• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol.lit-info.ru)
  • Обойденные. Часть 3. Глава 6.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания

    Глава шестая

    СИРОТА

    Madame Бюжар побежала к Онучиным. Она знала, что, кроме этого дома, у ее жильцов не было никого знакомого. Благородное семейство еще почивало. Француженка уселась на террасе и терпеливо ожидала. Здесь ее застал Кирилл Сергеевич и обещался тотчас идти к Долинскому. Через час он пришел в квартиру покойницы вместе со своею сестрою. Долинский по-прежнему сидел над постелью и неподвижно смотрел на мертвую голову Доры. Глаза ей никто не завел, и

    С побелевшими глазами,

    Лик, прежде нежный, был страшней

    Всего, что страшно для людей.

    Мухи ползали по глазам Дорушки.

    Кирилл Сергеевич с сестрою вошли тихо. M-me Бюжар встретила их в зале и показала в отворенную дверь на сидевшего по-прежнему Долинского. Брат с сестрой вошли в комнату умершей. Долинский не тронулся.

    - Нестор Игнатьич! - позвал его Онучин.

    Ответа не было. Онучин повторил свой оклик - то же самое, Долинский не трогался.

    Вера Сергеевна постояла несколько минут и, не снимая своей правой руки с локтя брата, левую сильно положила на плечо Долинского, и, нагнувшись к его голове, сказала ласково:

    - Нестор Игнатьич!

    Долинский как будто проснулся, провел рукою по лбу и взглянул на гостей.

    - Здравствуйте! - сказала ему опять m-lle Онучина.

    - Здравствуйте! - отвечал он, и его левая щека опять скривилась в ту же странную улыбку.

    Вера Сергеевна взяла его за руку и опять с усилием крепко ее пожала. Долинский встал и его опять подернуло улыбнуться очень недоброй улыбкой. M-me Бюжар пугливо жалась в углу, а ботаник видимо растерялся.

    Вера Сергеевна положила обе свои руки на плечи Долинского и сказала:

    - Одни вы теперь остались!

    - Один,- чуть слышно ответил Долинский и, оглянувшись на мертвую Дору, снова улыбнулся.

    - Ваша потеря ужасна,- продолжала, не сводя с него своих глаз, Вера Сергеевна.

    - Ужасна,- равнодушно отвечал Долинский. Онучин дернул сестру за рукав и сделал строгую гримасу. Вера Сергеевна оглянулась на брата и, ответив ему нетерпеливым движением бровей, опять обратилась к Долинскому, стоявшему перед ней в окаменелом спокойствии.

    - Она очень мучилась?

    - Да, очень.

    - И так еще молода!

    Долинский молчал и тщательно обтирал правою рукою кисть своей левой руки.

    - Так прекрасна!

    Долинский оглянулся на Дору и уронил шепотом:

    - Да, прекрасна.

    - Как она вас любила!.. Боже, какая это потеря! Долинский как будто пошатнулся на ногах.

    - И за что такое несчастье!

    - За что! За... за что! - простонал Долинский и, упав в колена Веры Сергеевны, зарыдал как ребенок, которого без вины наказали в пример прочим.

    - Полноте, Нестор Игнатьич,- начал было Кирилл Сергеевич, но сестра снова остановила его сердобольный порыв и дала волю плакать Долинскому, обхватившему в отчаянии ее колени.

    Мало-помалу он выплакался и, облокотясь на стул, взглянул еще раз на покойницу и грустно сказал:

    - Все кончено.

    - Вы мне позволите, m-r Долинский, заняться ею?

    - Занимайтесь. Что ж, теперь все равно.

    - А вы с братом подите отправьте депешу в Петербург сестре.

    - Хорошо,- покорно отвечал Нестор Игнатьевич. Онучин увел Долинского, а Вера Сергеевна послала m-me Бюжар за своей горничной и в ожидании их села перед постелью, на которой лежала мертвая Дора.

    Детский страх смерти при белом дне овладел Верой Сергеевной: все ей казалось, что мертвая Дора супится и слегка шевелит насильно закрытыми веками.

    Одели покойницу в белое платье и голубою лентой подпоясали ее по стройной талии, а пышную красную косу расчесали по плечам и так положили на стол.

    Комнату Дашину вычистили, но ничего в ней не трогали; все осталось в том же порядке. Долинский вернулся домой тихий, грустный, но спокойный. Он подошел к Даше, поднял кисею, закрывавшую ей голову, поцеловал ее в лоб, потом поцеловал руку и закрыл опять.

    - Пойдемте же к нам, Нестор Игнатьич! - говорил Онучин.

    - Нет, право, не могу. Я не пойду; мне здесь хорошо.

    - В самом деле, ваше место здесь,- подтвердила Вера Сергеевна.

    Он с благодарностью пожал ей руку.

    - Знаете, что я забыла спросить вас, m-r Долинский! - сказала Вера Сергеевна, зайдя к нему после обеда.- Вы Дору здесь оставите?

    - Как здесь?

    - То есть в Италии?

    - Ах, боже мой! Я и забыл. Нет, ее перевезут домой, в Россию. Нужно металлический гроб. Вы, ведь, это хотели сказать?

    - Да.

    - Да, металлический.

    - Вы не хлопочите, maman все это уладит: она знает, что нужно делать. Она извиняется, что не может к вам придти, она нездорова.

    Старуха Онучина боялась мертвых.

    - Позвольте же, деньги нужно дать,- беспокоился Долинский.

    - После, после отдадите, сколько издержат.

    - Благодарю вас, Вера Сергеевна. Я бы сам ничего не делал.

    M-lle Онучина промолчала.

    - Как вы хорошо одели ее! - заговорил Долинский.

    - Вам нравится?

    - Да. Это всего лучше шло к ней всегда.

    - Очень рада. Я хочу посидеть у вас, пока брат за мною придет.

    - Что ж! Это большое одолжение, Вера Сергеевна.

    - У вас есть чай?

    - Чай? Верно есть.

    - Дайте, если есть.

    Долинский нашел чай и позвал старуху. Принесли горячей воды, и Вера Сергеевна села делать чай. Пришла и горничная с большим узлом в салфетке. Вера Сергеевна стала разбирать узел: там была розовая подушечка в ажурном чехле, кисея, собранная буфами, для того, чтобы ею обтянуть стол; множество гирлянд, великолепный букет и венок из живых роз на голову.

    Разложив все это в порядке, Вера Сергеевна со своею горничной начала убирать покойницу. Долинский тихо и спокойно помогал им. Он вынул из своей дорожной шкатулки киевский перламутровый крест своей матери и, по украинскому обычаю, вложил его в исхудалые ручки Доры.

    Перед тем, когда хотели закрывать гроб покойницы, Вера Сергеевна вынула из кармана ножницы, отрезала у Дорушки целую горсть волос, потом отрезала длинный конец от ее голубого пояса, перевязала эти волосы обрезком ленты и подала их Долинскому. Он взял молча этот последний остаток земной Доры и даже не поблагодарил за него m-lle Онучину.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания
    © 2000- NIV