• Приглашаем посетить наш сайт
    Бальмонт (balmont.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕСЧАСТИЕ, НЕСЧАСТИИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕСЧАСТИЮ, НЕСЧАСТИЯ, НЕСЧАСТИЕМ

    1. На ножах
    Входимость: 4.
    2. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 4.
    3. Островитяне. Глава 16.
    Входимость: 4.
    4. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 3.
    5. На ножах. Часть 6. Глава 17.
    Входимость: 3.
    6. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 3.
    Входимость: 3.
    7. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 3.
    8. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 3.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 3.
    10. Пагубники
    Входимость: 3.
    11. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 3.
    12. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 3.
    13. Невинный Пруденций. Глава 8.
    Входимость: 3.
    14. Павлин. Глава 5.
    Входимость: 3.
    15. На ножах. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 2.
    16. Привидение в инженерном замке
    Входимость: 2.
    17. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 2.
    18. Колыванский муж. Глава 12.
    Входимость: 2.
    19. На ножах. Часть 6. Глава 9.
    Входимость: 2.
    20. Загадочный человек. Главы 30-34.
    Входимость: 2.
    21. Человек на часах
    Входимость: 2.
    22. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 2.
    23. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 2.
    24. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 4.
    Входимость: 2.
    25. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 2.
    26. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 14.
    Входимость: 2.
    27. Белый орел
    Входимость: 2.
    28. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка
    Входимость: 2.
    29. На ножах. Часть 5. Глава 29.
    Входимость: 2.
    30. Островитяне. Глава 19.
    Входимость: 2.
    31. Легендарные характеры
    Входимость: 2.
    32. На ножах. Часть 5. Глава 33.
    Входимость: 2.
    33. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 2.
    34. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 2.
    35. Детские годы. Глава 9.
    Входимость: 2.
    36. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 2.
    37. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 2.
    38. Борьба за преобладание
    Входимость: 2.
    39. Письма. Веселитской Л.И. 13 января 1893 г.
    Входимость: 2.
    40. Отборное зерно
    Входимость: 2.
    41. Популярные русские люди
    Входимость: 2.
    42. Владычий суд. Глава 17.
    Входимость: 2.
    43. Детские годы. Глава 24.
    Входимость: 2.
    44. Смех и горе. Примечания
    Входимость: 2.
    45. Интересные мужчины. Глава 6.
    Входимость: 2.
    46. Гора. Египетская повесть. Глава 11.
    Входимость: 1.
    47. Ал.Горелов. Хождение за истиной
    Входимость: 1.
    48. Обойденные. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 1.
    49. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 1.
    50. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. На ножах
    Входимость: 4. Размер: 34кб.
    Часть текста: по старине были хорошие доходы с доходного места. При известной беспечности, вообще свойственной русской натуре, доходам этим не предвиделось конца, а он вдруг и пришел: старик Платон Висленев, советник одной из губернских палат, лег однажды спать и не проснулся. Вдова его нашла в бюро мужа очень небольшую сумму денег и получила тоже очень небольшой пенсион. Всем этим прожить было невозможно, тем более, что приходилось воспитывать нынешних владельцев дома, Иосафа Платоновича, бывшего тогда в шестом классе гимназии, и Ларису Платоновну, оставшуюся в совершенном малолетстве. Дом надо было сделать из бездоходного доходным. С этой целью вдова Висленева построила во дворе, окнами в сад флигелек в пять небольших комнат, и сама с детьми поселилась в этом флигельке, а большой дом начала отдавать внаймы. С этих пор доходы ее стали таковы, что она могла содержать сына в гимназии, а потом и в университете, а дочь добрые люди помогли устроить в институт на казенный счет. Вдова Висленева вела жизнь аккуратную и расчетливую, и с тяжкою нуждой не зналась, а отсюда в губернских кружках утвердилось мнение, что доходы ее отнюдь не ограничиваются домом да пенсией, а что у нее, кроме того, конечно, есть еще и капитал, который она тщательно скрывает, приберегая его на приданое Ларисе. Доходили такие слухи и до самой вдовы, и она их, по общему мнению, опровергала очень слабо: старушка имела в виду, что эти толки ей не повредят. Семь лет тому назад подозрения насчет таинственного ларца вдовы Висленевой получили еще новое и для местных прозорливцев неотразимое подтверждение. Иосаф Платонович Висленев тотчас, по окончании университетского курса, приехал домой, и только что было определился на службу, как вдруг его ночью внезапно арестовали, обыскали и увезли куда-то по политическому делу. Спасения и возврата его никто ...
    2. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 4. Размер: 27кб.
    Часть текста: в спаленку, легла на свой диван под материным портретом, завешенным кисеей, и погасила лампу. Это Александре Ивановне не понравилось, тем более, что вслед за тем как погас свет, в спаленке послышался тихий шорох и при слабом свете луны, сквозь опущенную штору, было заметно какое-то непокойное движение Веры вдоль стены под портретом ее матери. Александра Ивановна с неудовольствием зажгла свечу и взошла в спальню. Вера лежала на своем месте и, казалось, спала, но сквозь сон тихо улыбалась. У нее бывал нередко особый род улыбок, добрых, но иронических, которые несколько напоминали улыбки опытной няни, любящей ребенка и насмехающейся над ним. Александра Ивановна в течение многих лет жизни с глухонемою падчерицей никогда не могла привыкнуть к этим ее особенным улыбкам, и они особенно неприятно подействовали на нее сегодня, после шалости Веры в осиннике. Генеральша давно была очень расстроена всем, что видела и слышала в последнее время; а сегодня ее особенно тяготили наглые намеки на ее практичность и на ее давнюю слабость к Висленеву, и старые раны в ее сердце заныли и запенились свежею кровью. - Нет, этого невозможно так оставить: я могу умереть внезапно, мгновенно, со всею тяжестью этих укоризн... Нет, этого...
    3. Островитяне. Глава 16.
    Входимость: 4. Размер: 14кб.
    Часть текста: себя звонок, этакий довольно нерешительный и довольно слабый звонок, а вслед за тем легкие, торопливые шаги, и в мою комнату не вошла, а вбежала Маничка Норк. — Убит?— прошептала она, подскочив ко мне и быстро дернув меня за руку. Так варом меня и обварило. — Только ранен,— отвечал я как можно спокойнее. Маня выпустила мою руку и села в кресло. Я опустил у окон сторы, зажег свечи и взглянул на Маню: лицо у нее было не бледно, а бело, как у человека зарезанного, и зрачки глаз сильно расширены. Я пробовал два или три раза говорить с нею, но она не отвечала ни слова и, наконец, сама спросила: — Это что такое — «кстати о выстреле»? Я не понял. — Сестра третьего дня сказала вам: «кстати о выстреле» — что это такое значило?— повторила Маня. — Так,— говорю,— есть какой-то анекдот о хвастуне, который сделал один раз удачный выстрел и потом целую жизнь все рассказывал «кстати о выстреле». — Это неправда,— отвечала Маня, покачав головой. — Уверяю вас, что это не имело никакого другого значения. — Вы знали, и Ида знала об этом несчастии — об этом ужасном несчастии!.. Маня закрыла свое личико белым платком; она не плакала, но ее тоненькие плечики и вся ее хрустальная фигурка дрожала и билась о спинку кресла. Я принес стакан воды и несколько раз просил Маню выпить. Она отняла от сухих глаз платок и, не трогая стакана, быстро спросила меня: — Кто это, который убил его? — Вовсе он не убит,— отвечал я тихо и подвинул ей стакан с водою. Маня нетерпеливо толкнула от себя стакан, так что вода далеко плеснулась через края по столу, и сама встала с кресла. — Марья Ивановна!— сказал я, как умел мягче. — Что? — Послушайтесь меня, Марья Ивановна. Не ...
    4. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 3. Размер: 31кб.
    Часть текста: а г-ну Потехину ничего не открыто, потому что он (приводим подлинные слова) «добрый малый, но болтун» . Это выгодное мнение г-на Герцена отворило перед г-ном Потехиным заключенные двери его русской темницы. Содержание под арестом в каземате съезжего дома Спасской части произвело на Бенни ужасное действие, тем более что он был арестован больной. Под арестом нервное расстройство его достигло высочайшей степени. В маленькой, душной, узенькой каморке с крошечным окном под потолком он томился, жалуясь на недостаток воздуха и на беспокойство, которое переносил от беспрерывно привозимых в часть пьяниц и дебоширов. В госпиталь он не хотел идти, боясь, что там будет лишен последнего удобства — одиночества, и потому он постоянно скрывал свою болезнь от тюремного начальства. В тюрьме Бенни помогал кое-чем известный добряк, так же безвременно погибший, покойный рождественский священник Александр Васильевич Гумилевский, а на выкуп несчастливца родной брат Бенни, пастор Герман Бенни, выслал деньги, но уже выкупом...
    5. На ножах. Часть 6. Глава 17.
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    Часть текста: Ларису и, сдерживая в груди дыхание, окликнула ее тихо и нерешительно. - Я здесь, - отозвалась ей так же тихо Лариса и сейчас же спросила: - Что тебе от меня нужно, Alexandrine? - Ничего не нужно, друг мой Лара, но я устала и пришла к тебе посидеть, - отвечала генеральша, идя на голос к окну, в сером фоне которого на морозном небе мерцали редкие звезды, а внизу на подоконнике был чуть заметен силуэт Ларисы. Александра Ивановна подошла к ней и, заглянув ей в лицо, заметила, что она плачет. - Ты сидишь впотьмах? - Да, мне так лучше, - отвечала Лара. - Тебе, может быть, неприятно, что я пришла? - Нет, отчего же? Мне все равно. - Может быть, мне уйти? - Как хочешь. - Так прощай, - молвила генеральша, протягивая ей руку. - Прощай. - Дай же мне твою руку! Лариса молча положила пальцы своей руки на руку Синтяниной и прошептала: - Прощай и... не сердись, что я такая неприветливая... И с этим она не выдержала и неожиданно громко зарыдала. - О, Боже мой, какое горе, - произнесла Синтянина и, поискав ногой стула и не найдя его, опустилась пред Ларисой на колени, сжала ее руки и поцеловала их. - Ах, Саша, что ты делаешь! - отозвалась, Лариса и поспешно, сама поцеловала ее руки. - Лара, - сказала ей Синтянина, - позволь мне быть с тобою откровенною: я много старше тебя; я знаю тебя с твоего детства, я люблю тебя и мне ясно, что ты несчастлива. - Очень, очень несчастлива. - Поговорим же, подумаем об этом;...

    © 2000- NIV