• Приглашаем посетить наш сайт
    Короленко (korolenko.lit-info.ru)
  • Обойденные. Часть 3. Глава 18.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания

    Глава восемнадцатая

    РЕШИТЕЛЬНЫЙ ШАГ

    Долинский провел у Анны Михайловны два дня. Аккуратно он являлся с первым омнибусом в восемь часов утра и уезжал домой с последним в половине двенадцатого. Долинского не оставляла его давнишняя задумчивость, но он стал заметно спокойнее и даже минутами оживлялся. Однако, оживленность эта была непродолжительною: она появлялась неожиданно, как бы в минуты забвения, и исчезала так же быстро, как будто по мановению какого-то призрака, проносившегося перед тревожными глазами Долинского.

    - Когда мы едем? - спрашивал он в волнении на третий день пребывания Анны Михайловны в Париже.

    - Дня через два,- отвечала ему спокойно Анна Михайловна.

    - Скорей бы!

    - Это не далеко, кажется? Долинский хрустнул пальцами.

    - Вы не боитесь ли раздумать? - спросила его Анна Михайловна.

    - Я!.. Нет, с какой же стати раздумать?

    - То-то.

    - Мне здесь нечего делать.

    "А что я буду делать там? Какое мое положение? После всего того, что было, чем должна быть для меня эта женщина! - размышлял он, глядя на ходящую по комнате Анну Михайловну.- Чем она для меня может быть?.. Нет, не чем может , а чем она должна быть? А почему же именно должна?.. Опять все какая-то путаница!".

    Долинский тревожно встал и простился с Анной Михайловной.

    - До утра,- сказала она ему.

    - До утра,- отвечал он, холодно и почтительно целуя ее руку.

    Войдя в свою комнату, Долинский, не зажигая огня, бросил шляпу и повалился впотьмах совсем одетый в постель.

    - Нет! - воскликнул он часа через два, быстро вскочив с постели.- Нет! Нет! Я знаю тебя; я знаю, я знаю тебя, змеиная мысль! - повторял он в ужасе и, выскочив из своей комнаты, постучался в двери Зайончека.

    - Помогите мне, спасите меня! - сказал он, бросаясь к патеру.

    - Чтобы лечить язвы, прежде надо их видеть,- проговорил Зайончек, торопливо вставая с постели.- Открой мне свою душу.

    Долинский рассказал о всем случившемся с ним в эти дни.

    - Отец мой! Отец мой! - повторил он, заплакав и ломая руки,- я не хочу лгать... в моей груди... теперь, когда лежал я один на постели, когда я молился, когда я звал к себе на помощь Бога... Ужасно!.. Мне показалось... я почувствовал, что жить хочу , что мертвое все умерло совсем; что нет его нигде, и эта женщина живая... для меня дороже неба; что я люблю ее гораздо больше, чем мою душу, чем даже...

    - Глупец! - резким, змеиным придыханием шепнул Зайончек, зажимая рот Долинскому своей рукою.

    - Нет сил... страдать... терпеть и ждать... чего? Чего, скажите? Мой ум погиб, и сам я гибну... Неужто ж это жизнь? Ведь дьявол так не мучится, как измучил себя я в этом теле!

    - Дрянная персть земная непокорна.

    - Нет, я покорен.

    - А путь готов давно.

    - И где же он?

    - Он?.. Пойдем, я покажу его: путь верный примириться с жизнью.

    - Нет, убежать от ней...

    - И убежать ее.

    Долинский только опустил голову.

    Через полчаса меркнущие фонари Батиньоля короткими мгновениями освещали две торопливо шедшие фигуры: одна из них, сильная и тяжелая, принадлежала Зайончеку; другая, слабая и колеблющаяся,- Долинскому.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания
    © 2000- NIV