• Приглашаем посетить наш сайт
    Набоков (nabokov.niv.ru)
  • Письма. Аксакову И.С. 1 января 1875 г.


    1875
    71
    И. С. АКСАКОВУ

    1 января 1875 г., Петербург.
    Милостивый государь
    Иван Сергеевич!

    Прежде всего поздравляю Вас с новым 1875 годом. — Желаю Вас видеть целым, здравым, долгоденствующим и благополучным во всех делах и начинаниях. Старый год канул в вечность, а сей новый всеми встречен как-то сумрачно и, так сказать, безуповательно: выдуманная на Страстном бульваре фраза о «пожертвованном поколении» облекается в плоть, и гнетет, и душит. Жить одним сознанием, что гимназисты учатся лучше, чем учились пять лет тому назад, — просто томление духа, и ничего себе так пламенно не желаешь, как того, чтобы не иметь никаких желаний. С такими мыслями встретили мы вчера полночь в кружке добрых людей (у Засецкой), где вспоминали Вас добром и пожелали, чтобы разомкнулись давно умолкнувшие уста Ваши, и тут же почувствовали, что на все это нет никаких надежд, что мы «пожертвованное поколение»... Дьякон Ахилла сидел под арестом «в пользу детских приютов», — мы благоденственно молчим обо всем серьезном в пользу читателей. Вот положение, ему же, по-видимому, несть конца!

    Письмо Ваше я получил, взгляд мой на штундизм совершенно тот же, что и Ваш. Немец только потом, примером доброй жизни, а мысль о протесте против церкви дали сами «требоисправители», которые в юго-западном крае бесчинны и нерадивы до крайности, а притом сверх меры своекорыстны и жадны. В Киевской губернии попы сделались ростовщиками и бывают в сем ремесле жесточе и немилостивее жидов. В самом городе, куда, как Вам известно, сходятся летом богомольцы со всей Руси и из земель, полно единоверных, небрежение в богослужении и наглость в обирательстве неописуемы. Мы имели семейный обычай служить по отце заупокойную обедню в июле и обыкновенно съезжаемся все к матушке в Киев, и платили причту не скупо, но они уже так изучились «скорохвату», что не умеют отслужить лучше. Покойный Анд. Муравьев любил мешаться не в свое дело, но в ссорах с Арсением за возмутительное бесчинство в церквах он был прав. Не знаю, читали ли Вы в «Русском мире» мою статейку (заметку для археологов), что в Киев<ской> лавре монахи по лености и небрежению перемешали мощи и не могут их теперь разобрать!.. Замечательно, что они это съели молча и ни слова мне не ответили. Так там и все, по целой губернии. Мне неловко рассказать, что отвечал Авксентий Курка Новикову (при мне и при еп<ископе> Филарете). Тот говорит:

    — Разве все ваши священники недостойны почтения?

    А Курка отвечает:

    — Мы того не знаемо, яки вони уси; а що наш батюшка, то вин такiй, що як владыко митрополит у нас були, то вони тода у пана, у двори кушали, а потим того на дорози до церквы подъихали... Мы стоимо и батюшка... А владыко як побачили батюшку, та отразу ему кажуть, що ты дурак; ну и наши тода говорят: що же як винь дурень, бо вже его сам митрополит дурнем зове, то що же нам от его божьего научения пытати и т. п.

    А владыка, по циничному, но верному выражению Дундукова, блюдет одно: «тяжелые обеды, да легкие беседы», — вот он и весь тут, на кого вся надежда!

    Вы мне ничего не ответили: нет ли у Юрия Федоровича какого-нибудь портрета Журавского? Тогда Шубинский бы охотно напечатал о нем статью, которую можно составить по имеющимся у меня письмам. Не годится ли для Об<щества> люб<ителей> р<оссийской> сл<овесности> записка Журавского об улучшении быта крестьян? Она тоже у меня. — Кокорев не позволяет ни из чего заметить, помнит ли он меня? Работу ему нужную я сделал, как должен, и на праздниках у него побывал — он не отзывается. 1-м № «Пет<ербургских> вед<омостей>» в «подлежащем ведомстве» недовольны — желали, вероятно, большей преданности. Как он взялся идти под столь тяжелыми и несогласимыми давлениями, — это удивительно; а если он их вынесет, то будет еще удивительнее.

    Преданный Вам
    Н. Лесков.

    Менгден вчера говорила кн. Щербатовой, а та мне, будто гр. Л. Н. <Толстой> опять взял роман от Каткова? Чрезвычайно любопытно: неужто это взаправду так?




    Примечания

    71

    Печатается по автографу (ИРЛИ). Публикуется впервые.

    ...выдуманная на Страстном бульваре фраза... — На Страстном бульваре в Москве помещалась редакция «Московских ведомостей» Каткова.

    Засецкая, Юлия Денисовна — дочь партизана Д. В. Давыдова, участница одной из религиозных сект.

    Дьякон Ахилла — персонаж из хроники «Соборяне».

    Муравьев, Андрей Николаевич (1806—1874) — духовный писатель и поэт. О нем Лесков рассказывает в очерке «Синодальные персоны» («Исторический вестник», 1882, № 11).

    Арсений (Москвин, 1795—1876) — митрополит киевский с 1860 по 1876 год.

    Авксентий Курка. — См. примечание к письму 70.

    Новиков — возможно, И. П. Новиков, генерал-лейтенант, попечитель Киевского, а затем Петербургского учебного округа.

    Филарет. — См. примечание к письму 70.

    Дундуков — очевидно, Александр Михайлович Дондуков, князь (1820—1893) — генерал; с 1869 года киевский, подольский и волынский генерал-губернатор.

    Как он взялся идти... — Лесков говорит о новом редакторе «Петербургских ведомостей» Е. А. Салиасе, сменившем В. Ф. Корша с 1 января 1875 года.

    ...гр. Л. Н. Толстой... взял роман от Каткова? — Лесков говорит о распространившихся слухах по поводу того, что Толстой собирается печатать роман «Анна Каренина» не в «Русском вестнике», а в каком-то другом журнале (см. об этом Л. Н. Толстой. Полное собрание сочинений, т. 20, М., 1939, стр. 615).

    © 2000- NIV