• Приглашаем посетить наш сайт
    Чернышевский (chernyshevskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛЯПИС"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЯПИСОМ, ЛЯПИСА

    1. Пагубники
    Входимость: 2.
    2. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 1.
    3. На ножах. Часть 5. Глава 15.
    Входимость: 1.
    4. Некуда. Книга 2. Глава 21.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Пагубники
    Входимость: 2. Размер: 75кб.
    Часть текста: от соблазнов, обоче горе человеку тому, им же соблазн приходит. Мф., XVIII, 7 В этом очерке я буду говорить о предмете, который считают щекотливым, но речь моя будет так скромна и сдержанна, что не оскорбит ничем чувства людей нравственных, к которым я пишу эти строки, прося их о внимании и о помощи существам, требующим сострадания. Нынче у нас, как и в чужих краях, многие сильно заняты заботою о том, чтобы уменьшить сколько можно число несчастных молодых девушек, идущих дурною дорогою. Об этом много пишут, говорят, и кажется - кое-что делают. Надежнее многих иных забот в этом роде мне представляются заботы той благородной шведской дамы, которая приезжала в Петербург летом 1885 года. Она была здесь с целью сгруппировать в нашей столице добрых людей, способных чувствовать живое сострадание к молодым девушкам, испытывающим на чужбине тягость беспомощного положения, подвергающего их опасности терять себя в непосильной борьбе с обстоятельствами. Поиски людей, готовых прийти на помощь девушке, когда она изнемогает в борьбе и ей угрожает падение, кажется, удались шведской даме, - по крайней мере они удались ей хотя в известной мере, но все это касается одних шведок... Даму, о которой мы говорим, несправедливо было бы обвинять в национальной узкости: всякому простительно прежде всего позаботиться о своих, а потом, если есть возможность, и о других. Иначе можно разбросаться силами и не ...
    2. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    Часть текста: и кому верит его вдова. Господа, я повторяю мою просьбу удалиться из залы. - Что это за тон? - Теперь, господин Горданов, не до тонов. Все вышли, уходите и вы, или... - Или что? - спросил, сверкнув глазом, Горданов. - Тише; здесь ведь не лес, а я - не он. Горданов побледнел. - Что это, глупость или намек? - спросил он запальчиво. - Намек, а впрочем, как вам угодно, но я сейчас запираю зал, и если вы хотите здесь остаться, то я, пожалуй, запру вас. - Тьфу, черт возьми! Да чьею волей и каким правом вы так распоряжаетесь? - Волей вдовы, господин Горданов, ее же правом. Но дело кончено: я вас сейчас запираю. Вы, может быть, что-нибудь здесь позабыли? это вам завтра возвратят. И Ропшин пошел к двери. - Подождите! - крикнул, торопливо выскакивая за ним, Горданов, и когда Ропшин замкнул дверь, он добавил: - Я сейчас пройду к Глафире Васильевне? - К Глафире Васильевне? Нет, вы не трудитесь: это будет напрасно. - Что-о? - Я вам сказал что. - Посмотрим. Горданов тронулся вперед, но Ропшин его остановил. - Вернитесь, господин Горданов, вы будете напрасно трудиться: ее дверь заперта для вас. - Вы лжете! - Смотрите. Она...
    3. На ножах. Часть 5. Глава 15.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    Часть текста: о стоявшую на столе плитку опиленного песчаника. - Не зажигайте, не зажигайте, Бога ради, огня! - прокричал ей из-за перегородки знакомый голос Висленева, и шорох оберточной бумагой стал слышен еще резче и торопливее. - Что это за вздор еще? - спросила Глафира, опустив незажженную спичку. - Нет, нет, нет, это не вздор: пожалуйста, не зажигайте. - Да что вы, с ума, что ли, сошли? - Нет; только одну минуточку; еще одну только минуточку не зажигайте, а потом можно. Глафира вместо ответа чиркнула новою спичкой, но та, вероятно, отсырела и не загорелась; другая тоже, у третьей отскочила головка; зажигая четвертую, Бодростина уронила на пол весь зажигательный снаряд и стала подбирать его. Во все это время Висленев усиленно ворочался, кряхтел и пыжился. Но вот Глафира зажгла огонь, и в ту же самую секунду Жозеф сделал самодовольное "у-у-ф", и добавил: "фу ты, Господи, как я вспотел!" - Что даже находите нужным объявить об этом, - отозвалась Бодростина, зажигая от одной свечи другую на подзеркальной доске. - Но пожалуйте-ка сюда. - Сейчас-с. И затем прошла еще минута, а Висленев не появлялся, между тем как в узкий просвет под дверью Глафире были видны висленевские сапоги. - Да идите же скорее, а то мы из-за вас еще опоздаем, - крикнула Глафира. - Иду-с, иду. И сапоги засуетились около двери, но опять ни с места. Глафира подошла скорыми шагами к двери, быстро отмахнула ее одним движением, но отмахнула не без труда и не без усилия, потому что за дверью цепко держался за ручку и наконец вылетел на средину комнаты... кто?.. Как назвать это лицо? Глафира отступила два шага назад. Вместо Жозефа пред ней стоял... чужой человек, брюнет, с лицом, тщательно закрытым ладонями. - Да что же это, наконец, такое? - воскликнула Глафира и, одним движением отведя руки незнакомца от его таинственного лица, расхохоталась. Пред нею стоял Висленев, но не Висленев белый и волокнистый, а...
    4. Некуда. Книга 2. Глава 21.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    Часть текста: Был одиннадцатый час очень погожего и довольно теплого дня. Лиза обошла Патриаршие пруды и хотела уже идти домой, как из ворот одного деревянного дома вышла молодая девушка в драповом бурнусе и черном атласном капоре, из-под которого спереди выглядывали клочки подстриженных в кружок золотистых волос. Девушка шла довольно скоро, несколько вразвал. В руках у нее были две книги, пачка папиросных гильз, стклянка с бесцветной жидкостью. Поравнявшись с Лизой, девушка хотела ее обойти, но поскользнулась, уронила папиросные гильзы и стклянку, которая тотчас же разбилась и пролилась. Лиза инстинктивно нагнулась, чтобы поднять разбитую стклянку и гильзы. — Не трогайте, — спокойно произнесла тонким дискантом девица. — Я хотела поднять ваши гильзы. — Нет, это уж ни на что не годится. Они облиты едким веществом, их теперь нельзя набивать. Какая досада! — окончила девушка, отряхивая марселиновую юбку. — Это все прогорит теперь, — продолжала она, указывая на брызги. — Что ж это было в этой стклянке? — Это была кислота для опытов. — Скажите, пожалуйста, вы не mademoiselle Бертольди? — спросила, несколько конфузясь, Лиза. — Допустим-с, что это так. — Я...

    © 2000- NIV