• Приглашаем посетить наш сайт
    Пушкин (pushkin.niv.ru)
  • Cлово "ЛОБ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛБУ, ЛБОМ, ЛБАМ, ЛБА

    1. Час воли божией
    Входимость: 9.
    2. На ножах
    Входимость: 6.
    3. Письма. Веселитской Л.И. 27 июня 1893 г.
    Входимость: 6.
    4. Бесстыдник
    Входимость: 5.
    5. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 4.
    6. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 4.
    7. Островитяне. Глава 19.
    Входимость: 4.
    8. Некуда. Книга 1. Глава 14.
    Входимость: 4.
    9. Островитяне. Глава 4.
    Входимость: 3.
    10. На ножах. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 3.
    11. Очарованный странник
    Входимость: 3.
    12. На ножах. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 3.
    13. Очарованный странник. Глава 10.
    Входимость: 3.
    14. Кадетский монастырь
    Входимость: 3.
    15. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 3.
    16. На ножах. Часть 5. Глава 27.
    Входимость: 3.
    17. Детские годы. Глава 33.
    Входимость: 3.
    18. Обойденные. Часть 3. Глава 8.
    Входимость: 3.
    19. Обойденные. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 2.
    20. На ножах. Часть 4. Глава 7.
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 2.
    22. Островитяне. Глава 27.
    Входимость: 2.
    23. На ножах. Часть 4. Глава 13.
    Входимость: 2.
    24. Некуда. Книга 3. Глава 23.
    Входимость: 2.
    25. Некуда. Книга 2. Глава 8.
    Входимость: 2.
    26. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 2.
    27. Чертогон
    Входимость: 2.
    28. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 2.
    29. На ножах. Часть 3. Глава 14.
    Входимость: 2.
    30. Железная воля. Глава 19.
    Входимость: 2.
    31. На ножах. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 2.
    32. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 21.
    Входимость: 2.
    33. Белый орел
    Входимость: 2.
    34. Грабеж Главы 10-14.
    Входимость: 2.
    35. Гора. Египетская повесть. Глава 9.
    Входимость: 2.
    36. Смех и горе. Главы 80-84.
    Входимость: 2.
    37. Несмертельный Голован. Глава 6.
    Входимость: 2.
    38. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 2.
    39. Железная воля. Глава 8.
    Входимость: 2.
    40. Обойденные. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 2.
    41. Гора. Египетская повесть. Глава 5.
    Входимость: 2.
    42. На краю света
    Входимость: 2.
    43. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 2.
    44. Антука
    Входимость: 2.
    45. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 1.
    Входимость: 2.
    46. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 2.
    47. Старые годы в селе Плодомасове. Приложение.
    Входимость: 2.
    48. Островитяне. Глава 11.
    Входимость: 2.
    49. Автобиографическая заметка (1882-1885)
    Входимость: 2.
    50. Детские годы. Глава 12.
    Входимость: 2.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Час воли божией
    Входимость: 9. Размер: 60кб.
    Часть текста: конца свое дело налаживать, как — глядит — оно у него на другом конце расплетается. Долго бился Доброхот всяким родом и способом и умаялся в хлопотах до семи потов, а успеха ему все-таки нет как нет. И потерял, наконец, Доброхот всякую надежду устроиться, и взяло его от этого такое горе и отчаяние, что не стали его веселить ни скоморошьи потехи, ни пляски, ни женины ласки умильные; опостылели ему звериные ловы, и птичья охота наскучила. Стал король вянуть и к гробу посунулся. Заметила это жена Доброхота премудрого — Милолика, королева прекрасная, и начала его обнимать и просить с нежностью, чтоб он пожалел себя, и ее, и своих малых детушек и не трудил бы себя долгою тяжкою заботой, а созвал бы скорее со всего королевства самых сановитых бояр и велел бы им всю премудрость обдумать в большой думе засветло и подать себе пред сумерки все дело чистое — на ладошечке. II Король Доброхот в сей последний раз нежных ласок своей прекрасной королевы Милолики послушался и созвал своих думных бояр со всей земли и начал у них спрашивать: — Все ли у нас под моею державой идет так, как следует? Советчики отвечали: — С нашей руки видать, будто идет у нас все как следует. Будь только ты у нас многолетне здрав, а для нас ничего окромя сего и не надобно. — Если все вы не врете, то, пожалуй, быть может и вправду так, — отвечал король. — Хорошо, молодцы, я для вас постараюсь подольше жить, а только мне то огорчительно, отчего у меня под державою не все так, как я хочу: для...
    2. На ножах
    Входимость: 6. Размер: 34кб.
    Часть текста: натуре, доходам этим не предвиделось конца, а он вдруг и пришел: старик Платон Висленев, советник одной из губернских палат, лег однажды спать и не проснулся. Вдова его нашла в бюро мужа очень небольшую сумму денег и получила тоже очень небольшой пенсион. Всем этим прожить было невозможно, тем более, что приходилось воспитывать нынешних владельцев дома, Иосафа Платоновича, бывшего тогда в шестом классе гимназии, и Ларису Платоновну, оставшуюся в совершенном малолетстве. Дом надо было сделать из бездоходного доходным. С этой целью вдова Висленева построила во дворе, окнами в сад флигелек в пять небольших комнат, и сама с детьми поселилась в этом флигельке, а большой дом начала отдавать внаймы. С этих пор доходы ее стали таковы, что она могла содержать сына в гимназии, а потом и в университете, а дочь добрые люди помогли устроить в институт на казенный счет. Вдова Висленева вела жизнь аккуратную и расчетливую, и с тяжкою нуждой не зналась, а отсюда в губернских кружках утвердилось мнение, что доходы ее отнюдь не ограничиваются домом да пенсией, а что у нее, кроме того, конечно, есть еще и капитал, который она тщательно скрывает, приберегая его на приданое Ларисе. Доходили такие слухи и до самой вдовы, и она их, по общему мнению, опровергала очень слабо: старушка имела в виду, что эти толки ей не повредят. Семь лет тому назад подозрения насчет таинственного ларца вдовы Висленевой получили еще новое и для местных прозорливцев неотразимое подтверждение. Иосаф Платонович Висленев тотчас, по окончании университетского курса, приехал домой, и только что было определился на службу, как вдруг его ночью внезапно арестовали, обыскали и увезли куда-то по политическому делу. Спасения и возврата его никто не чаял, его считали погибшим навеки, причем губернскому человечеству были явлены новые доказательства человеческого или, собственно говоря, женского коварства и предательства, со стороны одной молодой, но, как все решили,...
    3. Письма. Веселитской Л.И. 27 июня 1893 г.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    Часть текста: была своего рода коварность, недостойная не только Вашей чистоты, но и моего недостоинства. Полагаться на Ваш разум мне очень легко и выгодно, а Вам пришлось бы при этом себя неволить и «совокуплять суетная и ложная». В ночи я все об этом думал, и мне стало стыдно, и я спешу поправить мою вину перед Вами (ибо надеюсь, что перед Лб. Як. мы еще не провинились). Теперь я думаю так, что нам совсем не надо ничего соображать и совокуплять, а надо сказать ей все прямо, как есть, и пусть она соображает — как ей угодно поступить, имея в виду, что помещение в Меррек<юле> ей может быть устроено так же, как и Вам, и что я и, вероятно, Вы, конечно, будем счастливы (я — непременно) ее видеть; а она и Меньшиков — оба очень умные люди и, конечно, знают, как встретиться. Лично они друг против друга ведь ничего же не имеют. А читать большое сочинение Толстого раньше всех в России, и в такой компании, как мы собираемся это сделать, — есть (по-моему) слишком большое удовольствие, от которого больно отказаться, и грубо было бы лишить этого такого милого человека, как Лб. Як—на, из-за единого подозрения, что, может быть, ей будет неприятно встретить M—ва или M—в будет стеснен при ней... А может быть, это совсем и не так! Я думаю теперь, что нам (с Вами) не следует останавливаться перед такими сложными соображениями, а с нашей стороны лучше верить в большие достоинства лиц, о которых мы думаем, и говорить с ними, не унижая себя глаголемою «неполной истиной». Оставим это церковным пастырям и учителям. От себя я...
    4. Бесстыдник
    Входимость: 5. Размер: 30кб.
    Часть текста: находились в несколько праздничном настроении. Нас было немного: командир судна, два флотских офицера, штурман, да я и старый моряк Порфирий Никитич, с которым мы были взяты на это судно просто ради компании, «по знакомству»— проветриться. На радостях, что беда сошла с рук, все мы были словоохотливы и разболтались, а темой для разговора служила, конечно, только что прошедшая непогода. По поводу ее припоминали разные более серьезные случаи из морской жизни и незаметно заговорили о том, какое значение имеет море на образование характера человека, вращающегося в его стихии. Разумеется, среди моряков море нашло себе довольно горячих апологетов, выходило, что будто море едва ли не панацея от всех зол, современного обмеления чувств, мысли и характера. — Гм!— заметил старик Порфирий Никитич,— что же?— это хорошо; значит, все очень легко поправить: стоит только всех, кто на земле очень обмелел духом, посадить на корабли да вывесть на море. — Ну, вот какой вы сделали вывод! — А что же такое? — Да мы так не говорили: здесь шла речь о том, что море воспитывает постоянным обращением в морской жизни, а не то что взял человека, всунул его в морской мундир, так он сейчас и переменится. Разумеется, это, что вы выдумали,— невозможно. — Позвольте, позвольте,— перебил Порфирий Никитич,— во-первых, это совсем не я выдумал, а это сказал один исторический мудрец. — Ну, к черту этих классиков! — Во-первых, мой исторический мудрец был вовсе не классический, а русский и состоял на государственной службе по провиантской части; а во-вторых, все то, что им было на этот счет сказано, в свое время было публично признано за достоверную и несомненную истину в очень большой и почтенной компании. И я, как добрый патриот, хочу за это стоять, потому что все это относится к многосторонности и талантливости русского человека. — Нельзя ли рассказать, что это за...
    5. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 4. Размер: 75кб.
    Часть текста: То холодная зима. Песня на этот раз выражала действительно то, что прошло и что наступило в природе. Тонкие паутины плелись по темнеющему жнивью, по лиловым мохрам репейника проступала почтенная седина, дикие утки сторожко смотрели, тихо двигаясь зарями по сонному пруду, и резвая стрекоза, пропев свою веселую пору, безнадежно ползла, скользя и обрываясь с каждого скошенного стебелечка, а по небу низко-низко тащились разорванные полы широкого шлафора, в котором разгуливал северный волшебник, ожидая, пока ему позволено будет раскрыть старые мехи с холодным ветром и развязать заиндевевший мешок с белоснежной зимой. Две поры года прошли для некоторых из наших знакомых не бесследно, и мы в коротких словах опишем, что с кем случилось в это время. Бахаревы вскоре после святой недели всей семьей переехали из города в деревню, а Гловацкие жили, по обыкновению, безвыездно в своем домике. Женни оставалась тем, чем она была постоянно. Она только с большим трудом перенесла известие, что брат Ипполит, которого и она и отец с нетерпением ожидали к каникулам, арестован и попал под следствие по делу студентов, расправившихся собственным судом с некоторым барином, оскорбившим одного из их товарищей. Это обстоятельство было страшным ударом для старика Гловацкого. Для Женни это было еще тяжелее, ибо она страдала и за брата и за отца, терзания которого ей не давали ни минуты покоя. Но, несмотря на все это, она крепилась и всячески старалась утешить страдающего старика. Вязмитинов беспрестанно писал ко всем своим прежним университетским приятелям прося их разъяснить Ипполитово дело и следить за его ходом. Ответы приходили редко и...

    © 2000- NIV