой болезни. — Да, да, да... — поддержал его Захария,— утончаются обычаи жизни и усложняются болезни. Дьякон тихо открыл глаза и прошептал: — Дайте мне питки! Ему подали металлическую кружку, к которой он припал пламенными губами и, жадно глотая клюковное питье, смотрел на всех воспаленными глазами. — Что, наш орга́н дорогой, как тебе теперь?— участливо спросил его голова. — Огустел весь,— тяжело ответил дьякон, и через минуту...

    © 2000- NIV