• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "УДАР"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УДАРОВ, УДАРЫ, УДАРА, УДАРОМ

    1. На ножах. Часть 6. Глава 25.
    Входимость: 5.
    2. Овцебык. Глава 6
    Входимость: 5.
    3. Соборяне. Часть 3. Глава 18.
    Входимость: 5.
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 5.
    5. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 4.
    6. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 4.
    7. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 3.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 3.
    9. Островитяне. Глава 3.
    Входимость: 3.
    10. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 8
    Входимость: 3.
    11. Железная воля. Глава 18.
    Входимость: 3.
    12. Загадочный человек. Главы 35-39.
    Входимость: 3.
    13. Аннинский Л.А. Несломленный
    Входимость: 3.
    14. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 2.
    15. Скоморох Памфалон. Глава 24.
    Входимость: 2.
    16. Некуда. Книга 1. Глава 8.
    Входимость: 2.
    17. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 2.
    18. Юдоль. Примечания.
    Входимость: 2.
    19. Сибирские картинки 18 века. Глава 13.
    Входимость: 2.
    20. Интересные мужчины. Глава 8.
    Входимость: 2.
    21. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 2.
    22. На ножах. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 2.
    23. Юдоль. Глава 11.
    Входимость: 2.
    24. Русский драматический театр в Петербурге
    Входимость: 2.
    25. Детские годы. Глава 7.
    Входимость: 2.
    26. Гора. Египетская повесть. Глава 27.
    Входимость: 2.
    27. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 2.
    28. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    29. На ножах. Примечания.
    Входимость: 2.
    30. Очарованный странник. Глава 6.
    Входимость: 2.
    31. Некуда. Книга 3. Глава 3.
    Входимость: 2.
    32. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 2.
    33. Административная грация
    Входимость: 2.
    34. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 5.
    Входимость: 2.
    35. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 5.
    Входимость: 2.
    36. Соборяне. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 2.
    37. Соборяне. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 2.
    38. Очарованный странник. Глава 5.
    Входимость: 2.
    39. На ножах. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 2.
    40. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 2.
    41. Железная воля. Глава 12.
    Входимость: 2.
    42. На ножах. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 1.
    43. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    44. Статьи к собранию сочинений в 11 т. 1956—1958гг. Часть 2.
    Входимость: 1.
    45. На ножах. Часть 6. Глава 10.
    Входимость: 1.
    46. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 5.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 1.
    48. На ножах. Часть 5. Глава 25.
    Входимость: 1.
    49. Гора. Египетская повесть. Глава 2.
    Входимость: 1.
    50. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 7.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. На ножах. Часть 6. Глава 25.
    Входимость: 5. Размер: 19кб.
    Часть текста: из этих поранений было достаточно, чтобы покончить с человеком, а другое уже представлялось напрасным излишеством. Надлежало дать заключение: который из этих ударов был первым по порядку и который, будучи вторым, уже нанесен был не человеку, но трупу? Если же они оба последовали одновременно, то чем, каким страшным орудием была нанесена эта глубокая и меткая трехгранная рана? Кто-то напомнил о свайке, с которою утром вчерашнего дня видели дурачка, но свайка имела стержень круглый: думали, что рана нанесена большим гвоздем, но большой гвоздь имеет четырехсторонний стержень и он нанес бы рану разорванную и неправильную, меж тем как эта ранка была точно выкроена правильным трехугольничком. Когда эту рану осмотрели и исследовали медик, чиновники и понятые, ее показали скованным мужикам и Висленеву. Первые посмотрели на нее с равнодушием, а последний прошептал: - Я... я этим не бил. - Чем же вы его били, ваш удар, может быть, этот - по голове? - Нет, нет, - отвечал, отстраняясь от трупа, Висленев. - Я, господа, все расскажу: я участвовал в преступлении, но я человек честный, и вы это увидите... Я ничего не скрою, ...
    2. Овцебык. Глава 6
    Входимость: 5. Размер: 5кб.
    Часть текста: белье и в коленкоровом ватном нагруднике, смотрел в окно; я тоже подошел к окну и стал смотреть. При беспрерывной молнии, светло озарявшей все открывавшееся из окна пространство, можно было видеть, что земля довольно суха. Дождя большого, значит, не было с тех пор, как мы заснули. Но гроза была страшная. Удар следовал за ударом, один другого громче, один другого ужаснее, а молния не умолкала ни на минуту. Словно все небо разверзлось и готово было с грохотом упасть на землю огненным потоком. — Где он может быть?— сказал я, невольно думая об Овцебыке. — И не говори лучше,— отозвался отец Вавила, не отходя от окна. — Не случилось ли чего с ним? — Да случиться, кажется, чему бы! Зверя большого нет тут. Разве лихой человек — так и то не слышно было давно. Нет, так небось ходит. Ведь на него какая блажь найдет. — А вид точно прекрасный,— продолжал старик, любуясь озером, которое молния освещала до самого противоположного берега. В это мгновение грянул такой удар, что вся хата затряслась; отец Прохор упал на землю, а нас с отцом Вавилою так и отбросило к противоположной стене. В сенях что-то рухнуло и повалилось к двери, которою входили в хату. — Горим!— закричал отец Вавила, первый выйдя из общего оцепененья, и бросился к двери. Дверь нельзя было отпереть. — Пустите,— сказал я, совершенно уверенный, что мы горим, и с размаху крепко ударил плечом в дверь. К крайнему нашему удивлению, дверь на этот раз отворилась свободно, и я, не удержавшись, вылетел за порог. В сенях было совершенно темно. Я вернулся в хату, взял от образника одну свечечку и с нею опять вышел в сени. Шум весь наделала моя лошадь. Перепуганная последним ужасным ударом грома, она дернула повод, которым была привязана к столбу, повалила пустой капустный напол, на котором стояло...
    3. Соборяне. Часть 3. Глава 18.
    Входимость: 5. Размер: 4кб.
    Часть текста: выскочил из-под своего экипажа и бросился бегом в ржаное поле; крутивший встречь и с боков ветер останавливал его, рвал его назад за полы, и свистал, и трубил, и визжал, и гайгайкал ему в уши. Туберозов бросился в ложбину к самому роднику; а в хрустальном резервуаре ключа еще беспокойнее: вода здесь бурлила и кипела, и из-под расходящихся по ней кругов точно выбивался наружу кто-то замкнутый в недрах земли. И вдруг, в темно-свинцовой массе воды, внезапно сверкнуло и разлилось кровавое пламя. Это удар молнии, но что это за странный удар! Стрелой в два зигзага он упал сверху вниз и, отраженный в воде, в то же мгновение, таким же зигзагом взвился под небо. Точно небо с землею переслалось огнями; грянул трескучий удар, как от массы брошенных с кровли железных полос, и из родника вверх целым фонтаном взвилось облако брызг. Туберозов закрыл лицо руками, пал на одно колено и поручил душу и жизнь свою богу, а на полях и в лесу пошла одна из тех грозовых перепалок, которые всего красноречивее напоминают человеку его беззащитное ничтожество пред силой природы. Реяли молнии; с грохотом несся удар за ударом, и вдруг Туберозов видит пред собою темный ствол дуба, и к нему плывет светящийся, как тусклая лампа, шар; чудная искра посредине дерева блеснула ослепляющим светом, выросла в ком и разорвалась. В воздухе грянуло страшное бббах! У старика сперло дыхание, и на всех перстах его на руках и ногах завертелись горячие кольца, тело болезненно вытянулось, подломилось и пало... Сознание было одно,— это сознание, что все рушилось . «Конец!» — промелькнуло в голове протопопа, и дальше ни слова. Протопоп не замечал, сколько времени прошло с тех пор, как его оглушило, и долго ли он был без сознания. Приходя в себя, он услыхал, как по небу вдалеке тяжело и неспешно прокатило и стихло! Гроза проходила....
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    Часть текста: первая была дочерью кучера княгини Сурской, а вторая, родившаяся пять лет спустя после смерти отца своей сестры, могла считать себя безошибочно только дитем своей матери. Княгиня Ирина Васильевна Сурская, о которой необходимо вспоминать, рассказывая эту историю, была барыня старого покроя. Доводилась она как-то сродни князю Потемкину-Таврическому; куртизанила в свое время на стоящих выше всякого описания его вельможеских пирах; имела какой-то роман, из рода романов, отличавших тогдашнюю распудренную эпоху северной Пальмиры, и, наконец, вышла замуж за князя Аггея Лукича Сурского, человека старого, не безобразного, но страшного с виду и еще более страшного по характеру. До своей женитьбы на княжне Ирине Васильевне князь Сурский был вдов, имел двенадцатилетнюю дочь от первого брака, и самому ему было уже лет под шестьдесят, когда он решился осчастливить своею рукою двадцатитрехлетнюю Ирину Васильевну и посватался за нее через светлейшего покорителя Тавриды. Впрочем, князь Сурский был еще свеж и бодр; как истый аристократ, он не позволял себе дряхлеть и разрушаться раньше времени, назначенного для его окончательной сломки; кафтаны его всегда были ловко подхвачены, волосы выкрашены, лицо реставрировано всеми известными в то время косметическими средствами. Но, разумеется, не этот достаток сил и жизни продиктовал крепкому старику мысль жениться на двадцатитрехлетней княжне Ирине Васильевне. Княжна не обещала много интереса для его чувствительной любознательности, и князь вовсе не желал быть Раулем-Синей бородой. Дело было гораздо проще. Князь был богат, знатен и честолюбив; ему хотелось во что бы то ни стало породниться с Таврическим, и княжна Ирина Васильевна была избрана средством для достижения этой цели. Совершилась пышная свадьба, к которой Ирину Васильевну, как просвещенную девицу, не нужно было нимало склонять, ни...
    5. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    Часть текста: Глава 3. ГЛАВА ТРЕТЬЯ СИНОДАЛЬНЫЙ ИОСИФ Разговор во дворце подействовал на Капцевича очень сильно. Исмайлов пишет: "Генерал, возвратясь домой, тотчас позвал меня к себе и начал расспрашивать, как он, мелкотравчатый человек, "знаком с такими лицами?! " Я (говорит Исмайлов) слегка рассказал историю знакомства и как дело дошло до приглашений и моего укрывательства". Генерал Капцевич не только нимало не обиделся за то, что ее высокопревосходительство дозволила себе в его доме описанный нами дебош и с забвением всех приличий хотела произвести насильную выемку синодального секретаря из запертого помещения, - напротив, генерал обрушился гневом на самого же Исмайлова за то, как он смел "укрываться". Он очень долго сердился и кричал: "- Вы, милостивый государь, компрометируете меня. Дама, которая призывала вас к себе, даже приезжала к вам сама - супруга одного из первых государственных чинов империи!.. Ваш поступок низок и его ничем оправдать невозможно... В субботу непременно поезжайте и извинитесь, как знаете и как придумаете". Словом, ступай и губи свою...

    © 2000- NIV