• Приглашаем посетить наш сайт
    Львов Н.А. (lvov.lit-info.ru)
  • Cлово "ЯКОВ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЯКОВА, ЯКОВУ, ЯКОВЕ, ЯКОВОМ

    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 79.
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 16.
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых
    Входимость: 8.
    4. Запечатленный ангел. Глава 12.
    Входимость: 5.
    5. Овцебык
    Входимость: 5.
    6. Бродяги духовного чина
    Входимость: 4.
    7. Некрещеный поп. Глава 5.
    Входимость: 4.
    8. Письма. Толстому Л.Н. 4 января 1891 г.
    Входимость: 3.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 4.
    Входимость: 3.
    10. Полунощники. Глава 7.
    Входимость: 3.
    11. Запечатленный ангел. Глава 13.
    Входимость: 3.
    12. Некрещеный поп. Глава 4.
    Входимость: 3.
    13. Запечатленный ангел. Глава 15.
    Входимость: 2.
    14. Загон. Примечания.
    Входимость: 2.
    15. Русский демократ в Польше
    Входимость: 2.
    16. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка
    Входимость: 2.
    17. Письма. Шубинскому С.Н. 26 декабря 1885 г.
    Входимость: 2.
    18. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 2.
    19. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 2.
    20. Запечатленный ангел. Глава 9.
    Входимость: 2.
    21. Полунощники. Примечания.
    Входимость: 2.
    22. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 12.
    Входимость: 2.
    23. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 2.
    24. Письма. Суворину А.С. 3 марта 1887 г.
    Входимость: 1.
    25. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 16.
    Входимость: 1.
    26. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 1.
    27. О "Квакереях".
    Входимость: 1.
    28. Алексей Петрович Ермолов
    Входимость: 1.
    29. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Примечания.
    Входимость: 1.
    30. Письма. Щебальскому П.К. 20 октября 1871 г.
    Входимость: 1.
    31. На ножах. Часть 5. Глава 26.
    Входимость: 1.
    32. Ракушанский меламед
    Входимость: 1.
    33. Письма. Суворину А.С. 25 марта 1888 г.
    Входимость: 1.
    34. Письма. Щебальскому П.К. 4 января 1874 г.
    Входимость: 1.
    35. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 1.
    36. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 1.
    37. Очарованный странник. Глава 20.
    Входимость: 1.
    38. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 1.
    39. Очарованный странник. Примечания.
    Входимость: 1.
    40. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 1.
    41. Некуда. Примечания
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Примечания.
    Входимость: 1.
    43. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 1.
    44. Запечатленный ангел. Глава 3.
    Входимость: 1.
    45. Письма. Полонскому Я.П. 18 апреля 1876 г.
    Входимость: 1.
    46. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 1.
    47. Запечатленный ангел. Глава 14.
    Входимость: 1.
    48. К. П. Богаевская. Н. С. Лесков о Достоевском
    Входимость: 1.
    49. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 13.
    Входимость: 1.
    50. Популярные русские люди
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 79. Размер: 80кб.
    Часть текста: за то осужден был провести здесь свои последние годы — годы упадка своих сил, значения и состояния, которые он растратил многоразличными способами. К последней поре у него оставалось только то, что теперь едва ли что-нибудь стоит: именно честь и независимость убеждений да те слабости, на которые намекает сочиненная мною ему эпитафия. А было время, и относительно весьма недавнее время, когда его очень знали и одни его очень любили, другие им хвастались, третьи его побаивались и не было никого, кто бы его не уважал... в душе. О, разумеется, только в душе! Но, однако, и так не было ни одного человека, который бы решился громко возражать против того, что князь Яков Львович Протозанов, или, как его в шутку звали, «князь Кис-ме-квик», самый добрый и благородный человек, какого только можно пожелать встретить. А он, по правде говоря, был человек довольно обыкновенный и ума не самого дальнего, но было в нем нечто такое, что делало его весьма милым, интересным и замечательным явлением в преходящей жизни. Он именно был явление , и сам смотрел на себя как на странное явление. Странного в нем было много, и, между прочим, то, что он не только понимал в совершенстве себя и свое время, но даже превосходно судил о том, чего не понимал вовсе. — Ma foi, 1 — говаривал он иногда,— я говорил так и вижу, что это так следовало; а по правде сказать вам, я об этом никогда не...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 16. Размер: 10кб.
    Часть текста: быстро его перегнал, признал превосходство брата и, приходя от него в восторг, любил выдвигать его всем на вид. Себя он всегда стушевывал и так приучил к этому весь дом, что все, и свои и чужие люди, обращали все свое внимание на князя Дмитрия, а старший его брат, Яков, шел за ним и смотрел на него не с ревностью, не с завистью, а с восторгом, в котором сказывалась благородная и поэтическая натура этого прекрасного человека, пылавшего любовью ко всему прекрасному. Отец мой, сколько я могу о нем судить не по рассказам Ольги и Патрикея и других людей, обожавших в нем своего кумира, а по словам самой бабушки, которая была очень скромна в суждении о своих сыновьях, был одарен необыкновенными способностями и чарующею красотой. Бабушка, грустно улыбаясь, называла его «своим Авессаломом». (Увы, его и участь имела много сходного с судьбою этого злополучного библейского царевича!) Он был высок ростом, гораздо выше дяди Якова, которого за его маленький рост звали «карапузиком». Лицом отец напоминал бабушку, но только не так, как тетушка Анастасия, то есть не только чертами, но и выражением, но, разумеется, все это сходство отливалось в мужской форме. Замечу мимоходом, что, кроме моего отца, в роду нашем уже никто не имел большого сходства с княгинею Варварою Никаноровной; все, и в этом числе сама она, находили большое сходство с собою во мне, но я никогда не могла освободиться от подозрения, что тут очень много пристрастия и натяжки: я напоминала ее только моим ростом да общим выражением, по которому меня с детства удостоили привилегии быть «бабушкиною внучкой», но моим чертам недоставало всего того, что я так любила в ее лице, и, по...
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых
    Входимость: 8. Размер: 9кб.
    Часть текста: ГЛАВА ПЕРВАЯ Род наш один из самых древних родов на Руси: все Протозановы по прямой линии происходят от первых владетельных князей, и под родовым гербом нашим значится, что он нам не милостью дарован, а принадлежит «не по грамоте». В исторических рассказах о старой Руси встречается немало имен наших предков, и некоторые из них воспоминаются с большим одобрением. До Ивана Даниловича Калиты они имели свой удел, а потом, потеряв его, при Иване Третьем являются в числе почетных людей Московского княжества и остаются на видном положении до половины царствования Грозного. Затем над одним из них разразилась политическая невзгода, и, по обычаям того времени, за одного явились в ответ все: одни из Протозановых казнены, другие — биты и разосланы в разные места. С этой поры род князей Протозановых надолго исчезает со сцены, и только раз или два, и то вскользь, при Алексее Михайловиче упоминается в числе «захудалых», но в правление царевны Софии один из этого рода «захудалых князей», князь Леонтий Протозанов, опять пробился на вид и, получив в управление один из украйных городов, сделался «князем кормленым». Покормился он, впрочем, так неосторожно, что Петр Великий, доведавшись о способе его кормления, отрубил ему голову, а животы велел «поверстать на государя». При этом, однако, гнев государя не был перенесен с отца на детей, а напротив, старший сын казненного, Яков Леонтьевич, был взят для обучения его всем тогдашним наукам. Яков Львович (с этих пор имя Леонтий в роде Протозановых уступает место имени Лев) учился в России, потом за границею и по возвращении оттуда был проэкзаменован самим...
    4. Запечатленный ангел. Глава 12.
    Входимость: 5. Размер: 8кб.
    Часть текста: Тот, любопытный этакой, сейчас же поинтересовался изографа видеть и все ему на руки его смотрел да плещми пожимал, потому что руки у Севастьяна были большущие, как грабли, и черные, поелику и сам он был видом как цыган черен. Яков Яковлевич и говорит: — Удивляюсь я, братец, как ты такими ручищами можешь рисовать? А Севастьян отвечает: — Отчего же? Чем мои руки несоответственны? — Да тебе,— говорит,— что-нибудь мелкое ими не вывесть. Тот спрашивает: — Почему? — А потому что гибкость состава перстов не позволит. А Севастьян говорит: — Это пустяки! Разве персты мои могут мне на что-нибудь позволять или не позволять? Я им господин, а они мне слуги и мне повинуются. Англичанин улыбается. — Значит ты,— говорит,— нам запечатленного ангела подведешь? — Отчего же,— отвечает,— я не из тех мастеров, которые дела боятся, а меня самого дело боится; так подведу, что и не отличите от настоящей. — Хорошо,— молвил Яков Яковлевич,— мы немедля же станем стараться настоящую икону достать, а ты тем часом, чтоб уверить меня, докажи мне свое...
    5. Овцебык
    Входимость: 5. Размер: 23кб.
    Часть текста: бы подвести ее ни под одну френологическую систему. Прическу он носил такую, как будто нарочно хотел ввести всех в заблуждение о фигуре своего «верхнего этажа». Сзади он очень коротко выстригал весь затылок, а напереди от ушей его темнокаштановые волосы шли двумя длинными и густыми косицами. Василий Петрович обыкновенно крутил эти косицы, и они постоянно лежали свернутыми валиками на его висках, а на щеках загинались, напоминая собою рога того животного, в честь которого он получил свою кличку. Этим косицам Василий Петрович более всего был обязан своим сходством с овцебыком. В фигуре Василия Петровича, однако, не было ничего смешного. Человек, который встречался с ним в первый раз, видел только, что Василий Петрович, как говорится, «плохо скроен, да крепко сшит», а вглядевшись в его карие, широко расставленные глаза, нельзя было не видать в них здорового ума, воли и решительности. Характер Василия Петровича имел много оригинального. Отличительною его чертою была евангельская беззаботливость о себе. Сын сельского дьячка, выросший в горькой нужде и вдобавок еще рано осиротевший, он никогда не заботился не только о прочном улучшении своего существования, но даже никогда, кажется, не подумал о завтрашнем дне. Ему отдавать было нечего, но он способен был снять с себя последнюю рубашку и предполагал такую же способность в каждом из людей, с которыми сходился, а всех остальных обыкновенно называл кратко и ясно «свиньями». Когда у Василия Петровича не было сапогов, то есть если сапоги его, как он выражался, «совсем разевали рот», то он шел ко мне или к вам, без всякой церемонии брал ваши запасные сапоги, если они ему кое-как всходили на ногу, а свои осмётки оставлял вам на память. Дома ли вы или нет, Василию Петровичу это было все равно: он располагался у вас по-домашнему, брал, что ему нужно, всегда в...

    © 2000- NIV