• Приглашаем посетить наш сайт
    Иванов В.И. (ivanov.lit-info.ru)
  • Cлово "РАЙНЕРА, РАЙНЕР, РАЙНЕРЕ, РАЙНЕРЫ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: РАЙНЕРУ, РАЙНЕРОМ

    1. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 98.
    2. Некуда. Книга 3. Глава 15.
    Входимость: 43.
    3. Некуда. Книга 3. Глава 9.
    Входимость: 38.
    4. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 34.
    5. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 29.
    6. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 29.
    7. Некуда. Книга 3. Глава 16.
    Входимость: 27.
    8. Некуда. Книга 3. Глава 3.
    Входимость: 19.
    9. Некуда. Книга 2. Глава 15.
    Входимость: 17.
    10. Некуда. Книга 3. Глава 10.
    Входимость: 16.
    11. Некуда. Книга 3. Глава 8.
    Входимость: 13.
    12. Некуда. Книга 2. Глава 7.
    Входимость: 13.
    13. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 11.
    14. Некуда. Книга 2. Глава 19.
    Входимость: 10.
    15. Некуда. Книга 1. Глава 18.
    Входимость: 9.
    16. Статьи к собранию сочинений в 11 т. 1956—1958гг. Часть 2.
    Входимость: 8.
    17. Некуда. Книга 3. Глава 4.
    Входимость: 8.
    18. Некуда. Книга 2. Глава 11.
    Входимость: 6.
    19. Некуда. Книга 3. Глава 23.
    Входимость: 6.
    20. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 6.
    21. Некуда. Книга 3. Глава 6.
    Входимость: 6.
    22. Некуда. Книга 3. Глава 18.
    Входимость: 5.
    23. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 4.
    24. М.Горький. Н.С.Лесков
    Входимость: 4.
    25. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 4.
    26. Некуда. Книга 2. Глава 12.
    Входимость: 4.
    27. Некуда. Книга 3. Глава 7.
    Входимость: 3.
    28. Письма. Протопопову М.А. 23 декабря 1891 г.
    Входимость: 3.
    29. Авторское признание. Открытое письмо к П. К. Щебальскому
    Входимость: 3.
    30. Некуда. Книга 1. Глава 29.
    Входимость: 2.
    31. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 2.
    32. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 2.
    33. Некуда. Книга 3. Глава 13.
    Входимость: 2.
    34. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 2.
    Входимость: 2.
    35. Некуда. Книга 3. Глава 19.
    Входимость: 2.
    36. Некуда. Книга 2. Глава 2.
    Входимость: 1.
    37. Некуда. Книга 2. Глава 13.
    Входимость: 1.
    38. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 1.
    39. Некуда. Книга 3. Глава 14.
    Входимость: 1.
    40. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 1.
    41. Письма. Меньшикову М.О. 12 февраля 1894 г.
    Входимость: 1.
    42. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова
    Входимость: 1.
    43. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 1.
    44. Некуда. Примечания
    Входимость: 1.
    45. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 8.
    Входимость: 1.
    46. Некуда. Книга 3. Глава 12.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 10.
    Входимость: 1.
    48. Некуда. Книга 2. Глава 10.
    Входимость: 1.
    49. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 4.
    Входимость: 1.
    50. Некуда. Книга 3. Глава 21.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 98. Размер: 49кб.
    Часть текста: и постучал в двери небольшого скромного домика. В одном окне домика мелькнул огонь, и к стеклу прислонилось испуганное женское лицо. Приезжий из Швица постучал еще раз. Смелый мужской голос из-за двери спросил: — Кто там? — Из Швица, от ландсмана, — отвечал приезжий. Ему отперли дверь и вслед за тем снова тщательно заперли ее крепким засовом. Республика была полна французов, и в окрестностях стояли гренадеры Серрюрье. Посланец вынул из-за пазухи довольно большой конверт с огромною официальною печатью и подал хозяину. Конверт был весь мокрый, как и одежда человека, который его доставил, но расплывшиеся чернила еще позволяли прочесть содержание сложенного вчетверо квадратного листа толстой бумаги. На нем было написано: «Любезный союзник! Утеснители швейцарской свободы не знают пределов своей дерзости. Ко всем оскорблениям, принесенным ими на нашу родину, они придумали еще новое. Они покрывают нас бесчестием и требуют выдачи нашего незапятнанного штандарта. В ту минуту, как я пишу к тебе, союзник, пастор Фриц уезжает в Берн, чтобы отклонить врагов республики от унизительного для нас требования; но если он не успеет в своем предприятии до полудня, то нам, как и другим нашим союзникам, остается умереть, отстаивая наши штандарты. Во имя республики призываю тебя, союзник, соверши молитву в нашей церкви вместо пастора Фрица и укрепи народ твоею проповедью». — Где моя библия? — спросил пастор, сожигая на свече записку. — Ты едешь? — отчаянно проговорила слабая женщина по-французски. — Где моя библия? — переспросил пастор. — Боже всемогущий! Но твое дитя, Губерт! Пощади нас! — опять проговорила пасторша. — Ульрих! — крикнул пастор, слегка толкая спавшего на кровати...
    2. Некуда. Книга 3. Глава 15.
    Входимость: 43. Размер: 14кб.
    Часть текста: нехорошо. О боже мой! если б вы знали, какие есть мерзавцы на свете! — Очень знаю. — Нет, не знаете. — Помилуйте, на земле четвертый десяток начинаю жить. — Нет, ни на какой земле не встречал я таких мерзавцев, как здесь. — Болотные, — подсказал Розанов. После этого разговора, при котором Райнер казался несколько взволнованным, его против обыкновения не было видно около недели, и он очень плохо мог рассказать, где он все это время исчезал и чем занимался. Расскажем, что делал в течение этого времени Райнер. Тотчас, расставшись с Розановым, он отправился с письмом Помады в Болотную улицу и, обойдя с бесполезными расспросами несколько печальных домов этой улицы, наконец нашел квартиру Агаты. — Пожалуйте, пожалуйте за мной, — трещала ему кривая грязная баба, идя впереди его по темному вонючему коридорчику с неровным полом, заставленным ведрами, корытами, лоханками и всякой нечистью. — Они давно уж совсем собрамшись; давно ждут вас. — Приехали за вами! — крикнула баба, отворив дверь в небольшой чуланчик, оклеенный засаленными бумажками. К двери быстро подскочила Агата. Она много изменилась в течение того времени, как Райнер не видал ее: лицо ее позеленело и немного отекло, глаза сделались еще больше, фигура сильно испортилась в талии. Агата была беременна, и беременности ее шел седьмой месяц. Белоярцев давно рассказывал это; теперь Райнер видел это своими глазами. Беременность Агаты была очевидна, несмотря на то, что бедная женщина встретила Райнера в дорожном платье. На ней был надет шерстяной линючий ватошник и сверху драповый бурнус, под которым был поддет большой ковровый платок; другой такой же платок лежал у нее на голове. При входе Райнера она тотчас начала связывать концы этого платка у себя за спиною и торопливо произнесла: — Вот как! Так это вы за мною, monsieur Райнер? — Я к вам, а не за вами. Вот вам письмо. — От кого это? — спросила Агата и, поспешно разорвав конверт, пробежала коротенькую записочку. — Что это значит? — спросила она, бледнея. — Не ...
    3. Некуда. Книга 3. Глава 9.
    Входимость: 38. Размер: 30кб.
    Часть текста: полных социальных началах, и все-таки помогать ему словом и содействием. Потом обошел других с тою же просьбою; со всеми ласково поговорил и успокоился. Преданный всякому общественному делу, Райнер хотел верить Белоярцеву и нимало не сердился на то, что тот оттер его от Дома , хотя и хорошо понимал, что весь этот маневр произведен Белоярцевым единственно для того, чтобы не иметь возле себя никого, кто бы мог помешать ему играть первую роль и еще вдобавок вносить такие невыгодные для собственного кармана начала, каких упорно держался энтузиаст Райнер. Ничего этого Райнер не помнил, когда дело касалось до дела. Как Алексей Сергеевич Богатырев отыскивал родственников, так он ползком, на дне морском, где только мог, добывал работу для гражданок Дома ; которой добыл переводы, которой нашел музыкальные уроки, которой уступил часть своих уроков, — словом, в течение месяца всем достал занятий, кроме Бертольди, которая, как вышло на поверку, хвастала своими трудами у какого-то известного ей московского пошляка-редактора. Она, за...
    4. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 34. Размер: 48кб.
    Часть текста: и все картинные ужасы эффектных романов лэди Редклиф вставали в памяти Розанова, когда они шли по темным коридорам оригинального дворца. Взошли в какую-то круглую комнату, ощупью добрались до одной двери — и опять коридор, опять шаги раздаются как-то страшно и торжественно, а навстречу никого не попадается. Потом пошли какие-то завороты, лесенки и опять снова коридор. В темноте, да для человека непривычного — точные катакомбы. Наконец впереди мелькнуло серое пятно: это была выходная дверь на какой-то дворик. Приближаясь к этому выходу, Розанов стал примечать, что по сторонам коридора есть тоже двери, и у одной из них Арапов остановился и стукнул три раза палкой. В ответ на этот стук послышались сначала очень глухие шаги, потом они раздались близко, и, наконец, дверь отворилась. Перед посетителями стоял солдат с сальною свечою в руках. — Дома? — спросил Арапов, бесцеремонно проходя мимо солдата. — Никак нет, ваше благородие, — ответил денщик. — Ну, все равно: дай мне, Трошка, огня, я напишу ему записочку. Солдатик пошел на цыпочках, освещая сальною свечкою длиннейшую комнату, в окна которой светил огонь из противоположного флигеля. За первою комнатою начиналась...
    5. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 29. Размер: 18кб.
    Часть текста: ранее обыкновенного и при первых приветствиях очень внимательно прислушивался, не отзовется ли из спальни хозяйки другой знакомый голос, не покажется ли в дверях Лизина фигура. Лизы не было. Она не только не выезжала из дома, но даже не выходила из своей комнаты и ни с кем не говорила. В эти же дни Николай Степанович Вязмитинов получил командировку, взял подорожную и собирался через несколько дней уехать месяца на два из Петербурга, и, наконец, в один из этих дней Красин обронил на улице свой бумажник, о котором очень сожалел, но не хотел объявить ни в газетах, ни в квартале и даже вдруг вовсе перестал говорить о нем. Вечером последнего из этих трех дней Женни сидела у печки, топившейся в ее спальне. На коленях она держала младшего своего ребенка и, шутя, говорила ему, как он будет жить и расти. Няня Абрамовна сидела на кресле и сладко позевывала. — Будем красавицы, умницы, добрые, будут нас любить, много, много будут нас любить, — говорила Евгения Петровна с рас становкой, заставляя ребенка ласкать самого себя по щечкам собственными ручонками. — Гадай, гадай, дитятко, — произнесла в ответ ей старуха. — Да уж угадаем, уж угадаем, — шутила Женни, целуя девочку. — А на мой згад, как фараон-царь мальчиков побивал, так теперь следует выдать закон, чтоб побивали девочек. — За что это нас убивать? за что убивать нас? — относилась Женни к ребенку. — А за то, что нынче девки не в моде. Право, посмотришь, свет-то навыворот пошел. Бывало, в домах ли где, в собраниях ли каких, видишь, все-то кавалеры с девушками, с барышнями, а барышни с кавалерами, и таково-то славно, таково-то весело и пристойно. Парка парку себе отыскивает. А нынче уж нет! Все пошло как-то таранты на...

    © 2000- NIV