• Приглашаем посетить наш сайт
    Андреев (andreev.lit-info.ru)
  • Cлово "POST"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 2.
    2. Некуда. Книга 3. Глава 23.
    Входимость: 2.
    3. О "Квакереях".
    Входимость: 2.
    4. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1.
    5. Письма. Щебальскому П.К. 7 октября 1871 г.
    Входимость: 1.
    6. Письма. Терновскому Ф.А. 23 мая 1883 г.
    Входимость: 1.
    7. Обойденные. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 1.
    8. На ножах. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 1.
    9. Юдоль. Примечания.
    Входимость: 1.
    10. Русский демократ в Польше
    Входимость: 1.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 1.
    12. Борьба за преобладание
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 29кб.
    Часть текста: чтобы осознать совершившееся, воспринять его бесповоротность, освоиться с его огромностью... При всей подготовленности к возможности рокового исхода болезни, он все же поразил внезапностью. "Дело" оказалось "внове" не для одного "уведенного великой силы Разлучником". Недвижимо стоя у локотника дивана, на котором лежал бездыханным, час с чем-нибудь назад живой, гово- ривший со мною мой отец, я неотрывно всматривался в его лицо. Смерть еще не проступала вне: не было мертвенной строгости, виднелись дрема, отдых, покой... Увы! - вечный. Страшно было разрушать еще жившие представления. Хотелось отдалить вторжение нового, только что узнанного. Глубокая тишина этому помогала... И вдруг она была грубо разорвана: механически-резко заиграли тяжелые английские часы, начав свой щипковый концерт перед очередным боем. Опомнясь, я бросился в кабинет, чтобы пресечь кощунство. Было пол второго ночи. Куранты призвали к выполнению неотложных задач. Преодолев смущение, я сел за отцовский письменный стол, взял его перо и начал писать смертные оповещения. С ними помчался на извозчике мой денщик, сперва к почти рядом жившему врачу, потом ко мне домой, к вероломному В. П. Протейкинскому, Макшеевым. Первым явился, захваченный за своим журфиксным ужином, доктор Борхсениус. От него исправно пахло вином и каким-то соусом. Установив "очезримое", произнеся десяток слов о предвидении происшедшего, написав свидетельство о смерти пациента, он ушел. Собравшиеся, особенно Захар Макшеев, знавший о назначении его покойным одним из своих душеприказчиков, настаивали, чтобы я немедля вскрыл несомненно имевшееся посмертное распоряжение отца. С тягостным чувством пришлось взять ключи, лежавшие на столике, стоявшем у изголовья покойного, отпереть средний ящик письменного его стола, найти запечатанный конверт с надписью: "Прочесть немедленно после моей смерти". Вскрыв его, я прочитал вслух: "МОЯ...
    2. Некуда. Книга 3. Глава 23.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    Часть текста: Тут не может быть никакого почти , и отказал, так, значит, начисто отказал. — Ну да. — И сестра тоже? — Она что ж? Она ничего. — Ну, я обращусь к Зиночкину мужу, — спокойно отвечала Лиза и более не стала говорить об этом. — А что ваши попытки, Лизавета Егоровна? — осведомился Розанов. — Так же счастливы, как и ваши, — отвечала она и, по-видимому, была совершенно спокойна. Пообедали вместе; Розанов попросил позволения отдохнуть в кабинете Вязмитинова. Был серый час; Лиза сидела в уголке дивана; Евгения Петровна скорыми шагами ходила из угла в угол комнаты, потом остановилась у фортепиано, села и, взяв два полные аккорда, запела «Плач Ярославны», к которому сама очень удачно подобрала голос и музыку. — Спой еще раз, — тихо попросила Лиза, когда смолкли последние звуки. Евгения Петровна взяла аккорд и опять запела; Я быстрей лесной голубки По Дунаю полечу, И рукав бобровой шубки Я в Каяле обмочу; Князю милому предстану И на теле на больном Окровавленную рану Оботру тем рукавом. Песня опять кончилась, а Лиза оставалась под ее влиянием, погруженною в глубокую думу. — Где летаешь? — спросила, целуя в лоб, Евгения Петровна. Лиза слегка вздохнула. Над дверью заднего хода послышался звонок, потом шушуканье в девичьей, потом медленное шлепанье Абрамовниных башмаков, и, наконец, в темную залу...
    3. О "Квакереях".
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    Часть текста: в русском обществе англичанина, лорда Редстока. Причем мне делают указания на сочинения протоиерея Михаила Як. Морошкина и гр. Дм. Андр. Толстого о иезуитах, а также и на то, что писали о Редстоке кн. Мещерский и другие, «совоспитанные ему». Некто же, более прочих уверенный в основательности своих сведений по истории «посторонних религиозных влияний», утверждает, будто «квакеров даже и не видали в России до нынешнего (1892) года, когда они прибыли сюда под именем Друзей и привезли в Россию денежную помощь для голодных». Такие замечания очень многозначительны для писателя, и на все эти с разных сторон доходящие до меня замечания я считаю необходимостью дать читателям моих воспоминаний объяснение. Вначале скажу, что я, конечно, читал и знаю, что писали о католичестве в России протоиерей Морошкин и граф Дм. Толстой, а о Редстоке есть книга, написанная мною самим, и за сведениями об этом англичанине мне нет никакой надобности обращаться к сочинениям кн. Мещерского, — а затем перехожу к объяснениям по самому существу выраженных «недоумений». Совершенно справедливо и в исторических изысканиях последнего времени с достоверностью доказано, что в тридцатых годах среди русской знати имело значительный успех стороннее влияние римского католичества, а не протестантство, но это отнюдь не доказывает, что тогда совсем не имели участия в русской жизни и другие религиозные веяния, исходившие от людей, известных под общим наименованием «пиетистов» (от pietas — благочестие), в числе которых были и квакеры. Так как в «Юдоли» я сообщаю воспоминания, касающиеся только моего родственного круга, то для оправдания себя лично я почел бы достаточным сказать, что по отношению к протестантам мы в ...
    4. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    Часть текста: обижают крестьян, собирая с них без милосердия все, что взять можно. Но бабушка знала, разумеется, что и из семинаристов бывают исключения, и при этом ей опять представлялся Сперанский... Он очень занимал ее. Княгиня с величайшим любопытством обращалась с расспросами о Сперанском ко всем, от кого ей казалось возможным узнать что-нибудь близко к нему относящееся, и благодаря этому своему любопытству познакомилась с X. И. Лазаревым и князем Масальским, которые не прерывали своих сношений со Сперанским и состояли с ним в переписке. Встретив в княгине большое сочувствие, они давали ей читать получаемые ими от Сперанского «дружеские письма», которые бабушка собственноручно списывала себе в особую тетрадь, и один из них вздумал черкнуть что-то Сперанскому о благоговеющей пред ним княгине и о ее заботах о воспитании своих сыновей. Словцо это не осталось без ответа: Сперанский в своем ответе благодарил всех, кто его добром помнит, и, распространясь слегка о воспитании, жалел, что у нас в России хорошо воспитать юношу большая трудность. Тут шло сначала общее сравнение воспитательного дела с посевом, удача которого зависит не от одной доброты семян, почвы и обработки, но и от атмосферы , которая не в нашей воле, а потом в более частном смысле говорилось о педагогах, подготовка которых признавалась несовершенною: «они-де малосведущи, робки, низкопоклонны и мелочно придирчивы: они не любители свободы, но легко содействуют своеволию». Но что для княгини было всего дороже — это небольшая приписочка в post-scriptum, который следовал тотчас за приведенным рассуждением. Приписка эта гласила следующее: «А что сталося ныне с моим семинарским товарищем, Мефодием Миронычем Червевым? Мне очень бы хотелось о нем знать; он, кажется,...
    5. Письма. Щебальскому П.К. 7 октября 1871 г.
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: просто и молвил, что все-де сочувствия этому человеку слышать приятно, но укорять его за нежелание взяться за работу на правах вольного мастера не следует, потому что Петр Карлович этого сделать не может. А почему не может — про то опять пошли речи, в коих я еще раз наблюдал, как трудно вельблуду лезть сквозь игольное ухо. Удивлялись не тому, что права свободного художника были бы неудобны при добыче материалов, а тому, что «неужто-де Щеб<альский> не может посвятить этому труду каких-нибудь два, три года, чтобы потом разом» , и пр., и пр. Я их удивил, что, мол, вероятно, не может. — А ведь это, — говорят, — пустяки. — Да как же, — я говорю, — не пустяки, когда будь у него наготове пятнадцать — двадцать тысяч, и он бы, конечно, охотно отдался этому труду. Тут взахались, а Тютчев меня поддержал, что боже-де мой: неужто же у нас и такого содействия человеку не найдется? А я говорю, что этого содействия надо не промеж нас искать, где Голь, Шмоль да К°, а вот если бы Владимир Петрович довел об этом до ведома государя-наследника да там бы поштудировал... Мещерский взогрелся и, оборотись ко мне, отвечал: — Знаете, вы прочитали во мне мою мысль. Где живет Щеб<альски>й? Я назвал путь Вашей дачи. — Я непременно к нему съезжу, — отвечал Мещ<ерский>, — и буду с ним говорить. Чтобы начать говорить с вел<иким> князем, надо прежде хорошенько условиться с Щеб<аль>ским, что ему нужно? С той поры Мещ<ерский> все выезжает и никак не выедет и, наконец, на сих днях сказал мне: не поедем ли мы с ним вместе. Ко мне же неделю тому назад приехал из Киева мой брат, и вот все так перебуравилось до того, что я некоторым образом и виноват даже перед Вами, хотя часто и часто размышлял о вас и желал Мещерскому доброго почина в Вашу пользу. «Русский вестник» совсем другое дело. По корыстным побуждениям, я, конечно, желал бы видеть Вас редактором этого журнала, но более радости было бы, если бы Вас ссудили на покойных условиях хорошею суммою и Вы предались бы...

    © 2000- NIV