• Приглашаем посетить наш сайт
    Замятин (zamyatin.lit-info.ru)
  • Письма. Шубинскому С.Н. 23 июля 1883 г.


    22
    С. Н. ШУБИНСКОМУ

    23 июля 1883 г., Шувалово.
    Уважаемый Сергий Николаевич!

    Я живу на даче в Шувалове (по Софийской ул., дача Орлова, № 19) и здесь же видаю Карновича (Парголово, № 136). У него нет «Старины» и стихотворений Лермонтова в переводе Висковатова. Вы, однако, совершенно правы, что стихи эти были и есть в переводе Висковатова, — есть они и отдельными оттисками; но тем не менее и новый их перевод, думается, имеет место. Адрес Минаева: СПб., Озерки, по Выборгскому шоссе, № 39-й (Дм. Дм. Минаев), у Курочкина. Вы ему туда и напишите. Цена его 50 коп. за стих, я это Вам и писал, да, видно, листок мой вывалился из незаклеенного конверта, который надписывал Короленко. — Списывайтесь лучше сами.

    Заметка о Марко Вовчке была моя, и я думаю, что Петров ошибается: М. А. не могла быть в Орловском институте, и ее развитие всецело принадлежит ее прекрасному мужу, которого я очень хорошо знал и любил, да и обязан ему всем моим направлением и страстью к литературе. Он давно умер, убитый горем и, может быть, бесславием... Но на что же Вы будете отвечать? Пусть Петров разъяснит, была ли она в институте, и очеркнет характерную и милую личность «пана Опанаса», которого супруга всегда стремилась стушевать ниже Пассека или Карла Бенни, иже недостойни быша разрешись ремень у ног его. Характеризовать, так уж надо правду говорить, а не разводить помои «с Аполлоновых <...>». — М. А. теперь в Харькове вновь замужем за Людовиком № 151-й.

    Владелец «мартьяновской улицы» в Озерках бывает часто видим и собирается к Вам в Любань, — звал и меня, но я боюсь не застать Вас дома. — К осени купил у Грота полдюжины карточек с подходящими евангельскими текстами и попытаюсь привезти их к отсутствующему из дома хозяину Вашей квартиры. Капризов у меня нет, и я никогда ничем не нарушил моей к Вам приязни. Не знаю: так ли у Вас?.. Впрочем, обо всем этом не стоит говорить.

    Прошу Вас передать мой поклон Екатерине Николаевне.

    Преданный Вам
    Н. Лесков.



    Примечания

    22

    Печатается по автографу (ГПБ). Публикуется впервые.

    У него нет «Старины» и стихотворений Лермонтова в переводе Висковатова. — В журнале «Русская старина», 1879, т. XXVI, стр. 353—358, П. А. Висковатов опубликовал 17 стихотворений Лермонтова, сохранившихся в немецких переводах Ф. Боденштедта. Возможно, впрочем, что Лесков и Шубинский ошиблись, приняв за публикацию Висковатова статью В. К. Шульца «Критический обзор стихотворений Лермонтова в переводах французских писателей, 1845—1875 гг.» — «Русская старина», 1882, тт. XXXIV—XXXV, 1883, тт. XXXVII, XXXIX.

    Минаев, Дмитрий Дмитриевич (1835—1889) — поэт-демократ, переводчик. О его отношениях с Лесковым см. А. Лесков. Жизнь Николая Лескова, стр. 479—480.

    Курочкин, Николай Степанович (1830—1884) — поэт-сатирик.

    Короленко — служащий конторы «Исторического вестника».

    Заметка о Марко Вовчке была моя... — Это письмо утверждает авторство Лескова в бесподписной и беззаглавной заметке относительно «Очерков из украинской литературы» Н. И. Петрова, печатавшихся в «Историческом вестнике», 1880—1883 («Новости и Биржевая газета», 1883, № 104, 16 июля, в отделе «Русская летопись»). В заметке этой Лесков высказывает сомнение относительно возможности обучения М. А. Маркович (Марко Вовчка) в Орловском институте благородных девиц, так как институт этот, «сколько нам известно, есть учреждение совершенно новое». Вместе с тем автор заметки особенно акцентировал значительную роль в литературном и общественном образовании писательницы ее мужа, А. В. Марковича. «В очерке, касающемся Марьи Александровны Маркович как малороссийской писательницы, — писал он, — может быть, было бы интереснее отметить, что в это самое время, когда она жила девицею в Орле у своих родственников, в Орел был прислан под надзор губернатора, князя П. И. Трубецкого, студент Киевского университета Афанасий Васильевич Маркович, известный малороссийский патриот и народолюбец. Находясь под надзором, Маркович служил помощником правителя канцелярии орловского губернатора, при правителе Порохонцеве. Маркович был коротко принят в доме Мордовцевых, где у всех тогда жили сильные малороссийские симпатии, доставлявшие в свое время повод беспокоиться местному жандармскому полковнику из поляков, г. H—ну. Афанасий Васильевич попал в Орел в ссылку по так называемой «костомаровской истории» и был очень интересным лицом, — особенно для любителей малороссийского быта и малороссийской речи. Кроме своего интересного политического положения, Афанасий Васильевич сосредоточивал в себе много превосходных душевных качеств, которые влекли к нему сердца чутких к добру людей, приобретали ему любовь и уважение всех, кто узнавал его благороднейшую душу. Литературное образование его было очень обширно, и он обладал уменьем заинтересовывать людей литературою. В общем отношении он принес в Орле пользу многим. Этот-то замечательный молодой человек встретил Марью Александровну Вилинскую, которая, кроме своей несомненной природной даровитости, обладала также и прекрасной наружностью. Афанасий Васильевич полюбил молодую красавицу, и они сочетались браком — девица Вилинская стала г-жою Маркович, из чего потом сделан ее псевдоним Марко Вовчок. Вскоре имени этой молодой дамы суждено было «расти», а имени Афанасия Васильевича — «малитися», но в сумме влияний благоприятных раскрытию душевных сил и таланта Марка Вовчка — Афанасий Маркович, по мнению многих, имел немалое значение. Во всяком случае, он значил, конечно, гораздо более, чем Орловский институт, который привлечен сюда Н. И. Петровым совершенно напрасно. Впрочем, профессор Петров, или редакция «Исторического вестника», вероятно, не пренебрегут нашим замечанием и, может быть, не сочтут за лишнее разъяснить: есть ли какое основание считать Марко Вовчка орловскою институткою?» Безмерно почитая А. В. Марковича, Лесков склонен был преуменьшать личные качества характера М. А. Маркович; отсюда — резкость его высказываний о ней как о человеке.

    Пассек, Александр Вадимович — студент; в 1859 году увлекся М. А. Маркович и уехал с нею за границу.

    Бенни, Карл — врач; будучи студентом Парижского университета, познакомился с М. А. Маркович, вместе с нею возвратился в Россию в 1862 году.

    М. А. теперь в Харькове... — В 1883 году М. А. Маркович, вышедшая в середине 70-х годов замуж за М. Д. Лобача-Жученко, проживала в Ставрополе.

    Владелец «мартьяновской улицы» — Петр Кузьмич Мартьянов (1827—1899), поэт-юморист, беллетрист, мемуарист; сосед Лескова по даче в Озерках.

    ...к отсутствующему из дома хозяину Вашей квартиры — то есть к самому Шубинскому. Здесь, как и в ряде других писем, Лесков иронизирует по поводу обыкновения адресата принимать посетителей лишь в строго отведенные для приемов дни и часы.

    © 2000- NIV