• Приглашаем посетить наш сайт
    Ходасевич (hodasevich.lit-info.ru)
  • Cлово "БРАТ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: БРАТУ, БРАТА, БРАТОМ, БРАТЕ

    1. Легендарные характеры
    Входимость: 52. Размер: 32кб.
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 41. Размер: 32кб.
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 22. Размер: 36кб.
    4. Тупейный художник
    Входимость: 20. Размер: 50кб.
    5. Некуда. Книга 2. Глава 23.
    Входимость: 16. Размер: 14кб.
    6. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 14. Размер: 31кб.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 14. Размер: 32кб.
    8. Заметки неизвестного. Глава 12.
    Входимость: 13. Размер: 8кб.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 13. Размер: 67кб.
    10. Жемчужное ожерелье. Глава 3.
    Входимость: 11. Размер: 8кб.
    11. На краю света. Глава 6.
    Входимость: 11. Размер: 21кб.
    12. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 10. Размер: 49кб.
    13. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 10. Размер: 25кб.
    14. На ножах. Часть 5. Глава 32.
    Входимость: 10. Размер: 20кб.
    15. Интересные мужчины. Глава 3.
    Входимость: 10. Размер: 7кб.
    16. Отборное зерно
    Входимость: 10. Размер: 56кб.
    17. Загадочный человек. Главы 15-19.
    Входимость: 9. Размер: 24кб.
    18. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 9. Размер: 71кб.
    19. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 9. Размер: 10кб.
    20. Смех и горе. Главы 65-69.
    Входимость: 9. Размер: 19кб.
    21. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 8. Размер: 45кб.
    22. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 7
    Входимость: 8. Размер: 10кб.
    23. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 8. Размер: 80кб.
    24. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 8. Размер: 15кб.
    25. Аскалонский злодей. Глава 13.
    Входимость: 8. Размер: 6кб.
    26. Овцебык
    Входимость: 8. Размер: 23кб.
    27. На ножах. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 7. Размер: 12кб.
    28. Райский змей
    Входимость: 7. Размер: 34кб.
    29. Некуда. Книга 1. Глава 19.
    Входимость: 7. Размер: 15кб.
    30. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 7. Размер: 30кб.
    31. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 7. Размер: 75кб.
    32. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 7. Размер: 58кб.
    33. Пагубники
    Входимость: 7. Размер: 75кб.
    34. Оскорбленная Нетэта. Глава 8.
    Входимость: 7. Размер: 8кб.
    35. Заметки неизвестного. Глава 19.
    Входимость: 7. Размер: 8кб.
    36. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 7. Размер: 38кб.
    37. Запечатленный ангел. Глава 11.
    Входимость: 7. Размер: 12кб.
    38. Обман
    Входимость: 7. Размер: 68кб.
    39. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 7. Размер: 10кб.
    40. Письма. Бенни. Г. 4 марта 1871 г.
    Входимость: 6. Размер: 4кб.
    41. Жемчужное ожерелье. Глава 5.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    42. На ножах. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 6. Размер: 14кб.
    43. Юдоль. Глава 13.
    Входимость: 6. Размер: 7кб.
    44. Христос в гостях у мужика
    Входимость: 6. Размер: 21кб.
    45. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 6. Размер: 32кб.
    46. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 6. Размер: 55кб.
    47. Жемчужное ожерелье. Глава 2.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    48. Пугало. Глава 10.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    49. На ножах. Часть 5. Глава 29.
    Входимость: 6. Размер: 15кб.
    50. Некуда. Книга 2. Глава 2.
    Входимость: 5. Размер: 22кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Легендарные характеры
    Входимость: 52. Размер: 32кб.
    Часть текста: которые влияли на образование его идей и представлений". Чт. в Общ. люб. древн. российских I Тридцать лет назад, когда у нас много писали о женском вопросе, не раз было упоминаемо, будто в России репутации женщин был нанесён большой вред житийными сказаниями, которым верили наши предки. Там будто женщины постоянно выставляются соблазнительницами, стремившимися удалить мужчин от возвышенных задач жизни и погрузить их в жизнь чувственную и безрассудную. Некоторыми, более горячими, чем основательными друзьями женского вопроса было выхвачено несколько примеров в этом роде, и те примеры, принятые без критики, до сей поры остаются в непререкаемом значении убедительных фактов. Между тем, на самом деле, это есть ложь, и в этом может убедиться всякий, кто пожелает познакомиться с женскими типами Пролога. Это здесь и предлагается. Разбирая Пролог, как повествовательный источник, я нашёл в нём ровно сто тем или "прилогов", которые дают более или менее пригодный материал для воспроизведения в повествовательном или пластическом искусстве, а из этих ста историй - в тридцати пяти участвуют женщины. Год по Прологу начинался с 1 сентября, и первое соблазнительное дело описано под 5-м числом сентября. 1) "По диаволю злохитрству, впаде в блуд некий епископ". Об этом никто не знал в его пастве, но епископ был человек искренний и сам не мог снести своего греха; он пришёл в церковь, снял с себя омофор и, став предо всеми на колени, начал каяться, "глаголя: отселе не могу быть вам епископ". Словом, - он принёс публичное покаяние в блудном трехе, после чего его надо было "извергнуть"; но как этот епископ был человек очень добрый и люди его любили, то им стало жаль потерять его, и потому "возопиша вси люди с плачем: грех твой на нас буди". Епископ отговаривался, но народ настаивал на своём. Тогда растроганный епископ, заливаясь слезами, потребовал себе от людей наказания, а те на это согласились, лишь бы он у них остался. Но вот епископ лёг на пол у...
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 41. Размер: 32кб.
    Часть текста: уже в 1871 году, и им дается своеобразнейшая иллюстрация в подарочной надписи на "разнохарактерном Попурри из пестрых воспоминаний полинявшего человека", под заглавием "Смех и горе" *. "Достолюбезному старшему брату моему, другу и благодетелю Алексею Семеновичу Лескову, врачу, воителю, домовладыке и младопитателю от его младшего брата, бесплодного фантазера, пролетария бездомного и сея книги автора. 7 июля 71 г. СПб." **. Она совсем не так весела, простодушна и шутлива, как может показаться с первого взгляда. Родившийся 9 июня 1837 года, Алексей Семенович в действительности был на шесть лет моложе дарителя. В "друге" и особенно в "благодетеле" таится не малая ирония. Дружба между двумя старшими из братьев жила когда-то, но с годами и с жизненным разобщением давно поблекла. Ходовое в былое время, искательно-почтительное наименование "благодетель", давно выброшенное из жизненного и бытового обихода, отдает скорее смешливым умалением, чем простосердечным признанием многоразличных услуг и заслуг одаряемого. "Врачевание", являясь подлинной профессией последнего, помянуто законно. А почему "воитель"? Алексей Семенович страстно любил лошадей и по своему положению бойко практикующего врача находил необходимым держать хороший выезд. Требовались, значит, и кучера, которые зачастую оказывались хорошими пьяницами, склонными во хмелю * Москва, 1871; Собр. соч., т. XV, 1889-1890, с. 5-193. ** Архив А. Н. Лескова. к буйству. Приведение их к порядку в некоторых случаях брал на себя сам...
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 22. Размер: 36кб.
    Часть текста: ее младшей, по общим отзывам многообещавшей, сестры Маши Марья Петровна перенесла на Ольгу любовь, которою прежде горела к умершей. В свое время ее начали "вывозить", но явно без успеха. Лицом она была похожа на брата Михайлу; это не красило девицу; приданого - никакого. "Невеститься" было нелегко. Не обходилось без уколов самолюбию от более счастливо поставленных во всех отношениях сверстниц из богатого родства, а случалось, и от брата-литератора, даже в печати. С переездом в 1863 году с матерью к Алексею Семеновичу в Киев она и там "выезжала" с ним на большие частные или в дворянском собрании балы, но по-прежнему бесплодно. Мечты о блестящей "партии" вяли, годы шли, росла досада, близилось тридцать. От избытка досужести, по исконному провинциальному обычаю, она жила городскими новостями, слухами, пересудами, с жаром предаваясь, по выражению Лескова, "очистительной критике ближних и искренних"  120 , приобретая в этом искусстве большие навыки и теряя чувство меры. Случилось, что даже мягкосердый брат ее Василий нашел себя вынужденным написать своей матери: "На днях я услышал, что Ольга рассказывала где-то у своих знакомых, что ты с нею предпринимаешь ко мне поездку ради того, чтобы спасти меня от гибели, что, мол, я так дурно веду себя, что из рук вон, и тому подобный вздор, который слушать мне было неприятно и больно. Спасибо ей за заботливость обо мне, но все-таки я просил бы ее помалчивать, а не болтать вздор зря, где и кому придется, - видно, ей неймется, сколь ни говори об этом" *. В изнеможении от праздности сплетни казались делом. Три с лишним года спустя тот же брат успокаивающе наставляет ее: "Мой серьезный совет тебе - держи...
    4. Тупейный художник
    Входимость: 20. Размер: 50кб.
    Часть текста: их отлетевших душ. Было несколько степеней этого искусства, — я помню, три: «1) спокойствие, 2) возвышенное созерцание и 3) блаженство непосредственного собеседования с богом». Слава художника отвечала высокому совершенству его работы, то есть была огромна, но, к сожалению, художник погиб жертвою грубой толпы, не уважавшей свободы художественного творчества. Он был убит камнями за то, что усвоил «выражение блаженного собеседования с богом» лицу одного умершего фальшивого банкира, который обобрал весь город. Осчастливленные наследники плута таким заказом хотели выразить свою признательность усопшему родственнику, а художественному исполнителю это стоило жизни... Был в таком же необычайном художественном роде мастер и у нас на Руси. ГЛАВА ВТОРАЯ Моего младшего брата нянчила высокая, сухая, но очень стройная старушка, которую звали Любовь Онисимовна. Она была из прежних актрис бывшего орловского театра графа Каменского, и все, что я далее расскажу, происходило тоже в Орле, во дни моего отрочества. Брат моложе меня на семь лет; следовательно, когда ему было два года и он находился на руках у Любови Онисимовны, мне минуло уже лет девять, и я свободно мог понимать рассказываемые мне истории. Любовь Онисимовна тогда была еще не очень стара, но бела как лунь; черты лица ее были тонки и нежны, а высокий стан совершенно прям и удивительно строен, как у молодой девушки. Матушка и тетка, глядя на нее, не раз говорили, что она несомненно была в свое время красавица. Она была безгранично честна, кротка и сентиментальна; любила в жизни трагическое и... иногда запивала. Она нас водила гулять на кладбище к Троице, садилась здесь всегда на одну простую могилку с старым крестом и нередко что-нибудь мне рассказывала. Тут я от нее и услыхал историю «тупейного художника». ГЛАВА ТРЕТЬЯ Он был...
    5. Некуда. Книга 2. Глава 23.
    Входимость: 16. Размер: 14кб.
    Часть текста: на самом пороге столкнулся в темноте с какою-то фигурою и, отскочив, крикнул: — Кто это? — Дмитрий! душа! здравствуй! — отозвался голос, которого Розанов никак не узнал сразу. — Не узнаешь, не ждал, шельмец ты этакой! — продолжал гость, целуя Розанова и сминая его в своих объятиях. — Помада! — крикнул Розанов. — Он, он, брат, самый! — отвечал Помада. — Как это ты? — Так просто. Зажигай скорее огня. — Что же ты-то сидишь в потемках? — Да я, брат, давно; я еще засветло приехал: все жду тебя. Так все ходил; славно здесь. Ну, уж Москва ваша! — Что? — Отличный, братец, город. Ехал, ехал, да и черт возьми совсем: дома какие — фу ты, господи! — Ну, что Бахаревы? Розанов зажег свечку. — Ну, а ел ли ты что-нибудь? — Голоден, брат, как волк. — Постой же, я расстараюсь чего-нибудь. — И водочки, Дмитрий. — Всего, если достану. — Куда же ты пойдешь? — Тут трактирчик есть: верно, отопрут сзади. — Так пойдем вместе; что ж я один буду тут делать. Ну, Москва! — говорил Помада, надевая сапоги, которые он снял, чтобы дать отдохнуть ногам. — Эк ты загорел-то как. — Жар, брат, пыль. — Чего ж ты это приехал? — На каникулярное время, повидаться приехал. — А это, что ж это такое Сокольники? Деревня, что ль, это такая? — спрашивал Помада, выйдя за ворота и оглянувшись назад по улице. — Дача. — Отлично, брат, — ну уж город! Ивана Великого ямщик за пятнадцать верст показывал; непременно надо будет сходить. Как же-то... Ты мне и не сказал: как Лизавета Егоровна? — Да ничего; вот завтра вечером пойдем к ней. — Они в городе? — Нет, тут на даче. — Отлично, — ну я, брат, утром должен сходить; вечером нехорошо: целый день приехал, и вечером идти. Я утром. Розанов проник задним ходом в заведение, набрал там посудину водочки, пару бутылок пива, бутербродов, закусок — вроде крутых яиц и огурцов. Через пять минут Розанов и Помада были дома. Розанов, тотчас по приходе домой, стал открывать водку и пиво, а...

    © 2000- NIV