• Приглашаем посетить наш сайт
    Грибоедов (griboedov.lit-info.ru)
  • Cлово "ИЗВИНЕНИЕ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИЗВИНЕНИЯ, ИЗВИНЕНИЕМ, ИЗВИНЕНИЙ, ИЗВИНЕНИЯМИ

    1. Смех и горе. Главы 20-24.
    Входимость: 9.
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 2.
    Входимость: 4.
    3. Соборяне. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 2.
    4. Заметки неизвестного. Глава 8.
    Входимость: 2.
    5. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 2.
    6. Письма. Щебальскому П.К. 11 февраля 1871 г.
    Входимость: 2.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 2.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 2.
    9. Мелочи архиерейской жизни. Глава 4.
    Входимость: 2.
    10. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 2.
    11. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 1.
    Входимость: 2.
    12. Оскорбленная Нетэта. Глава 12.
    Входимость: 1.
    13. Чертовы куклы. Глава 10.
    Входимость: 1.
    14. На ножах
    Входимость: 1.
    15. Письма. Суворину А.С. 8 октября 1883 г.
    Входимость: 1.
    16. Леон дворецкий сын
    Входимость: 1.
    17. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 1.
    18. На ножах. Часть 5. Глава 30.
    Входимость: 1.
    19. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 1.
    20. Письма. Толстому Л.Н. 6 сентября 1891 г.
    Входимость: 1.
    21. Обойденные. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 1.
    22. Обойденные
    Входимость: 1.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 1.
    24. Человек на часах
    Входимость: 1.
    25. Смех и горе. Главы 40-44.
    Входимость: 1.
    26. Совместители. Глава 2.
    Входимость: 1.
    27. Письма. Шубинскому С.Н. 8 октября 1882 г.
    Входимость: 1.
    28. Письма. Краевскому А.А. 22 мая 1863 г.
    Входимость: 1.
    29. Письма. Суворину А.С. 5 декабря 1890 г.
    Входимость: 1.
    30. Письма. Черткову В.Г. 8—9 апреля 1889 г.
    Входимость: 1.
    31. Письма. Шубинскому С.Н. 3 апреля 1886 г.
    Входимость: 1.
    32. На ножах. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 1.
    33. Несмертельный Голован. Глава 7.
    Входимость: 1.
    34. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1.
    35. Сибирские картинки 18 века. Глава 19.
    Входимость: 1.
    36. Письма. Лаврову В.М. 13 марта 1890 г.
    Входимость: 1.
    37. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 19.
    Входимость: 1.
    38. Некуда. Книга 1. Глава 24.
    Входимость: 1.
    39. Некуда. Книга 3. Глава 3.
    Входимость: 1.
    40. Интересные мужчины. Глава 18.
    Входимость: 1.
    41. Детские годы. Глава 22.
    Входимость: 1.
    42. Расточитель. Действие 3.
    Входимость: 1.
    43. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 1.
    44. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 1.
    45. Письма. Гольцеву В.А. 14 октября 1894 г.
    Входимость: 1.
    46. Железная воля. Глава 9.
    Входимость: 1.
    47. Аннинский Л.А. Несломленный
    Входимость: 1.
    48. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 4.
    Входимость: 1.
    49. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 1.
    50. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 13.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Смех и горе. Главы 20-24.
    Входимость: 9. Размер: 17кб.
    Часть текста: почти из-за своего собственного плеча и, обернувшись, увидел пред дамским туалетом, какой привык видеть в спальне моей матери... как вам сказать, кого я увидел? Иначе не могу выразиться, как увидел уже самого настоящего купидона. Увидел и... растерялся, да и было отчего. Вы, конечно, помните, что я должен был встретить здесь капитана; но представьте себе мое удивление, когда я увидел пред туалетом какое-то голубое существо — таки все-все сплошь голубое; голубой воротник, голубой сюртук, голубые рейтузы — одним словом, все голубое, с легкою белокурою головкой, в белом спальном дамском чепце, из-под которого выбивались небольшие золотистые кудерьки в бумажных папильотках. Я просто никак не мог себе уяснить, что это — мужчина или женщина. Но в это время купидон обернул ко мне свою усыпанную папильотками голову, и я увидел круглое, нежное, матовое личико с нежным пушком на верхней губе, защипнутым у углов уст вверх тоненькими колечками. За этою работой, за завертыванием усиков, я собственно и застал моего купидона. — Приношу вам пятьсот извинений, что я вас принимаю за туалетом: я спешу сегодня в наряд,— заговорил купидон,— и у меня есть несколько минут на все сборы; но эти минуты все к вашим услугам. Мне сказали, что вы хотите занять комнату у сестры Маши? Это прекрасная комната, вы будете ею очень довольны. — Да,— отвечал я,— мне нужна комната, и мне...
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 2.
    Входимость: 4. Размер: 26кб.
    Часть текста: внимательно читая которую Лесков убежденно подчеркнул приведенные здесь курсивом слова, а на полях подтверждающе написал: "Вот, что и было 16-го августа 1889 года"  *. В этот знаменательный для него день он узнал от кого-то на лестнице суворинской типографии о полученном распоряжении начальника Главного управления по делам печати Е. М. Феоктистова об аресте только что отпечатанного шестого тома собрания сочинений. Тут же произошло нечто, признанное им впоследствии первым припадком никогда не освобождавшего уже его тяжелого недуга - angina pectoris, по-русски - грудная, или сердечная, жаба. С этих пор разрушение Лескова пошло с неумолимой безотступностью. Жестокие страдания исполняют ужасом и страхом. Они велики и мучительны. По пословице - у кого что болит, тот про то и говорит. Говоря об "исходной точке" припадков, Лесков усиливал формулу французского ученого: "приступы безысходного гнева". Субъективно такое определение представлялось более точным. Оно и впрямь хорошо. "Поэт-чиновник" Величко, лживо-угодливый "Пыляич" и другие "прохладные" дружелюбцы и советчики вперебой уговаривают непременно съездить в Управление для личных "объяснений" с "самим Феоктистовым". Лесков, указывая на "низость" последнего, решительно отклоняет предложения, предоставляя действовать, частично тоже заинтересованному в деле, Суворину, нимало не веря, впрочем, в какой-либо успех. С 1861 года хорошо знакомому и не ссорившемуся с Феоктистовым владельцу влиятельной газеты говорить с "важным приставом", конечно, много удобнее. Он и достигает значительных результатов, высвободив 16 листов...
    3. Соборяне. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    Часть текста: хозяин, подойдя случайно к окну, вдруг громко крикнул жене: — Боже мой! Посмотри-ка, жена, какие к тебе гости! — Кто же там, кто?— отозвалась исправница. — А ты посмотри. Именинница, а с ней вместе и все бывшие в комнате гости бросились к окнам, из которых было видно, как с горы осторожно, словно трехглавый змей на чреве, спускалась могучая тройка рослых буланых коней. Коренник мнется и тычет ногами, как старый генерал, подходящий, чтобы кого-то распечь: он то скусит губу налево, то скусит ее направо, то встряхнет головой и опять тычет и тычет ногами; пристяжные то вьются, как отыскивающие vis-à-vis 1 уланские корнеты, то сжимаются в клубочки, как спутанные овцы; малиновый колокольчик шлепнет колечком в край и снова прилип и молчит; одни бубенчики глухо рокочут, но рокочут без всякого звона. Но вот этот трехглавый змей сполз и распустился: показались хребты коней, махнул в воздухе хвост пристяжной; из-под ветра взвеяла грива; тройка выровнялась и понеслась по мосту. Показались золоченая дуга с травленою росписью и большие старинные, бронзой кованные, троечные дрожки гитарой. На дрожках рядком, как сидят на козетках, сидели два маленькие существа: одно мужское и одно женское; мужчина был в темно-зеленой камлотовой шинели и в большом картузе из шляпного волокнистого плюша, а женщина в масаковом гроденаплевом салопе, с лиловым бархатным воротником, и в чепчике с коричневыми лентами. — Боже, да это...
    4. Заметки неизвестного. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    Часть текста: сердцу ректора было в благоприятие, а племяннику его открывало многие для его лет и приличные удобства и удовольствия, как-то: цветной галстучек для воскресного дня против положения других, или духов и помады на выход для прогулки. Но он стал располагать теми жалованными деньгами совсем не так, как от его юности ожидали, — ни перчаток, ни манишек, ни галстуков, равно как ни духов или помады, или еще чего-либо подобно невинного и летам его свойственного он для себя не покупал, а предался чтению книг чужеземных писателей, почаще всего аглицкого писателя Дикенца, через что в уме его, дотоле никаким фантазиям неприступном, начались слабости, предуготовлявшие его влиянию соблазна, от коего он и погиб, не наследовав ни славы, ни богатства, ни доброт своего дяди и не оставив другим после себя ничего, кроме страшного примера поучения. Неподалеку от семинарии в малом домике над речкою при великой нужде и горести жила некая вдова рисовального учителя и, наконец, дождалась дочери, которая, достигши шестнадцатой весны, стала ей помогать в шитье рубах на семинаристов. Тогда обе они от этого скудный заработок свой получать начали и тем терпеливо и честно себя содержали через...
    5. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    Часть текста: спаси боже что значило! Мне тотчас же представилась тройка, которая мчит меня бог весть куда, где я пропаду без вести и сгину неведомый ни матери, ни родным, ни присным... И вот во мне вдруг пробудилась вообще мало свойственная мне жгучая энергия, твердая и непреклонная решимость спасаться: прежде чем подстерегавшие меня алгвазилы могли что-нибудь сообразить, я быстро скатился с лестницы и явился к Леониду Григорьевичу. Капитан Постельников теперь, в моем отчаянном положении, был единственный человек, у которого я мог просить какого-нибудь разъяснения и какой-нибудь защиты. Но его Клим отворил мне двери и объявил, что барина нет дома и что даже неизвестно, когда он возвратится, потому что они, говорит, «порют теперь горячку по службе». — Лантрыганили,— говорит,— лантрыганили, а вот теперь им генерал дают проборку; они и порют горячку и на ночь навряд ли вернутся. Положение мое делалось еще беспомощнее, и я решился во что бы то ни стало отсюда не выходить. Хотя, конечно, и квартира Леонида Григорьевича была не бог знает какое надежное убежище, но я предпочитал оставаться здесь, во-первых, потому, что все-таки рассчитывал на большую помощь со стороны Постельникова, а во-вторых, как известно, гораздо выгоднее держаться под самою стеной, с которой стреляют, чем отбегать от нее, когда вовсе убежать невозможно. Тут, думал я, по крайней мере никто не вздумает искать, и...

    © 2000- NIV