• Приглашаем посетить наш сайт
    Григорьев С.Т. (grigoryev-s-t.lit-info.ru)
  • Обойденные. Часть 1. Глава 12.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания

    Глава двенадцатая

    СИМПАТИЧЕСКИЕ ПОПУГАИ

    В течение целого этого года не произошло почти ничего особенно замечательного, только Дорушкины симпатические попугаи, Оля и Маша, к концу мясоеда выкинули преуморительную штуку, еще более упрочившую за ними название симпатических попугаев . В один прекрасный день они сообщили Доре, что они выходят замуж.

    - Обе вместе? - спросила, удивясь, Дора.

    - Да; так вышло, Дарья Михайловна,- отвечали девушки.

    - По крайней мере, не за одного хоть?

    - Нет-с, как можно?

    - То-то.

    Они выходили за двух родных братьев, наборщиков из бывшей по соседству типографии.

    Затеялась свадьба, в устройстве которой Даша принимала самое жаркое участие, и, наконец, в один вечер перед масленицей, симпатических попугаев обвенчали. Свадьба справлялась в двух комнатах, нанятых в том же доме, где помещался магазин Анны Михайловны. Анна Михайловна была посаженою матерью девушек; Нестор Игнатьевич посаженым отцом, Дорушка и Анна Анисимовна - дружками у Оли и Маши. Илья Макарович был на эту пору болен и не мог принять в торжестве никакого личного участия, но прислал девушкам по паре необыкновенно изящно разрисованных венчальных свеч, белого петуха с красным гребнем и белую курочку.

    Магазин в этот день закрыли ранее обыкновенного, и все столпились в нем около Даши, под надзором которой перед большими трюмо происходило одеванье невест.

    Даша была необыкновенно занята и оживлена; она хлопотала обо всем, начиная с башмака невест и до каждого бантика в их головных уборах. Наряды были подарены невестам Анной Михайловной и частью Дорой, из ее собственного заработка. Она также сделала на свой счет два самых скромных, совершенно одинаковых белых платья для себя, и для своего друга - Анны Анисимовны. Дорушка и Анна Анисимовна, обе были одеты одинаково, как две родные сестры.

    - Что это за прелестное создание наша Дора! - заговорила Анна Михайловна, взойдя в комнату Долинского, когда был окончен убор,

    - Да, что уж о ней, Анна Михайловна, и говорить! - отвечал Долинский.- Счастливый будет человек, кого она полюбит.

    Анна Михайловна случайно чихнула и сказала:

    - Вот и правда.

    - Господа! Симпатические попугаи! - позвала, спешно приотворив дверь и выставив свою головку, Дора,- Чего ж вы сюда забились? - Пожалуйте благословлять моих попугаев.

    Кончилось благословение и венчание, и начался пир. Анна Михайловна пробыла с час и стала прощаться; Долинский последовал ее примеру. Их удерживали, но они не остались, боясь стеснять своим присутствием гостей жениховых, и поступили очень основательно. Все-таки Анна Михайловна была хозяйка , все-таки Долинский - барин .

    Дорушка была совсем иное дело. Она умела всегда держать себя со всеми как-то особенно просто, и невесты были бы очень огорчены, если бы она оставила их торжественный пир, ранее чем ему положено было окончиться по порядку.

    В комнатах была изрядная давка и духота, но Дора не тяготилась этим, и под звуки плохонького квартета танцевала с наборщиками две кадрили.

    В квартире Анны Михайловны не оставалось ни души; даже девочки были отпущены веселиться на свадьбе. Двери с обоих подъездов были заперты, и Анна Михайловна, с работою в руках, сидела на мягком диване в комнате Долинского.

    Везде было так тихо, что через три комнаты было слышно, как кто-нибудь шмыгал резиновыми калошами по парадной лестнице. Красивый и очень сторожкий кинг-чарльз Анны Михайловны Риголетка, непривыкшая к такой ранней тишине, беспрестанно поднимала головку, взмахивая волнистыми ушами, и сердито рычала.

    - Успокойся, успокойся, Риголеточка,- уговаривала ее Анна Михайловна, но собачка все тревожилась и насилу заснула.

    - Что это за жизнь без Доры-то была бы какая скучная,- сказала после долгой паузы Анна Михайловна, относясь к настоящему положению.

    - Да, в самом деле, как без нее тихо.

    - Я там было села у себя, так даже как будто страшно,- молвила Анна Михайловна и после непродолжительного молчания добавила: - Ужасно дурная вещь одиночество!

    - И не говорите. Я так от него настрадался, что до сих пор, кажется, еще никак не отдышусь.

    Анна Михайловна снова помолчала и с едва заметной улыбкой сказала:

    - А уж, кажется, пора бы.

    - Впрочем, человек никогда не бывает совершенно счастлив,- проговорила она, вздохнув, через несколько времени.

    - Сердце будущим живет.

    - А вот это-то и нехорошо. Ведь вот я же счастлива. Долинский промолчал. Он стоял у печки и грелся.

    - А вы, Нестор Игнатьич? - спросила она, улыбнувшись, и положила на колена свою работу.

    - Я очень счастлив и доволен.

    - Чем?

    - Судьбой, и чем хотите,- отвечал весело Долинский.

    - А я, знаете, чем и кем более всего довольна? - Анна Михайловна несколько лукаво посмотрела искоса на молчавшего Долинского и договорила,- вамп.

    Долинский шутливо поклонился.

    - В самом деле, Нестор Игнатьич,- продолжала, краснея и волнуясь, Анна Михайловна,- вы мне доказали истинно и не словами, что вы меня, действительно, любите.

    Долинский также шутливо поклонился еще ниже.

    - Я думала, что так в наше время уж никто не умеет любить,- произнесла она, мешаясь, как переконфуженный ребенок.

    Долинский подошел к Анне Михайловне, взял и поцеловал ее руку.

    Анна Михайловна безотчетно задержала его руку в своей.

    - Вы - хороший человек,- прошептала она и подняла к его плечу свою свободную руку.

    В это же мгновение Риголетка насторожила уши и со звонким лаем кинулась к черному входу. Послышался сильный и нетерпеливый стук.

    - Посмотрите, пожалуйста, кто это? - произнесла Анна Михайловна, вздрогнув и скоро выбрасывая из своей руки руку Долинского.

    Долинский пошел в кухню и там тотчас же послышался голос Даши:

    - Чего это вы до сих пор не отпираете! Десять часов стучусь и никак не могу достучаться,- взыскивала она с Долинского.

    - Не слышно было.

    - Помилуйте, мертвые бы, я думаю, услыхали,- отвечала она, пробегая.

    - Сестра! - позвала она.

    - Ну,- откликнулась Анна Михайловна из комнаты Долинского.

    Дорушка вбежала на этот голос и, остановясь, спросила:

    - Что это ты такая?

    - Какая? - мешаясь и еще более краснея, проговорила Анна Михайловна.

    - Странная какая-то,- проронила скороговоркой Дора и сейчас же добавила: - Дай мне десять рублей, у них недостает чего-то.

    Анна Михайловна пошла в свою комнату и достала Даше десять рублей.

    - Не бегай ты так, Дора, бога ради, в одном платье по лестницам,- попросила она Дорушку, но та ей не ответила ни слова.

    Анна Михайловна, проводив сестру до самого порога, торопливо прошла прямо в свою комнату и заперла за собою дверь.

    Часть 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18 19
    Эпилог
    Примечания
    © 2000- NIV