• Приглашаем посетить наш сайт
    Жуковский (zhukovskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "EST"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 5.
    2. Некуда. Книга 2. Глава 7.
    Входимость: 4.
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 14.
    Входимость: 4.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 3.
    5. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 3.
    6. Обойденные. Часть 3. Глава 13.
    Входимость: 3.
    7. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 3.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 2.
    9. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    10. Шерамур. Глава 18.
    Входимость: 2.
    11. Интересные мужчины. Глава 16.
    Входимость: 2.
    12. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 2.
    13. Некуда. Книга 2. Глава 11.
    Входимость: 1.
    14. На ножах. Часть 6. Глава 24.
    Входимость: 1.
    15. Зимний день. Глава 13.
    Входимость: 1.
    16. Интересные мужчины. Примечания.
    Входимость: 1.
    17. Юдоль. Глава 17.
    Входимость: 1.
    18. На ножах. Часть 4. Глава 5.
    Входимость: 1.
    19. Полунощники. Примечания.
    Входимость: 1.
    20. На ножах. Часть 5. Глава 7.
    Входимость: 1.
    21. Загон. Глава 6.
    Входимость: 1.
    22. На ножах. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 1.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 1.
    24. На ножах. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 1.
    25. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 1.
    26. На ножах. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 1.
    27. Дама и фефёла
    Входимость: 1.
    28. Интересные мужчины. Глава 5.
    Входимость: 1.
    29. Райский змей
    Входимость: 1.
    30. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 1.
    31. Колыванский муж. Глава 12.
    Входимость: 1.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 1.
    33. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 1.
    34. Островитяне. Глава 6.
    Входимость: 1.
    35. На ножах. Часть 5. Глава 31.
    Входимость: 1.
    36. Шерамур. Глава 22.
    Входимость: 1.
    37. Обойденные. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 1.
    38. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 1.
    39. Николай Гаврилович Чернышевский в его романе "Что делать?"
    Входимость: 1.
    40. Некуда. Книга 1. Глава 26.
    Входимость: 1.
    41. Юдоль. Глава 24.
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 1.
    43. Пламенная патриотка
    Входимость: 1.
    44. На ножах. Часть 4. Глава 10.
    Входимость: 1.
    45. Обойденные. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 1.
    46. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 5. Размер: 11кб.
    Часть текста: неминучей беды подавило всякое любопытство: крестьяне из села не приходили; они, казалось, сами себя чувствовали как бы зачумленными, и спали они, или не спали - не разберешь, но везде было темно. Так ушел и еще час, и вдруг, вдалеке, за перелогом, послышался колокольчик и затих. Несколько молодых ребят, собравшихся на задворке и ведших между собою таинственную беседу о дьявольской силе, которая непременно участвовала в нынешней беде, услыхав этот звон, всполошились было, но подумали, что это послышалось, успокоились и начали снова беседу. - Он хитер, ух как хитер, - говорил речистый рассказчик, имевший самое высокое мнение о черте, - Он возвел Господа на крышу и говорит: "видишь всю землю, я ее всю тебе и отдам, опричь оставлю себе одну Орловскую да Курскую губернии". А Господь говорит: "а зачем ты мне Курской да Орловской губернии жалеешь?" А черт говорит: "это моего тятеньки любимые мужички и моей маменьки приданая вотчина, я их отдать никому не смею", Но в это время колокольчик раздался еще слышнее, и народ зашевелился даже в избах; по печам, припечкам, на лавках, на полатях и на пыльных загнетках послышался шорох и движение, и люди одним многоустным шепотом произнесли ужасное слово: "следство". Но вот колокольчик и опять затих, как бы сорвался, и зато через пять минут послышался ближе и громче, со всеми отливами и переливами охотничьего малинового звона. - Два, - зашептали на печках, - два звонка-то, а не один. - Чего два? Может, их и невесть сколько: ишь как ремжит на разные стороны. Господи, помилуй нас грешных! И точно, последнее мнение было справедливее: когда звон колокольчиков раздался у самой околицы и тысячи мужичьих и бабьих глаз прилегли к темным окнам всех изб, они увидели, как по селу пронеслась тройкой телега, за нею тарантас, другой, и опять телега, и все это покатило прямо к господскому дому и скрылось. Началось невеселое утро: избы не затапливались, лаптевая свайка не играла в руке мужика, и только веретена...
    2. Некуда. Книга 2. Глава 7.
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    Часть текста: обиталища. Тотчас за воротами были два подъезда: направо к маркизе, налево к Ярославцевым. Маркиза жила в бельэтаже, начинавшемся с парадного подъезда не совсем чистою переднею. Розанова и Райнера встретил высокий смуглый лакей в сером казинетовом сюртуке не по сезону и в белых бумажных перчатках. Он не пошел о них докладывать, а только отворил им двери в залу. По зале прогуливались: молодая девушка весьма развязного вида, часто встряхивавшая черные кудри своей совершенно круглой головки, некрасивой, но весьма оригинальной; высокая худая фея с черными вороньими глазами, длинным мертвенно-синим носом и с чернобурыми веснушками. Этих двух особ сопровождали: с одной стороны низенький офицер в темно-зеленом сюртуке с белыми аксельбантами и молодой человек весь в черном. Офицер был с виду очень невзрачный, желтенький и плюгавенький, с бурым войлоком вместо волос на голове. Молодой же человек в черном не мог нравиться ни одной женщине, достигшей известного возраста, но его непременно должны были обожать институтки. Он был похож на всех Малек-Аделей, которых «кафушки» начинают рисовать карандашами, а выпускные иллюминуют красками и видят во сне крадущимися из-за штор полутемного дортуара. Смугленький, чистенький, с черными лоснящимися и...
    3. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 14.
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    Часть текста: полагали, что она рада, устроив дочь за видного человека; но причина приятного настроения княгини была совсем иная: Варвара Никаноровна не одобряла в душе брака дочери и предвидела от него впереди «много неприятного», но это уже было дело непоправимое, зато теперь, пока что случится, дело это давало ей передышку и увольняло ее отсюда, с этого «ингерманландского болота», как звали тогда Петербург люди, побывавшие за границею. Княгиня могла уехать домой в свое теплое гнездышко, в уютное, неприкосновенное Протозаново, которое казалось ей еще милее после всех петербургских передряг и особенно после того, как Патрикей, всего за день до свадьбы тетушки Анастасии Львовны, подал княгине распечатанный конверт из Курска. Конверт был надписан незнакомою рукою на имя Дмитрия Петровича Журавского, и Патрикей, доложив княгине, что Журавский «сам изволил заносить пакет, но доложить не приказал,— сказал: не надо... тут увидят всё, что нужно». Бабушка догадалась, что Дмитрий Петрович слышал, что у нее свадьба, и не хотел отрывать ее... Ей было это немножечко досадно, что он даже «спасибо» сказать себе не позволил, но все равно: она знала, от кого этот конверт: в нем должен был заключаться столь долгожданный и столь важный для нее ответ от Червева. Княгиня была так взволнована, что, дернув нетерпеливою рукою листок из конверта, она опять вложила его туда назад и сказала: — Нет, это малодушие: буду терпеть до вечера. С этим она положила письмо на образник и прочитала его только помолясь на ночь богу: письмо было вполне...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    Часть текста: его сыном, а в будущем и таким его хроникером и бытописателем, каких мало найдется во всей нашей литературе. В общем, даже при грозном "Бибике" жилось во многих отношениях достаточно привольно. Лескову же здесь судьба улыбалась, как он и гадать не мог. Для "общества" он был прежде всего племянник известного профессора и популярнейшего практикующего терапевта. Это ставило молодого человека в общем мнении очень выигрышно. Незначительность личного служебного положения этим заслонялась. К тому же он был уже чиновник, а гимназический крах и писцовая захудалость остались в Орле. Знакомства шли и по кругу блестяще поставленного дяди, и по служебно-чиновному, и по студенчеству  57 . Ширились они быстро, вовлекали в самые разновидные слои, множили впечатления, наблюдения, разнообразили развлечения. * Лесков ошибся: он был с Юхвимом Ботвиновским в киевской подгородней Борщаговке, а Кочубей был казнен в сквирской, близ Белой Церкви. ** Письмо от 25 февраля 1883 г. - "Исторический вестник", 1908, N 10, с. 169. Жизненный пульс получался не только полный, но зачастую приобретал даже рискованную разнузданность. "Бесцеремонного" и...
    5. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    Часть текста: ручался, кого-нибудь вызволял из разного рода напастей, получая за это сам нередко более или менее чувствительные неприятности. Великое множество разнообразных несчастливцев считает его своим благодетелем, а он скорбит, что не может вызволить всех, потому что фонды его понизились и курс пал. Его беспрестанные за всех просьбы и поруки одним наскучили, а у других потеряли вес и значение. Лядащая мораль наших прожженных дней такой сердечной докуки не терпит и не переносит. В городе этого чудака прозвали: «Мать Софья о всех сохнет», а в семейном кружке его зовут — «дядя Никс» , и мы удержим для него это последнее имя в нашем рассказе. Дядя Никс был женат первым браком очень рано, на девице очень хорошего семейства, из рода владетельных князей К. Он был как нельзя более счастлив в этом браке,— жена его разделяла общую к нему симпатию и уважение и нежно его любила, но счастие их было непродолжительно: молодая женщина умерла родами, оставив мужу маленького сиротку. Вдовец очутился в грустном и трудном положении — один с маленьким ребенком, которого ни за что не хотел отдать из дома. Но бог о добрых людях печется: семья покойницы, принимая живое участие в осиротевшем добряке, прислала к нему пожить и заняться им и ребенком младшую сестру умершей — тоже недавно потерявшую мужа, молодую и очень симпатичную женщину, имевшую о ту пору двадцать два или двадцать три года и двух своих сироток, которых она тоже...

    © 2000- NIV