• Приглашаем посетить наш сайт
    Соллогуб (sollogub.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕСТОР, НЕСТОРА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕСТОРУ, НЕСТОРОМ

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 30. Размер: 58кб.
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 16. Размер: 34кб.
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 10. Размер: 24кб.
    4. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 9. Размер: 32кб.
    5. Обойденные. Часть 1. Глава 14.
    Входимость: 8. Размер: 9кб.
    6. Обойденные. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 7. Размер: 10кб.
    7. Обойденные. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 7. Размер: 12кб.
    8. Обойденные. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 7. Размер: 14кб.
    9. Обойденные. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 6. Размер: 10кб.
    10. Обойденные. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 5. Размер: 9кб.
    11. Обойденные. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 5. Размер: 7кб.
    12. Обойденные. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    13. Обойденные. Часть 1. Глава 17.
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    14. Детские годы. Примечания.
    Входимость: 4. Размер: 31кб.
    15. Обойденные. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    16. Обойденные. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 9кб.
    17. Обойденные. Часть 3. Глава 11.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    18. Обойденные. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    19. Обойденные. Часть 1. Глава 12.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    20. Обойденные. Часть 3. Глава 13.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    21. Обойденные
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    22. Обойденные. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    23. Обойденные. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    24. Обойденные. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    25. Обойденные. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    26. Обойденные. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 3. Размер: 14кб.
    27. Обман
    Входимость: 2. Размер: 68кб.
    28. Владычий суд. Глава 5.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    29. Обойденные. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 2. Размер: 14кб.
    30. Смех и горе. Главы 85-89.
    Входимость: 2. Размер: 17кб.
    31. Обойденные. Часть 1. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    32. Смех и горе. Примечания
    Входимость: 2. Размер: 59кб.
    33. Обойденные. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    34. Письма. Щебальскому П.К. 16 апреля 1871 г.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    35. Обойденные. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    36. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 37кб.
    37. Обойденные. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    38. Детские годы. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    39. Обойденные. Часть 1. Глава 13.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    40. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 1. Размер: 30кб.
    41. Обойденные. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    42. Обойденные. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    43. Колыванский муж. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    44. Обойденные. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    45. Обойденные. Часть 3. Глава 19.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    46. Обойденные. Часть 3. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 30. Размер: 58кб.
    Часть текста: магистратским войтом незадолго до потери этим городом привилегий, которыми он пользовался по магдебургскому праву. Войт Долинский принадлежал к старой городской аристократии, как по своему роду, так и по почетному званию, и по очень хорошему, честно нажитому состоянию пользовался в заднепровской Украйне очень почтенной известностью и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от бедных. Нищие, странные и убогие были любимою средою Долинской, и в этой исключительной среде ее робкая и чистая душа старалась скрываться от мирских сует и треволнений. Деньги ...
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 16. Размер: 34кб.
    Часть текста: ему приносили в его комнату стакан кофе со свежею булкою; в два часа Дорушка звала его в столовую, где был приготовлен легкий завтрак, потом он проходил с Дорою (которой была необходима прогулка) от Владимирской до Адмиралтейства и назад; в пять часов садились за стол, в восемь пили вечерний чай и в двенадцать ровно расходились по своим комнатам. В неделю раза два Долинский с Дорой бывали в театре. Дни у них проходили за делом, но вечерами они не отказывали себе в роздыхе и некоторых удовольствиях. Жизнь шла живо, ровно, без скуки, без задержки. Пансионер совершенно привык к порядкам своего пансиона и удивлялся, как мог он жить иначе столько лет сряду! Со смертью своей благочестивой матери, Нестор Игнатьевич разлучился со стройной домашней жизнью. Жизнь у дяди, в которой поверх всего плавало и все застилало собою эгоистическое самовластие его тетки, оставила в нем одни тяжелые воспоминания. Воспоминания о семейной жизни с женою и тещею, уничтожившими своею требовательностью всякую его свободу и обращавшими его в раба жениной суетности и своекорыстия, были еще отвратительнее. С тех пор Нестор Игнатьевич вел студенческую жизнь в Латинском квартале Парижа, то есть жил бездомовником и отличался от прочих, истинных студентов только разве тем, что немножко чаще их просиживал вечера дома за книгою и реже таскался по ресторанам, кафе и балам Прадо. Впрочем, несмотря на это, Нестор Игнатьевич все-таки совсем отучился вовремя встать, вовремя лечь и в свое время погулять. Обращать светлый день в скучную ночь, и скучную ночь в бедный радостями день для него не составляло ничего необыкновенного. Он знал, что ему будет скучно на балу, потому что все удовольствия этого бала можно было всегда рассказать вперед - и все-таки он шел от скуки на бал и от скуки зевал...
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 10. Размер: 24кб.
    Часть текста: а потом весьма порадовало и дало ему толчок, которого давно ждала его робкая, нерешительная натура. Письмо это с начала до конца было писано Дорушкой, без всякой сторонней приписки. "Нестор Игнатьевич (писала Дора Долинскому)! Я никак не могу себе определить, очень умно или до крайности глупо я поступаю, что пишу к вам это письмо; но не могу удержаться и все-таки пишу его. Когда я сказала моим и вашим друзьям, то есть Ане и Илье Макаровичу, что вас непременно надо немедленно известить о том, о чем вы теперь узнаете из этого письма, то они подняли такой гвалт, что с ними не стоило спорить и приходилось бы отказаться от всякого намерения посвятить вас в ваши же собственные дела. Но мой грешный разум и тайный голос моего сердца, которых я привыкла слушаться, склонили меня к преступлению против Ани и Ильи Макаровича. Я пишу вам это письмо тайно от них и прошу вас это хорошенько запомнить. Дело идет, конечно, о вас и заключается в том, что ваших детей, на воспитание которых вы высылаете деньги, уже четвертый год не существует на свете, а жена ваша тоже около года живет в Эмсе со старым богачом, откупщиком Штульцем. Дети ваши почти оба разом умерли от крупа, вскоре после вашего отъезда из Москвы, а у вашей жены за границею родился новый ребенок, на которого откупщик Штульц (какой-то задушевный приятель родственников вашей жены) дал очень серьезную сумму. Говорят, что этой суммой на целую жизнь прочно обеспечены и мать и ребенок. Все эти аккуратно и достоверно собранные сведения привез нам Илья Макарович, который на днях ездил в Москву реставрировать какую-то вновь открытую из-под старой штукатурки допотопную фреску. Обстоятельства эти мне показались очень важными для вас, и я настаивала, чтобы известить вас обо всем...
    4. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 9. Размер: 32кб.
    Часть текста: переходить в скуку. Один недавно умерший русский писатель, владевший умом обаятельной глубины и светлости, человек, увлекавшийся безмерно и соединявший в себе крайнюю необузданность страстей с голубиною кротостью духа, восторженно утверждал, что для людей живых, для людей с искрой божией нет Semper idem, и что такие, живые люди, оставленные самим себе, никогда друг для друга не исчерпываются и не теряют великого жизненного интереса; остаются друг для друга вечно, так сказать, недочитанною любопытною книгою. От слова до слова я помнил всегда оригинальные, полные самого горячего поэтического вдохновения речи этого человека, хлеставшие бурными потоками в споре о всем известной старенькой книжке Saint-Pierre "Paul et Virginie" {Сен-Пьера "Поль и Виргиния" (франц.)}, и теперь, когда история событий доводит меня до этой главы романа, в ушах моих снова звучат эти пылкие речи смелого адвоката за право духа, и человек снова начинает мне представляться недочитанною книгою. Дорушка и слышать не хотела ни о каких знакомствах и ни о каких разнообразиях. Когда Долинский случайно познакомился где-то в cafe с братом Веры Александровны Онучиной, Кириллом, и когда Кирилл Александрович сделал Долинскому визит и потом еще навестил его два или три раза, Дорушка не то что дулась, не то чтобы тяготилась этим знакомством, но точно как будто боялась его, тревожилась, находила себя в каком-то неловком, непрямом положении. А Кирилл Онучин не был совсем же неприятный аристократ, ни демократический фат, ни лев, ни франт дурного тона. Это был человек самый скромный и вообще тип у нас довольно редкий. По происхождению, состоянию, а равно по тонкости и белизне кожи, сквозь которую видно было, как благородная кровь переливается в тоненьких, голубых жилках его висков, Кирилл Онучин был аристократ, но ни одного аристократического стремления, ни одного исключительного порока и недостатка, свойственного большинству наших русских патрициев, в Кирилле Онучине не было и...
    5. Обойденные. Часть 1. Глава 14.
    Входимость: 8. Размер: 9кб.
    Часть текста: который ее пользовал, отказался брать деньги за визиты. - Вы мне лучше платите в месяц,- сказал он,- я буду заезжать к больной и буду стараться ее поддерживать. Больше я ничего сделать не могу. - У нее чахотка? - спросил Долинский. - Несомненная. - Долго она может жить? Доктор пожал плечами и отвечал: - Болезнь в сильном развитии. С четвертой недели поста Даша вовсе не вставала с постели. В доме все приняло еще более грустный характер. Ходили на цыпочках, говорили шепотом. - Господи! Вы меня уморите прежде, чем смерть придет за мною,- говорила больная.- Все шушукают, да скользят без следа, точно тени могильные. Да поживите вы еще со мною! Дайте мне послушать человеческого голоса! Дайте хоть поглядеть на живых людей! Ухода и заботливости о Дорушкином спокойствии было столько, что они ей даже надоедали. Проснувшись как-то раз ночью, еще с начала болезни, она обвела глазами комнату и, к удивлению своему, заметила при лампаде, кроме дремлющей на диване сестры, крепко спящего на плетеном стуле Долинского. - Кто это, Аня? - спросила шепотом Дорушка, указывая на Долинского. - Это Нестор Игнатьич,- отвечала Анна Михайловна, оправляясь и подавая Доре ложку лекарства. Дорушка выпила микстуру и, сделав гримаску, спросила, глядя на Долинского: - Зачем эта мумия тут торчит? - Он все сидел... и как удивительно он спит! - Еще упадет и перепугает. - Бедняжка! Три ночи он совсем не ложился. - Спасибо ему, - отвечала тихо Дора. - Да, преуморительный; сегодня встал, чтобы дать тебе лекарства, налил и сам всю целую ложку со сна и выпил. Анна Михайловна беззвучно рассмеялась. - Мирское челобитье в лубочке...

    © 2000- NIV