• Приглашаем посетить наш сайт
    Сологуб (sologub.lit-info.ru)
  • Cлово "POL"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 1.
    2. Обойденные. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 54кб.
    Часть текста: ( С, 1860, N 1). Второй - из сочинения Л. В. Тенгоборского "О производительных силах России" (т. I-III, M.-СПб., 1854-1858). В "Корреспонденции" - первой заметке, подписанной именем "Николай Лесков" ( СПбВ, 1860, N 135, 21 июня), автор писал, что купил эту книгу у "одного достойного всякого уважения, воронежского книгопродавца, Ивана Савича Никитина". Последним сообщением устанавливается факт прямого знакомства Лескова и Никитина. 2 Статья была перепечатана в журнале "Книжный вестник" (1860, N 11-12, с. 105-107) с комментарием редакции под заглавием "Нечто о продаже Евангелия, киевском книгопродавце Литове и других". В 1863 г. С. И. Литов был уже и издателем, и имел магазин в Петербурге "на углу Невского и Малой Садовой". О других спекуляциях Литова ("Кобзарем" Шевченко) писала впоследствии "Искра" (1867, N 47, 10 дек., с. 583-584). 3 Об остроте первых лесковских статей свидетельствует не только "глас" Министерства внутренних дел, но и дискуссия на страницах СМ. В N 46 и 47 от 24 ноября и 1 декабря 1860 г. появилась полемическая заметка Ф. Б. "Несколько мыслей против "нескольких слов" г. Фрейшица "О полицейских врачах в России" с попыткой защитить честь мундира. На это последовал ответ "Полицейские врачи в России (статья Н. Лескова по поводу статьи Ф. Б.)" в N 48 от 8 декабря, где автор писал: "...всякое дальнейшее словопрение с г. Ф. Б. становится несносным и бесплодным гортанобесием"; "систематические взятки, вошедшие в обычай и тщательно скрываемые от власти, не...
    2. Обойденные. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    Часть текста: занавесами, какого-то исторического комода, на котором было выцарапано: Beuharnais, Oginsky Podwysocky, Ian nalit wody w zban {Богарне, Огиньский, Подвысоцкий, Ян налил воды в жбан (польск.)}, и многое множестве других исторических и неисторических имен, более или менее удачно и тщательно произведенных гвоздем и рукою скучавшего и, вероятно, нищенствовавшего жильца. Кроме этих вещей, в комнате находилось три кресла: одно - времен Людовика XIV (это было самое удобное), одно - времен первой республики и третье - времен нынешней империи. Последнее было кресло дешевое, простой базарной работы и могло стоять только будучи приставленным в угол, ибо все его ножки давным-давно шатались и расползались в разные стороны. Зато все это обходилось неимоверно дешево. Целая такая комната, с креслами трех замечательнейших эпох французской государственной жизни, с водой и прислугой (которой, впрочем, de facto {В действительности (лат.)} не существовало), отдавалась за пятнадцать франков в месяц. Таких каморок, по сторонам довольно широкого и довольно длинного коридора, едва освещавшегося по концам двумя полукруглыми окнами, было около тридцати. Каждая из них была отделена одна от другой дощатою, или пластинною, толсто оштукатуренными перегородками, через которую, однако, можно было свободно постучать и даже покричать своему соседу. Обитателями этих покоев были люди самые разнокалиберные; но все-таки можно сказать, что преимущественно здесь обитали швеи, цветочницы, вообще молодые, легко смотрящие на тяжелую жизнь девушки и молодые, а иногда и не совсем молодые, даже иногда и совсем старые люди, самых разнообразных профессий. На каждой из серых дверей этих маленьких конурок грязноватою желтою краскою...

    © 2000- NIV