• Приглашаем посетить наш сайт
    Тютчев (tutchev.lit-info.ru)
  • Cлово "POSTE"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Обойденные. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 2.
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 2.
    3. Письма. Детям. 12(24) июня 1875 г.
    Входимость: 1.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 1.
    5. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 1.
    6. Обойденные
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    Часть текста: в ненависти и злости. Анна Михайловна была не такой человек, и Дора не без основания часто называла ее "невозможною". В тот самый день, ниццскими событиями которого заключена вторая часть нашего романа, именно накануне св. Сусанны, что в Петербурге приходилось, если не ошибаюсь, около конца пыльного и неприятного месяца июля, Анне Михайловне было уж как-то особенно, как перед пропастью, тяжело и скучно. Целый день у нее валилась из рук работа, и едва-едва она дождалась вечера и ушла посидеть в свою полутемную комнату. На дворе было около десяти часов. В это время к квартире Анны Михайловны шибко подкатил на лихаче молодой белокурый барин, с туго завитыми кудрями и самой испитой, ничего не выражающей физиономией. Он быстро снялся с линейки, велел извозчику ждать себя, обдернул полы шикарного пальто-пальмерстона и, вставив в правый глаз стеклышко, скрылся за резными дверями парадного подъезда. Через минуту этот господин позвонил у магазина и спросил Долинского. Девушка отвечала, что Долинского нет ни дома, ни в Петербурге. Гость стал добиваться его адреса. - А лучше всего,- просил он,- попросите мне повидаться с хозяйкой. "Что ему нужно такое?" -...
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 2. Размер: 58кб.
    Часть текста: материалистов других "Вестников", ни лепить олигархов "Русского мира" я не могу" **. Совершается нечто поистине полное драматизма и оскорбительности. Не так давно Александр Аксаков, прочитав в "Соборянах" "моление на бахче *** кривоносого старика Пизонского, восторженно писал автору: "Откуда износите сие? Вот уж подлинно дух идеже хощет дышит!" 3 * См. письмо Лескова к П. К. Щебальскому от 15 января 1876 г. - "Шестидесятые годы", с. 339. ** Пушкинский дом 4 . *** "Устрой, и умножь, и возрасти на всякую долю человека голодного и сирого, хотящего, просящего и производящего, благословляющего и неблагодарного". 6 Теперь он старается сосватать творца этих "Соборян" и "Ангела" с бывшим винным откупщиком, сейчас нефтяником, директором и учредителем "Волжско-Камского банка", В. А. Кокоревым. Иван Аксаков подхватывает идею и "лбом бьет", чтобы осуществить ее 5 . Но около Кокорева пригрелся хваткий делец, горный инженер К. А. Скальковский, впоследствии директор Горного департамента,...
    3. Письма. Детям. 12(24) июня 1875 г.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    Часть текста: милый сын Дронушка! Я очень вам благодарен за письмо, которое вы мне прислали: оно было для меня большою радостью на чужбине, где я скитаюсь уже два месяца, не имея никаких вестей ниоткуда, точно я нигде с людьми не жил и никому во всю мою жизнь ничего не значил. Вы меня обрадовали, и я много, много раз перечитывал ваши коротенькие строчки — особенно Верины, так как она написала всех больше и всех обстоятельнее. Не отвечал я вам до сих пор потому, что ждал от вас ответа на мое письмо, которое вы должны были получить до 15 июня, — мой же ответ не мог прийти к вам ранее 20-го числа, а вы писали, что 15-го уезжаете в Ревель, чему я, по правде сказать, плохо верил и думал, что это вы сами сочинили, — какие нынешний год поездки к морям, когда и на юге, в затишье, холодно и всякий день дожди! Так я и не знаю наверное, где вы теперь, и это тоже длится уже целый месяц. Протейкинский мне не отвечал на 4 письма, Милюков, для которого я сделал здесь довольно трудные розыски, даже не сказал «спасибо» и тоже не ответил; писал теперь Матавкину, чтобы узнать, где вы и куда вам писать, и тоже нет ничего. Вот я...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    Часть текста: и относя многое здесь к "печеням", в которых многое "засело" с давних лет и приумножалось за последние, он, посоветовавшись с врачами, решил летом 1884 года полечиться в Мариенбаде, оставившем у него благодарную намять с 1875 года. Я, сдав очередные экзамены, поехал на Украину, а он стал подгонять дела и собираться. Было условлено, что, * Запись. - Архив А. Н. Лескова. ** Собр. соч., т. XVI, 1902-1903, с. 157. *** "Исторический вестник", 1881, N 1, с. 139-146. При вторичной публикации в сборнике "Русская рознь", СПб., 1881, с. 203-214, рассказ озаглавлен: "Император Франц-Иосиф и Анна Фетисовна". окончив курс лечения, он на обратном пути заглянет на недельку в Киев повидаться со старухой матерью и прочими единокровными, после чего мы вдвоем вернемся домой в Петербург. Едва я добрался до Киева, как туда пришло на мое имя письмо отца  114 , только что известившегося о кончине там его друга Филиппа Алексеевича Терновского, и тем же днем писал он по этому же поводу, в Киев же, и Ф. Г. Лебединцеву  115 . Начиналось образцовое воплощение лесковского исповедания: при беде в писательской семье - "мистику-то прочь", а помогай - "преломи и даждь". Издателю "Киевской старины", аборигену города, человеку книжному, со связями в местном обществе, Лесков пишет: "28 мая 84 г. СПб. Уважаемый Феофан Гаврилович! Вчерашняя депеша из Киева о погребении друга нашего Филиппа Алексеевича Терновского меня потрясла до глубины души. Мы с ним одновременно понесли одинаковые гонения несправедливых людей, и я это перенес, или, кажется, будто перенес, а он, - с его удивительно философским отношением к жизни, - опочил.... Пожалуй, не выдержал... Сколько горя свалилось вдруг на...
    5. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 16кб.
    Часть текста: квартиры Рациборского, Ярошиньский быстро повернулся на каблуках и, пройдя молча через зал, гостиную и спальню, вошел в уединенную рабочую хозяина. Ласковое и внимательное выражение с лица Ярошиньского совершенно исчезло: он был серьезен и сух. Проходя по гостиной, он остановился и, указав Рациборскому на кучу пепла и сора, сказал: — Велите убрать эту мерзость. Рациборский поклонился и вернулся к человеку, а Ярошиньский вошел в рабочую. Через десять минут Рациборский два раза стукнул в дверь этой комнаты. — Войдите, — отвечал изнутри голос Ярошиньского по-польски. Но Ярошиньского здесь не было. Не было здесь добродушного седого офицера бывших войск польских. По комнате быстрыми шагами ходил высокий сухой человек лет тридцати пяти или сорока. Его черные как смоль и блестящие волосы изредка начинали покрываться раннею серебряною искрой. Судя по живому огню глаз и живости движений, седина очень торопилась сходить на эту, под бритву остриженную, голову. Лицо незнакомца дышало энергией. Его далеко выдававшийся вперед широкий подбородок говорил о воле, прямые и тонкие бледные губы — о холодности и хитрости, а прекрасный, гордый польский лоб с ранними, характерно ломавшимися над тонким носом морщинами — о сильном уме и...

    © 2000- NIV