• Приглашаем посетить наш сайт
    Дельвиг (delvig.lit-info.ru)
  • Сибирские картинки 18 века. Глава 13.

    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    Примечания

    XIII

    "Светские власти" видели, как многостороннее дело проповеди, назиданий и взысканий за небытие и особенно суд у "духовных властей", что называется "ни в короб не лезет, ни из короба не идёт", и иронически относились к умению духовных деятелей вести эти дела.

    Особенно сильный повод к критике подавали судебные приговоры духовных властей, на которые светские должностные люди указывали как на очевидные образчики неспособности судей.

    Духовный суд в самом деле постановлял приговоры невероятные; был, например, в Сибири некто мичман Хмелевский, и он жил в связи с крестьянскою женкою Екатериною". По какому-то случаю это открылось и дошло до митрополита Сильвестра,

    Сильвестр Гловатский, митрополит сибирский, из архимандритов Свияжского монастыря, 1749, июля 6-го. Перевед <ен> в Суздаль 9-го окт <ября> 1755 г. (Прим. автора.)

    и тот определил мичману такую епитимию: "в праздничный день стоять ему среди церкви во время литургии на коленях с возжённою свечою, а когда время выходу из церкви народу приспеет, тогда положить его (мичмана) на праг в трапезе ниц и лежать (ему) потоле, пока через его весь народ из церкви пройдёт, в которое время просить ему проходящих через него, да помолятся Господу Богу о отпущении грехов его; а по исполнении сего отослать в воинскую команду для наказания, чему достоин по воинским артикулам. А женку Екатерину, кроме такой же епитимии, на страх другим, наказать кошками" .

    Указ тоб <ольской> д <уховной> консист <ории> 3-го сент <ября> 1752 г. (Прим. автора.)

    Другой случай: в Сибирь следовала из России по этапу женщина Ефросинья Михайлова, которая до высылки её была уже замужем за тремя мужьями. По дороге она имела несчастье понравиться отбывавшему вместе с нею путину ссыльному Захару Фёдорову, но Захар Фёдоров Ефросинье не понравился и она не хотела отвечать его любовным искательствам. Да притом же Ефросинья была богобоязлива и уважала церковный брак, а "прелюбодеяния не хотела". Тогда ссыльный Захар обратился с своею незадачею к партионному сержанту Логгинову, и тот за небольшую мзду уладил дело. Он, во-первых, несколько раз "нещадно" бил Ефросинью Михайлову "батожьём", чтобы она была сговорчивее, и когда та, изнурясь от жестокого боя, стала подаваться и отпиралась уже только тем, что "боится блудного греха", то сержант сказал, что "за этим дело не станет", и, приведя партию в село Абалоцкое, близ Тобольска, обвенчал её "по принуждению четвёртым браком ".

    Нещадно избитая батожьём, Ефросинья покорилась "принуждению" и сделалась женою ненавистного ей поселенца Фёдорова, и пока шла в партии - она под страхом батожья исполняла для его желания супружеские обязанности, но, придя на место поселения - в Колыонскую волость Томского округа, подала жалобу в томское духовное правление, и в той жалобе разъясняла всю свою нестерпимую обиду и доводила, что "как брак её с поселенцем Фёдоровым есть насильственный и четвёртый (для неё), а потому, стало быть, очевидно незаконный, то он по существу своему совсем не есть брак, а прелюбодейная связь, и она этого прелюбодеяния продолжать не допустит".

    Духовное правление разлучило временно этих супругов и донесло о событии тобольской духовной консистории, которая "с докладу его преосвященству

    По книге Юрия Толстого в сибирской епархии с 1768 значится Варлаам Петров, а с 1803 - Антоний Знаменский. Варлаам - это тот, который постановил дело о "небытии" на степень "самонужнейшего и государственного" (Прим. автора.)

    определила: женку Ефросинью Михайлову оставить в замужестве при поселенце Захаре Фёдорове, впредь до рассмотрения , а о состоянии её взять от оного мужа её известие"...

    Ук <аз> тоб <ольской> д <уховной> к <онсистории> 3-го сент <ября> 1752 г. (Прим. автора.)

    Как должна была чувствовать себя эта несчастная женщина, опять насильно отданная консисториею поселенцу на подержание, да ещё "с докладу его преосвященству"!.. И в чём от этого поселенца "о состоянии её" требовалось "известие" - из дела этого не видно, но что Ефросинья была призвана исполнять супружеские обязанности и в четвёртом браке, обвенчанном под батогами, это закреплено самым документальным образом.

    И эта женщина жила и терпела!

    В самом распорядке с духовенством одна крайность переходила в другую чрезвычайность: при митрополите Варлааме в Амышевской крепости священник Седачёв был изобличён "в пьянстве и шумстве, и в драках, и в прочих чинимых мирскими людями соблазнах". Митрополит Варлаам определил за всё это "перевесть Седачёва в Уртамский острог, с подпискою об исправлении (себя)".

    Ук <аз> тоб <ольской> д <уховной> консист <ории> 18-го ноября 1777 г., № 1044 (Прим. автора.)

    А митрополит Павел таким "исправлениям себя" не верил, и когда при нём был "обличён многажды в пьянстве и драках священник градо-тобольской Сретенской церкви Топорков", то навели о нём справку и оказалось, что он уже имел время и случай для "исправления", ибо "не единожды битием плетьми был наказан и для памяти в работах содержан, но по ожесточению своему во исправление не пришёл, а ещё в горшая падал", и потому митрополит Павел (указ 27-го апр. 1764 г.) определил: "дабы священник Топорков впредь никаких продерзостей чинить не мог, от священнослужения его удержать, а для лучшей ему памяти и страха Божия при собрании всех священнослужителей градо-тобольских каждый из них по десяти ударов шелепом ему, Топоркову, и себе в наставление отправить".

    И священнослужители привлекались к тому, чтобы бить собственноручно своих товарищей не в этом только единственно случае, а и в других таковых же. Указом от 27-го апр. митрополит Павел разрешал и всем закащикам (т. е. благочинным) поступать с провинившимися точно так же, но только с таким "рассмотрением", что "где число священнослужителей", участвующих в наказании собрата своего шелепами - "не велико, то там (число ударов от каждого) и приумножить можно".

    Ук <аз> тоб <ольской> д <уховной> конс <истории> 27-го апр <еля> 1764 г. (Прим. автора.)

    Дело же о "небытии" во всё это время "волоклось" и взыскание денежных штрафов с небытейщиков производилось с такою неаккуратностью и медленностью, которые, наконец, возбудили в Петербурге негодование как раз после того, как 14-го апреля 1763 года был лишён сана и сослан в Ревель митрополит Арсений Мацеевич.

    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    Примечания
    © 2000- NIV