• Приглашаем посетить наш сайт
    Крылов (krylov.lit-info.ru)
  • Cлово "УЖАС"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УЖАСЕ, УЖАСУ, УЖАСА, УЖАСОМ

    1. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 6.
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 5.
    3. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 4.
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 4.
    5. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 3.
    6. Сеничкин яд
    Входимость: 3.
    7. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 3.
    8. Белый орел
    Входимость: 3.
    9. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 3.
    10. Скоморох Памфалон. Глава 25.
    Входимость: 3.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 3.
    12. На ножах. Часть 6. Глава 19.
    Входимость: 3.
    13. Полунощники. Глава 5.
    Входимость: 3.
    14. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 1. Глава 8.
    Входимость: 3.
    15. Юдоль. Глава 3.
    Входимость: 2.
    16. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 2.
    17. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 2.
    18. Чертогон
    Входимость: 2.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 2.
    Входимость: 2.
    20. На ножах. Часть 6. Глава 17.
    Входимость: 2.
    21. Детские годы. Глава 10.
    Входимость: 2.
    22. Зимний день. Глава 7.
    Входимость: 2.
    23. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    24. Юдоль
    Входимость: 2.
    25. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 2.
    26. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 2.
    27. Островитяне. Глава 6.
    Входимость: 2.
    28. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 10.
    Входимость: 2.
    29. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 2.
    30. Некуда. Примечания
    Входимость: 2.
    31. Пресыщение знатностью
    Входимость: 2.
    32. Детские годы. Глава 31.
    Входимость: 2.
    33. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    34. Инженеры-бессребреники. Глава 28.
    Входимость: 2.
    35. Расточитель. Действие 3.
    Входимость: 2.
    36. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 2.
    37. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 2.
    38. На ножах. Часть 4. Глава 9.
    Входимость: 2.
    39. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 4.
    Входимость: 2.
    40. На краю света. Глава 8.
    Входимость: 2.
    41. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 10.
    Входимость: 2.
    42. Леди Макбет нашего уезда. Глава 15
    Входимость: 2.
    43. Смех и горе. Главы 35-39.
    Входимость: 2.
    44. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 2.
    45. Павлин. Глава 5.
    Входимость: 2.
    46. Зимний день. Глава 12.
    Входимость: 1.
    47. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    48. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    49. Пугало. Глава 17.
    Входимость: 1.
    50. Гора. Египетская повесть. Глава 11.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 6. Размер: 47кб.
    Часть текста: художник, делавший необыкновенно изящные вещи из серебра и золота. Его звали Зенон (в Прологе он называется "златокузнец"). Он был потаённый христианин. По художеству его ему нигде не было равного. Самые именитые женщины роскошного города наперебой непременно хотели иметь украшения, сделанные этим искусным мастером, а Зенон не успевал исполнять всех делаемых ему заказов. Богатые щеголихи Александрии шли наперебой одна перед другой и платили очень дорого, чтобы перещеголять друг друга, но только и это не помогало. Тогда в Александрию приехала из Антиохии одна молодая красавица, необычайно своенравного и настойчивого характера. Она имела привычку ни пред чем не останавливаться для достижения своей самомалейшей цели, а цель её в Александрии была превзойти здесь своею пышностью всех александрийских женщин. Имя её было Нефорис или Нефора. Вся Антиохия знала её как самую первую красавицу, затмевавшую собою всех иных в роще Дафны. Она захотела во что бы то ни стало иметь "головную утварь на красоту своего тела" и не послала звать к себе художника, потому что знала, что Зенон откажется, а она взяла золото и драгоценные камни и сама пошла к нему и стала его "умолять" сделать для неё такое головное украшение, которое как можно более шло бы к ней и ещё сильнее возвысило "красоту её изящного тела". Зенон, удаляясь от шума, жил за городом в красивой местности, до которой было довольно далеко. Нефора шла сначала тенистою аллеей, по которой ей встречались рабы, несшие в паланкинах женщин, и с грохотом проезжали колесницы на конях с подстриженными гривами, потом путь становился безлюднее и тише. От аллеи начинались мелкие свёртки по тропинкам в удолья, утонувшие в рощах. У одного из этих свёртков под ветвистым деревом сидел старик и кормил своего верблюда. Нефора спросила его, где живёт Зенон златокузнец. Он ей указал на поляну, где зрели ароматные дыни, меж сирени, жасминов и роз, а сзади катился ручей и за ним в чаще кустов стоял...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 5. Размер: 80кб.
    Часть текста: <позабыли его> гораздо ранее. Его свеча догорала тихо и одиноко, может быть и она немножко коптила, потому что на ней собралось немало нагара; но все-таки он досидел при ней до своей поздней ночи и видел все без очков и довольно ясно. Она погасла четыре дня тому назад в его небольшой оригинальной квартире, где он проводил свою оригинальную жизнь. Это было здесь, в Петербурге, которого он не только не любил, но даже ненавидел, а под конец даже и презирал и как бы в наказание за то осужден был провести здесь свои последние годы — годы упадка своих сил, значения и состояния, которые он растратил многоразличными способами. К последней поре у него оставалось только то, что теперь едва ли что-нибудь стоит: именно честь и независимость убеждений да те слабости, на которые намекает сочиненная мною ему эпитафия. А было время, и относительно весьма недавнее время, когда его очень знали и одни его очень любили, другие им хвастались, третьи его побаивались и не было никого, кто бы его не уважал... в душе. О, разумеется, только в душе! Но, однако, и так не было ни одного человека, который бы решился громко возражать против того, что князь Яков Львович Протозанов, или, как его в шутку звали, «князь Кис-ме-квик», самый добрый и благородный человек, какого только можно пожелать встретить. А он, по правде говоря, был человек довольно обыкновенный и ума не самого дальнего, но было в нем нечто такое, что делало его весьма милым, интересным и замечательным явлением в...
    3. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 27кб.
    Часть текста: которые шмыгают назад в улицы и переулки, не слушая останавливающих их офицеров, толпы фабричных и свалки у кабаков и на мостах, крики, пьянство, дебоширство и оргии. Рабочие куражатся в кабаках, напиваются, ничего не понимают и дерутся друг с другом; происходят убийства, которых некому остановить и за которые неоткуда ждать никакого возмездия. Дворник дома Ростовых, рослый Игнат, стоит, красуется перед большим зеркалом в зале; казачок Мишка в опустелом доме сидит и играет одним пальцем на клавикордах; на площади подьячий читает одной группе растопчинскую афишу. Отсюда начинается сцена, которая заканчивается травлей Верещагина. Мы позволим себе выписывать всю эту сцену. У стены Китай-города небольшая кучка людей окружила человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу. — Указ, указ читают! указ читают! — послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу. Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 августа (это было 2 сентября). Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишу сначала. «Я завтра рано еду к светлейшему князю , — читал он, (Светлеющему , торжественно улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), — чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух ... («Видал? — победоносно прокричал малый. — Он тебе всю дистанцию развяжет...») — искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и французов отделаем». Последние слова были прочитаны чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду» видимо даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно-понятно. Это было то самое, что каждый из нас мог сам ...
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 4. Размер: 29кб.
    Часть текста: отличавших тогдашнюю распудренную эпоху северной Пальмиры, и, наконец, вышла замуж за князя Аггея Лукича Сурского, человека старого, не безобразного, но страшного с виду и еще более страшного по характеру. До своей женитьбы на княжне Ирине Васильевне князь Сурский был вдов, имел двенадцатилетнюю дочь от первого брака, и самому ему было уже лет под шестьдесят, когда он решился осчастливить своею рукою двадцатитрехлетнюю Ирину Васильевну и посватался за нее через светлейшего покорителя Тавриды. Впрочем, князь Сурский был еще свеж и бодр; как истый аристократ, он не позволял себе дряхлеть и разрушаться раньше времени, назначенного для его окончательной сломки; кафтаны его всегда были ловко подхвачены, волосы выкрашены, лицо реставрировано всеми известными в то время косметическими средствами. Но, разумеется, не этот достаток сил и жизни продиктовал крепкому старику мысль жениться на двадцатитрехлетней княжне Ирине Васильевне. Княжна не обещала много интереса для его чувствительной любознательности, и князь вовсе не желал быть Раулем-Синей бородой. Дело было гораздо проще. Князь был богат, знатен и честолюбив; ему хотелось во что бы то ни стало породниться с Таврическим, и княжна Ирина Васильевна была избрана средством для достижения этой цели. Совершилась пышная свадьба, к которой Ирину Васильевну, как просвещенную девицу, не нужно было нимало...
    5. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    Часть текста: «Прошло лето, прошла осень, прошла теплая весна: наступает злое время — то холодная зима». Славная песенка; да некому ее спеть... (Задумывается.) Да, уж и лето и осень почти минула с тех пор, как Ивана Максимыча в сумасшедший посадили; а на бумагу, которую Калина Дмитрич от него послал, до сих пор ни ответа, ни привета нет. Сорокоуст успеют отчитать, пока этой защиты дождешься... И я здесь сижу в этой кладовой у Дробадонова совершенно напрасно... От матери, и от той скрыто, где я; а Фирс Князев всё поиски правит: его не обманешь. Вчера опять, Калина Дмитрич говорит, посулы делал, что даст сто рублей тому, кто его на мой след наведет; а кормовые на пересылку давно представлены... За сто ли рублей у нас не найдется охотника человека продать, лишь бы пронюхали. (Пауза.) Да мне уж и самой наскучило!.. Три месяца изо дня в день одна-одинешенька в этой норе с крысами высидела... Не умела я в те поры решаться, когда следовало. Не в Петербург мне надо было с Ванею собираться, да не надеяться, как Калина Дмитрич уверил, старости доживать, друг друга жалеючи; а надо было прямо его пожалеть: разогнаться самой да в воду. Вот бы и конец был... Пагуба я, как есть для всех пагуба... Теперь еще, если здесь найдут, и он и Калина наотвечаются... А он еще было...

    © 2000- NIV