• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой (tolstoy-lit.ru)
  • Cлово "ДВА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 23.
    2. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 17.
    3. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 15.
    4. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 15.
    5. Зверь
    Входимость: 15.
    6. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 14.
    7. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 14.
    8. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 14.
    9. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 13.
    10. Белый орел
    Входимость: 13.
    11. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 13.
    12. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 1.
    Входимость: 13.
    13. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 13.
    14. Борьба за преобладание
    Входимость: 13.
    15. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 5.
    Входимость: 13.
    16. Сошествие в ад
    Входимость: 13.
    17. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 13.
    18. Некуда. Книга 2. Глава 8.
    Входимость: 12.
    19. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 12.
    20. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 12.
    21. Антука
    Входимость: 12.
    22. Таинственные предвестия
    Входимость: 12.
    23. На ножах. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 12.
    24. Овцебык. Глава 4
    Входимость: 12.
    25. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 11.
    26. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 11.
    27. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 11.
    28. Еврей в России
    Входимость: 11.
    29. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 11.
    30. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 11.
    31. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 11.
    32. Отборное зерно
    Входимость: 11.
    33. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 11.
    34. Воительница. Глава 3
    Входимость: 11.
    35. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 10.
    36. Чертогон
    Входимость: 10.
    37. Русские общественные заметки
    Входимость: 10.
    38. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 10.
    39. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 8.
    Входимость: 10.
    40. Штопальщик
    Входимость: 10.
    41. Продукт природы
    Входимость: 10.
    42. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 10.
    43. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 1
    Входимость: 10.
    44. Тупейный художник
    Входимость: 10.
    45. Домашняя челядь
    Входимость: 10.
    46. Заметки неизвестного. Глава 21.
    Входимость: 10.
    47. Некуда. Книга 3. Глава 19.
    Входимость: 10.
    48. Смех и горе. Главы 20-24.
    Входимость: 10.
    49. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 9.
    50. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 9.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 23. Размер: 80кб.
    Часть текста: тем или другим родом искусства. Так я пристращался к иконописи, к народному песнотворчеству, к врачеванию, к реставраторству и пр. Думалось мне, что это уже и прошло, но я ошибся: разговоры с вами и ваша книга о "драгоценных камнях" потянули меня на новые увлечения, и как из всякого такого увлечения я всегда стремился создать нечто "образное", то и теперь со мною случилось то же самое. Мне неотразимо хочется написать суеверно-фантастический рассказ, который бы держался на страсти к драгоценным камням и на соединении с этою страстью веры в их таинственное влияние. Я это и начал и озаглавил повесть "Огненный гранат" и эпиграфом взял пять строчек из вашей книги, а характер лица заимствовал из черт, какие видел и наблюдал летом в Праге между семействами гранатных торговцев. Но чувствую, что мне недостает знакомства с старинными суеверными взглядами на камни, и хотел бы знать какие-нибудь истории из каменной торговли <...> Укажите мне (и поскорее, - пока горит охота), где и что именно я могу прочитать полезное, в моих беллетристических целях, о камнях вообще и о пиропах в особенности. Пиропов я насмотрелся вволю и красоту их понял, усвоил и возлюбил, так что мне писать хочется, но надо бы не наврать вздор", - писал Лесков к автору книги "Драгоценные камни" М. И. Пыляеву" *, приступая к созданию рассказа "Александрит. Натуральный факт в мистическом освещении" **. В приведенных строках весь Лесков: у него всегда "горит охота" ко всем...
    2. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 17. Размер: 77кб.
    Часть текста: а иногда и самим государям. В "скасках" удальцы обыкновенно повествовали о своих странствиях и приключениях, об удали в боях и о страданиях в плену у чужеземцев, которые всегда старались наших удальцов отклонить от любви к родине и привлечь богатыми дарами в своё подданство; но только наши люди обыкновенно оставались непоколебимо верны своему царю и отечеству и все соблазны чужих людей отвергали и постыждали, а потом этим вдохновенно хвастались. Более или менее интересное сочетание былей с небылицами в этом роде составляет главное содержание всех "скасок", а характерные черты их бродяжных героев - это отвага, терпенье и верность. За эти добродетели скасочники просили себе награды, и "скаска" затем и подавалась. "Скаскам", которые сочиняли о себе вдохновенные бродяги, у нас легко верили, их читали заместо путешествий, и они доставляли удовольствие высоким лицам, которые не читали ничего лучшего, а составители "скасок" получали через это славу от соотчичей и награды за удальство от правителей и государей. Разумеется, до полных результатов в этом роде достигали не все "скаски", а только такие, которые были сложены особенно хорошо, то есть любопытно и "лестно" в патриотическом смысле. Таким милостивцы давали "высший ход" и сочинения эти доходили до царских палат и теремов, откуда вдохновенным сочинителям исходило "царское жалованье". И кроме того, после к ним уже никто не смел вязаться с требованием ответа за "шатательство" и за какие бы то ни было старые неисправности, так как "кого царь пожаловал, того и бог простил". При императоре Петре I, с изменением, происшедшим в понимании русских людей, "скаски" вдохновенных бродяг потеряли своё значение в обществе: невежественные люди ими ещё интересовались, но петровские грамотеи, ознакомившиеся с лучшими произведениями, перестали интересоваться "бродяжными баснями". А главное, деловитый царь не любил потворствовать глупостям, и "скасочников" прямо...
    3. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 15. Размер: 72кб.
    Часть текста: газеты", пожалевшей бумаги на этот "отвратительный роман, беспомощный в художественном отношении и возмутительный по своей реакционности". Помянули еще раз знаменитую инвективу Писарева, отлучившего Лескова от литературы. Присоединились: "Некуда" - "гнуснейший пасквиль". Потянуло дымком от остывших, казалось, углей: значит, еще тлеет, еще может вспыхнуть?.. Нет, не вспыхнуло. Никто не ответил "Литературной газете", не возразил, не подхватил. Отошло. Отошло это горячее дело в сферы академического литературоведения. В тенистых лабиринтах диссертаций, в спокойных заводях "Ученых записок", в нонпарельных отвалах комментариев взвешивают сегодня куски остывшей лавы. На академических весах воспаленная злость, с которой написал Лесков "углекислых фей" московского либерализма и "архаровцев" из петербургских радикальных "общежитий" начала 1860-х годов, кое-как уравновесилась "идеальными" героями: самоотверженным революционером Райнером, честной нигилисткой Лизой Бахаревой, пылким Юстином Помадой, положившим жизнь в польском восстании. Тихо и методично совершилось то, к чему неистово взывал Лесков все три десятилетия, какие ему суждено было прожить после столь бурного начала; восстановлен аптечный баланс: от "оголтелой реакционности" автор "Некуда" вроде бы очищен. Никто не станет спорить сегодня с этой полезной работой. Но, вслушиваясь в мирную тишину после драки, что кипела вокруг этого текста непрерывно на протяжении первых полуста лет, поневоле ловишь себя на ощущении какой-то неожиданно "тихой смерти", его настигшей. Или летаргии, странным образом оборвавшей бурю. Или мертвой точки, в которой вдруг уравновешиваются силы, рвущие организм. Первый роман Лескова, взорвавшийся когда-то...
    4. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 15. Размер: 48кб.
    Часть текста: к атмосферным влияниям. — Идемте, — сухо сказал он Розанову, взойдя к нему в семь часов вечера. И они пошли. Выйдя за ворота, Розанов хотел взять извозчика, но Арапов сказал, что не надо. Они держали путь прямо к старому казенному зданию. — Здесь нам надо повидать одного человека, — говорил Арапов, входя под темную арку старого здания. «Юлия, или подземелья замка Мадзини» и все картинные ужасы эффектных романов лэди Редклиф вставали в памяти Розанова, когда они шли по темным коридорам оригинального дворца. Взошли в какую-то круглую комнату, ощупью добрались до одной двери — и опять коридор, опять шаги раздаются как-то страшно и торжественно, а навстречу никого не попадается. Потом пошли какие-то завороты, лесенки и опять снова коридор. В темноте, да для человека непривычного — точные катакомбы. Наконец впереди мелькнуло серое пятно: это была выходная дверь на какой-то дворик. Приближаясь к этому выходу, Розанов стал примечать, что по сторонам коридора есть тоже двери, и у одной из них Арапов остановился и стукнул три раза палкой. В ответ на этот стук послышались сначала очень глухие шаги, потом они раздались близко, и, наконец, дверь отворилась. Перед посетителями стоял солдат с сальною свечою в руках. — Дома? — спросил Арапов, ...
    5. Зверь
    Входимость: 15. Размер: 44кб.
    Часть текста: праздник. Меня, по случаю ужасных холодов, мать не взяла с собою в дальнюю дорогу, а оставила у своей сестры, а моей тетки, которая была замужем за одним орловским помещиком, про которого ходила невеселая слава. Он был очень богат, стар и жесток. В характере у него преобладали злобность и неумолимость, и он об этом нимало не сожалел, а напротив, даже щеголял этими качествами, которые, по его мнению, служили будто бы выражением мужественной силы и непреклонной твердости духа. Такое же мужество и твердость он стремился развить в своих детях, из которых один сын был мне ровесник. Дядю боялись все, а я всех более, потому что он и во мне хотел «развить мужество», и один раз, когда мне было три года и случилась ужасная гроза, которой я боялся, он выставил, меня одного на балкон и запер дверь, чтобы таким уроком отучить меня от страха во время грозы. Понятно, что я в доме такого хозяина гостил неохотно и с немалым страхом, но мне, повторяю, тогда было пять лет, и мои желания не принимались в расчет при соображении обстоятельств, которым приходилось подчиняться. ГЛАВА ВТОРАЯ В имении дяди был огромный каменный дом, похожий на замок. Это было претенциозное, но некрасивое и даже уродливое двухэтажное здание с круглым куполом и с башнею, о которой рассказывали страшные ужасы. Там когда-то жил сумасшедший...

    © 2000- NIV