• Приглашаем посетить наш сайт
    Пушкин (pushkin.niv.ru)
  • Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.

    Вступление
    Часть 1: 1 2 3 4 5 Прим.
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Часть 4: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 6: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Примечания, условные сокращения
    Ал. Горелов: "Книга сына об отце"

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    ПИСАТЕЛЬСТВО

    1880-1884

    1 Первый эпиграф - из очерка M. E. Салтыкова-Щедрина "Скрежет зубовный" (С, 1860, N 1). Второй - из сочинения Л. В. Тенгоборского "О производительных силах России"

    (т. I-III, M.-СПб., 1854-1858). В "Корреспонденции" - первой заметке, подписанной именем "Николай Лесков" (СПбВ, 1860, N 135, 21 июня), автор писал, что купил эту книгу у "одного достойного всякого уважения, воронежского книгопродавца, Ивана Савича Никитина". Последним сообщением устанавливается факт прямого знакомства Лескова и Никитина.

    2Статья была перепечатана в журнале "Книжный вестник" (1860, N 11-12, с. 105-107) с комментарием редакции под заглавием "Нечто о продаже Евангелия, киевском книгопродавце Литове и других". В 1863 г. С. И. Литов был уже и издателем, и имел магазин в Петербурге "на углу Невского и Малой Садовой". О других спекуляциях Литова ("Кобзарем" Шевченко) писала впоследствии "Искра" (1867, N 47, 10 дек., с. 583-584).

    3Об остроте первых лесковских статей свидетельствует не только "глас" Министерства внутренних дел, но и дискуссия на страницах СМ. В N 46 и 47 от 24 ноября и 1 декабря 1860 г. появилась полемическая заметка Ф. Б. "Несколько мыслей против "нескольких слов" г. Фрейшица "О полицейских врачах в России" с попыткой защитить честь мундира. На это последовал ответ "Полицейские врачи в России (статья Н. Лескова по поводу статьи Ф. Б.)" в N 48 от 8 декабря, где автор писал: "...всякое дальнейшее словопрение с г. Ф. Б. становится несносным и бесплодным гортанобесием"; "систематические взятки, вошедшие в обычай и тщательно скрываемые от власти, не доказываются и не опровергаются юридически, они доказываются общественным мнением и разумным вникновением в дело; иначе вся обличительная литература обратилась бы в прокурорское бюро ассизного суда"; "...г. Ф. Б., не считайте нас совсем профанами, и мы <...>, говоря словами Гоголя, знаем, "как что делается в благоустроенных государствах" (Смотри комедию "Ревизор", Сквозник-Дмухановский)". Лесков парировал один из упреков ему в подражании "Искре" словами: ""Искра" мы, так и "Искра", - лишь бы не "Домашняя беседа" <...> сей орган замогильной гласности, изгари и прочих чудес мракобесия" ("Последнее слово г. д-ру Аскоченскому". - PO ГВЛ, ф. 218, к. 72., eд. хр. 16).

    4 Абонемент открылся в магазине купца В. Г. Барщевского (УЭ, N 193. Указатель политико-экономический, 1860, вып. 37, 10/22 сент.).

    5 Желая "всякого успеха благому делу профессора Вальтера", Лесков писал: "Имя его не забудут люди, которым он поможет сбросить с себя тяжкие путы предрассудков" (УЭ, N 194. Указатель политико-экономический, 1860, вып. 38, 17/29 сент.).

    6 Статья, в которой прозвучал один из драматичных, очень личных мотивов ранней публицистики Лескова, характеризующий

    его состояние после краха фирмы Шкотта, - безуспешное "искание мест" людьми "страдальческой корпорации" - образованным, но бедным дворянством: уволенными чиновниками, безместными кандидатами университетов, идущими в грузчики. Наибольшей болью прорвался голос писателя в объявлении, опубликованном в ноябре 1860 г. среди журнальных "Извещений": "Русский человек, не лишенный некоторого образования научного и практически приспособленный к торговому делу, знающий близко жизнь и потребности разных мест России от Саратова до Житомира и от С.-Петербурга до Одессы <...> предлагает кому угодно из торговых обществ или частных лиц избавить его от голодной смерти, купив его труд за такое вознаграждение, какого он окажется достойным..." (УЭ, N 203. Указатель политико-экономический, 1860, вып. 47, 19 ноября/1 дек.). (Об авторстве Н. С. Лескова см.: Громов В. Глубинные связи. - ОП, 1980, N 229, 4 окт.).

    7Нотович Осип Константинович - редактор газеты "Новости", журналист и драматург. Худеков Сергей Николаевич - редактор-издатель ПГ. Лесков активно сотрудничал в названных органах печати с конца 1870-х гг.

    8См.: Толстой, т. 60, с. 170.

    9И. В. Вернадский преподавал на кафедре политической экономии Киевского университета в 1846-1849 гг. В 1857-1861 гг. издавал УЭ, руководил политико-экономическим комитетом Географического общества. Лесков упоминает Вернадского как знакомое по Киеву лицо еще 10 декабря 1859 г. (Лесков, т. X, с. 249).

    10О контактах между И. В. Вернадским и Евгенией Тур свидетельствует анонс об издании новой газеты "Русская речь" ("Обозрение литературы, истории, искусства и общественной жизни на Западе и в России"), опубликованный за подписью ее редактора - Е. Тур в УЭ, N 204. Указатель политико-экономический, 1860, вып. 48 от 26 ноября/8 док.).

    11 А. Н. Лесков ошибся: жена И. В. Вернадского, первая и единственная в то время русская писательница по вопросам политической экономии, Марья Николаевна Вернадская, скончалась 28-ми лет в Гейдельберге 12 октября 1860 г. (см. некролог ее в УЭ, N 200. Указатель политико-экономический, 1860, N 44, 29 окт./ 10 ноября).

    12А. И. Ничипоренко - чиновник, журналист, был репетитором сына И. В. Вернадского. Весной 1861 г. состоял в переписке с Герценом, а в 1862 г. ездил к нему в Лондон. Входил в общество "Земля и Воля" (с конца 1861 г.). Во время общего квартирования с Ничипоренко у Вернадского Лесков и издатель УЭ "иногда позволяли себе слегка воздерживать" репетитора "от увлече-

    ний революцией да предсказывали ему его печальную судьбу" (Лесков, т. III, с. 343). Слухи об откровенных следственных показаниях Ничипоренко, в которых Лесков упоминался как лицо, имевшее "вредное влияние на <...> понятия" Ничипоренко (там же), стали причиной памфлетно-неприязненного, часто карикатурного изображения Лесковым Ничипоренко в повести "Загадочный человек" (1870). Ничипоренко же явился прототипом Пархоменко из романа "Некуда" (1864).

    13 Усов П. С. - в 1860-1865 гг. редактор СПч, систематически выступавшей против революционной линии в общественном движении. Распоряжением министра народного просвещения 13 августа 1862 г. редакторам наиболее верных правительству органов печати, и в том числе П. С. Усову, было дозволено получать иностранную и издающуюся за границей русскую печать без цензуры, дабы "опровергать те учения, которые они признают ложными, и которые, проникая тайными путями в Россию и оставаясь без возражений, имеют влияние на людей молодых и недоучившихся" (Герасимова Ю. И. Из истории русской печати в период революционной ситуации конца 1850-х - начала 1860-х гг. М., 1974, с. 168, 170). Лесков начал сотрудничество в газете Усова 9 июня 1861 г. (в N 128) "Письмо в редакцию СПч", а в 1862 г. вел передовой отдел (до отъезда к матери 7 июня), затем выступления его в газете становятся эпизодическими и прекращаются в июле 1863 г.

    14 Дудышкин С. С. - в 1860-1866 гг. был одним из редакторов-издателей ОЗ, где заведовал критическим отделом. Журнал в тот период выступал за реформистский прогресс. Лесков печатался в ОЗ в 1861-1867 гг., до перехода журнала в руки Н. А. Некрасова.

    15 О "беспардонных приговорах" Н. С. Лескова "Современник" писал в апреле 1862 г., имея в виду выступления именно в СПч. Ссылка А. Лескова на статью "О замечательном, но неблаготворном направлении некоторых современных писателей" возвращает к истории лесковской полемики с революционными журналами, вполне развернувшейся лишь в 1862 г. В РР Лесков, подогреваемый редакцией (А. Суворин писал М. Де-Пуле об этой статье 6 июля 1861 г. как о выступлении, которое "дельнее и лучше" его собственной критики. - "Нечто о лавочках журнала "Современник". Ежегодник 1979, с. 128-129), втягивается в затяжной спор о путях социального развития России. Лесков считает бесперспективной революцию, ссылается на исторические аналогии: "Мы твердо верим, что недалеко то благословенное время, когда читающая Русь <...> выучит историю других народов". Он находит, что у них "известные формы гражданской жизни (курсив мой. -

    А. Г.) выработаны сознательнее, чем у нас - славян". Ища образцы "служить <...> нуждам и страданиям" народа, Лесков уравнивает великосветскую филантропию и практику социалистов-утопистов. По существу же он ратовал лишь за "профилактические" меры. Остро сатирически откликнулся на статью "О замечательном, но не благотворном направлении..." Дм. Минаев ("Дневник темного человека". - PC, 1861, N 8).

    16Лесков в начале 1860-х гг. резко отзывается об издателе обскурантской "Домашней беседы" В. И. Аскоченском. Блестящий памфлет молодого публициста "Нечто вроде комментарий к сказаниям г. Аскоченского о Т. Г. Шевченко" (РИ, 1861, N 268, 2 дек.) решительно отводит "претензии людей того закала, к которому принадлежит г. Аскоченский", на "интимную замашку" в рассказе о поэте и тем более на симпатии самого Шевченко к мемуаристу. Лесков обнажает доносительски-полицейский интерес Аскоченского к поэту в Киеве 1840-х гг. (Лесков, т. VII, с. 177, 217-219).

    17"Невинные концерты на довольно плохом красноречии" - формула, возникшая применительно к деятельности политико-экономического комитета, сопровождает у Лескова упоминания имени И. В. Вернадского вплоть до конца 60-х гг. (Столярова И. В. Н. С. Лесков в "Биржевых ведомостях" и "Вечерней газете" (1869-1871 гг.) - Ученые записки ЛГУ. Л., 1960, N 295, с. 99).

    18Лесков не знал, что противники обновления России, в том числе кандидат на пост министра внутренних дел (а затем полномочный министр), расценили как "симптом <...> дезорганизации" политической системы именно проблески демократизма в деятельности пореформенных общественных институтов. Поэтому, с одной стороны, о прениях в комитете распространялось мнение как о суемудрии "самого жалкого свойства", а с другой стороны, с тревогой констатировалось, что "лица, имеющие официальное значение", в комитете "играют <...> роль, вовсе не соответствующую этому значению". "Сферы" принимали меры к прямой компрометации практических усилий комитета, вплоть до его закрытия (Дневник П. А. Валуева, министра внутренних дел, т. 1, 1861-1864 гг. М., 1961, с. 70, 71, 82, 96, 368).

    19"Пятиалтынным Третьим" Салтыков называл Суворина в письме к нему от 18 марта 1876 г. ("Пятиалтынный первый" - А. А. Краевский, "второй" - М. М. Стасюлевич). - Салтыков-Щедрин, т. 18, кн. II, с. 271, 275).

    20 Во "Времени" бр. Достоевских Лесковым были опубликованы 2 статьи: "О русском расселении и о политико-экономическом комитете" (1861, N 12, с. 72-86) и "Вопрос о народном здоровье и интересы врачебного сословия в России" (1862, N 2, с, 94-107).

    Поборник "всякого свободного проявления народного желания", Лесков ратовал за свободу переселения масс, за развитие института народных ходоков, за материальную помощь переселенцам со стороны правительства, за право переселения не только для крестьян, но и разночинцев, лиц, подвергнутых судебному преследованию, безработных городских пролетариев. Не без горечи социального романтика Лесков пишет о не состоявшейся по отсутствию средств попытке создать в имении Пирогова "новый Ленарк", где бы люди могли, "убрав мешок кукуруз", сесть за чтение Милля и Тьера и Роберта Оуэна. В статье "Вопрос о народном здоровье" Лесков предлагал избрание врачей городскими и сельскими общинами, то есть "народом, с понятиями которого <...> сроднился аграрный коммунизм". Пафос выступления "доктора Лескова" был поддержан в откликах врачей (PO ГБЛ, Дост. I, оп. 3, ед. хр. 22).

    21Перепечатка корреспонденций о спекуляции Евангелием (1860 г.) и рецензия "О привилегиях" (1861, N 22, 1 дек.) исчерпали сотрудничество Лескова в "Книжном вестнике".

    22В "Веке" Лесков выступал с рассказом "Погасшее дело" (1862, N 12, 25 марта) и статьей "О переселенных крестьянах" (1862, N 13-14, 1 апреля). Журнал, рекламированный "Современником" (1862, N 2, отдел "Современное обозрение", с. 314) как предполагаемое "полезнейшее из <...> дешевых изданий" адресовался массовой, народной аудитории. Артель-ассоциация, издававшая журнал, состояла преимущественно из деятелей левого крыла литературного движения. Позднее некоторых из них (Елисеева, Шелгунова) писатель отнесет к числу людей "лучших умов и понятий" (Лесков, т. XI, с. 477). Выясняя в статье "О переселенных крестьянах", в частности, противоречия "Положения" 19 февраля 1861 г., Лесков ставил во главу угла "права и нужды" крестьян.

    23Журнал "Экономист", систематически печатавший протоколы собраний РГО, фиксирует, что 18 февраля, 11 и 22 марта, 1 и 8 апреля 1861 г. Лесков присутствовал в обществе в качестве гостя. 22 февраля 1862 г. он уже - член общества.

    24В. П. Безобразов в 1862 году был секретарем РГО. Как видно из приводимой далее ссылки на "Дело...", разрешение участвовать в экспедиции получил один В. П. Безобразов. Вскоре Лесков с иронией писал об этом: "Общество, пользующееся талантливыми трудами даровитых рассказчиков, глубоко зачерпывающих народную жизнь и осмысленно ставящих народные нужды, средства и стремления, вряд ли будет читать г. Безобразова" (Ученые общества. - БДЧ, 1863, N 5, раздел "Хроника России", с. 75-78).

    28 Автор цитируемой далее статьи - Г. З. Елисеев.

    26"Письма о расколе" П. И. Мельникова-Печерского печатались в N 5, 7, 9, 10, 14, 15 СПч за 1862 г. Когда "Современник" утверждал, что от Мельникова после статей о расколе "ждать нечего", под этим подразумевалось обсуждение вопроса о раскольниках, как возможных союзниках революционеров-демократов в освободительном движении начала 60-х гг. Мельников (а вслед за ним и Лесков) отрицал возможность использования раскола в борьбе за социальное обновление России.

    27Передовицы Лескова в СПч 1862 года глубоко противоречивы. Они погружали читателя в социальные конфликты повседневности, были проникнуты сочувствием положению народа. Но по мере того, как в борьбе идей революционная демократия одерживала победы, Лесков все активнее атакует "один веселый русский журнал" <"Современник">. Он оспаривает мнение Антоновича о возможности революции, доказывая неспособность почвы к "питанию иноземного растения", надеется, что "народ год от года будет счастливее" (N 60, 3 марта). Отвергая доводы Писарева ("Схоластика XIX века") "о бесполезности некоторых наук", Лесков скорбит "о недостатке в нашем обществе знакомства с историею человечества" (в частности, истории Франции), которая объясняет, "на каком свертке коня лишишься и на каком сам пропадешь". Напротив, при рассмотрении событий греческой революции делается заключение: "...революция, вытекающая не из честолюбия <...> претендентов престола <...>, заслуживает серьезного внимания и изучения" (N 60, 3 марта). Относя к "партии "Современника" "все недоученное и самонадеянное" в русском обществе, Лесков предлагает "поискать возможности видеть больше гармонию в существующем порядке вещей" (N 76, 19 марта). Возражая Герцену, назвавшему СПч "официозной пчелой", Лесков формулирует свой лозунг: "des reformes toujoures, des utopies jamais" (за реформы - всегда, за утопии - никогда) (N 80, 23 марта). Полемизируя с "великанами микроскопического мирка", Лесков относил Антоновича и Писарева к несамостоятельным последователям Чернышевского, аттестуя их с вопиющей грубостью. Передовица в N 84 (от 28 марта) почти целиком посвящена Чернышевскому. Лесков говорит о нем как о "человеке с дарованиями, утрата которых была бы очень осязательна для русской журналистики". Пусть он "во многом ошибается, но <...> и много знает и еще больше может знать, желает знать и будет знать". Лесков приветствует появление рецензии Чернышевского на роспись государственных расходов и доходов России: "Мы ничего не можем прибавить к сказанному г. Чернышевским и совершенно во всем разделяем его мнение". В за-

    ключение "в интересах русского общества, которое должно же быть близко" "Современнику", Лесков желает "талантливой редакции", дабы она "взглянула в русскую жизнь и позаботилась внести в нее то, в чем эта жизнь сегодня нуждается и что она сегодня способна принять и вырастить". После этой статьи появилась апрельская книжка "Современника" с известным призывом к Лескову пересмотреть свои позиции.

    28"Перевернуть коренные убеждения" Лескова действительно было уже невозможно. В очерках "Русское общество в Париже" Лесков назовет Герцена "рабом своих величайших заблуждений", отдавая должное его "недюжинному уму", "замечательному остроумию", "начитанности" и ревниво отмечая в нем "даже некоторое философское образование". Одновременно он оценит его "великодушие" и талант писателя. Лесков напишет в очерках о своем намерении посетить Герцена во время поездки в Европу в 1862-1863 годах, дабы разъяснить лондонскому публицисту "настоящее состояние солидных умов в России и взгляды общества на ничтожных людей, которые <...> втерлись в его доверие". Однако впоследствии его охладили рассказы о Герцене лиц из окружения Каткова, к которым в то время Лесков питал доверие (см. далее ч. III, гл. VI, а также Сб. 1873, с. 449-452, 483-485, 509-521).

    29Этот иронический оттенок показателен. Сам Лесков не отождествлял мнений "кружков", в которые входил, с мнениями собственными.

    30При оценке ответа Лескова "Современнику" и последовавшей затем передовицы о петербургских пожарах, не учитывается передовая статья СПч (1862, N 134, 20 мая) - развернутое и весьма противоречивое политическое выступление Лескова против революционной демократии в самый острый период разногласий. Публицист дает свое субъективное определение "истинного либерала" как человека, не являющегося "врагом существующего порядка", стоящего "за законную независимость каждого гражданина и за свободу каждого действия, не нарушающего блага и спокойствия общественного", выступающего против "подчинения свободы личной деспотизму утопической теории". Обращает на себя внимание "обмолвка" Лескова: "Обстоятельства позволяют говорить нам откровенно". По-видимому, этими "обстоятельствами" была ситуация, связанная с появлением воззвания "Молодая Россия". Лесков прямо обращается к волнующейся молодежи с надеждой "образумить" ее: "Но что пользы <...> во многих опасных занятиях? Что от них выигрывает или может выиграть общество? <...> Мы знаем, что дело, безопасное сегодня, может завтра быть очень опасным <...>. Но при каких бы обстоятель-

    ствах ни пришлось нам делать свое дело, мы будем делать его в духе своих убеждений..." Лесков обращается и к своим литературным соперникам, бесспорно, овладевшим общественным мнением, - и в этой заключительной части статьи он явно противоречит тому, что утверждал в начале: "Нам довелось слышать несколько замечаний, что мы нападаем на один журнал в то время, когда ему и без того не здоровится <...>. У нас есть один журнал, с стремлениями которого мы положительно несогласны <...> "Современник". Мы уважаем талантливых сотрудников этого издания, но не разделяем их убеждений. <...> Ведь "Современник" и вся большая половина литературы, которая идет под его знаменем (курсив мой. - А. Г.), не согласны же с нашими убеждениями <...>". Лесков с явной симпатией и неподдельной тревогой продолжает: "Мы чтим в коноводах наших литературных противников их искренность <...>. Мы готовы верить, что во главе несогласного с нами литературного кружка стоят люди, убежденные в правоте своего учения <...>". Лесков-практик, не верящий в поддержку революционного порыва молодежи народом, убежден, что "энтузиасты" идут с завязанными глазами к пропасти, не замечая, что "они одни идут к ней, а ближние и искренние стоят одалече <...>". Обращаясь к подразумеваемым Герцену и Чернышевскому с "мольбой" о "спасении <...> энтузиастов", Лесков вместе с тем воссылает в высокие сферы призыв воздержаться от суровых мер в отношении "журналистов": "Мы <...> просим наше правительство: человеколюбиво взглянуть на порывы, увлечения энтузиастов и не надевать на шалунов венца мученического, способствующего новым увлечениям <...>". Лесков выражал надежды на то, что люди разных партий, направлений получат возможность "выговориться". Заключалась статья призывом "спорить о том, что не бесспорно", жертвуя личным самолюбием во имя "польз русского общества", ибо (цитировалось выражение "Современника". - А. Г.) "у нас в литературе все хотят счастья русскому народу".

    31По преданию, иудей Савл, жестоко, преследовавший первых христиан после гласа-откровения Иисуса, принял имя Павла и стал ревностным проповедником христианства. Употребляя этот образ, А. Лесков неточен: "трудный рост" Н. С. Лескова не означал перехода на абсолютно новые позиции.

    32Говоря о Якушкине, Лесков отметит у него "порывы смелого и самоотверженного великодушия" и в качестве примера вспомнит молву о том, как писатель-фольклорист якобы "спас девушку, бросившую <...> букет" "к позорному столбу Н. Г. Чернышевского" (Лесков, т. XI, с. 83). В неопубликованной заметке "Философическое сценарио по роману "Что делать?" (1928 г.)

    A. H. Лесков замечал о позднейшем отношении писателя к Александру II, свидетелем которого он был: "Лично на моей памяти" отец "всегда относился к Чернышевскому доброжелательно <...>, с полным признанием огромности его ума, дарования, значения. <...> Он с содроганием говорил о чудовищной мстительности и жестокости к Чернышевскому Александра II, этого <...> бешеного барана с бессмысленными, оловянными на выкате глазами, гневно обрывавшего всех, пытавшихся склонить его сколько-нибудь, смягчить участь замученного писателя. Не удалось этого ни товарищу детских игр царя - поэту графу Алексею Константиновичу Толстому, ни в годы "диктатуры сердца" самому всесильному графу Лорис-Меликову" (ОГМТ, кн. 9808, рук. IX, 6345).

    33Г. З. Елисеев, обращавшийся к Лескову со страниц "Современника", не вполне представлял себе общественные взгляды молодого литератора. Желание Лескова все узнать самому заставляло его появляться в Шахматном клубе, где сходились литераторы для обсуждения текущих русских проблем и где особенно сильна была прогрессивная фракция; участвовать в еженедельнике "Век", перешедшем в руки артели демократических писателей, сблизиться с прибывшим от Герцена журналистом Артуром Бенни, мечтавшим принять участие в российской революции, посещать организованную тем же Бенни в доме Н. И. Греча молодежную "коммуну". Лесков воистину желал прогресса, по отнюдь не революционного, который был дорог "Современнику".

    34Прокламации - имеется в виду воззвание, выпущенное организацией "Молодая Россия", которым провозглашалось: "Скоро, скоро наступит день, когда мы распустим великое знамя будущего, знамя красное и с громким криком: да здравствует социальная и демократическая республика Русская, - двинемся на Зимний дворец истребить живущих там". (Политические процессы 60-х гг. (ч. I. Под ред. Б. П. Козьмина. М.-П., 1923, с. 269.) Очень важна для "хронометрирования" настроений Лескова эта дата - 13 мая, через неделю после которой появилась передовая в СПч от 20 мая (см. коммент. 30).

    35 Опираясь на свидетельства современников, В. И. Ленин писал: "<...> есть очень веское основание думать, что слухи о студентах-поджигателях распускала полиция. Гнуснейшее эксплуатирование народной темноты для клеветы на революционеров и протестантов было <...> в ходу и в самый разгар "эпохи великих реформ" (Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 5, с. 29).

    36 СПч уже в N 138 от 24 мая 1862 г. перепечатала из РИ две заметки о петербургских пожарах: "Пожар на Охте", "Пожар в Ямской", затем - еще одну в N 140 от 26 мая "Пожары 25-го

    мая в С.-Петербурге". 25 мая в N 139 письмом Н. Серно-Соловьевича "По поводу пожара" издателю "Северной пчелы" сообщалось, что "страшные пожары 21-го, 22-го и 23-го мая опустошили части города, населенные по преимуществу рабочими и людьми недостаточными, и лишили сотни семей достояния и крова". Завершалось письмо призывом к "городскому начальству" поспешить "на помощь пострадавшим"; в нем выдвигалось требование, "чтобы полиция приняла энергичные меры против поджогов". Таким образом "пожарная статья" Лескова и содержащаяся в ней критика инертности полиции явились продолжением предшествующих выступлений газеты. Помещенная в том же номере газеты непосредственно вслед за "пожарной" статьей полемическая реплика Лескова против статьи Чернышевского "Научились ли?" (С, 1862, N 4) не только осудительно, но и увещевательно говорила о "молодых людях": "...нам жаль этих молодых энтузиастов, мы не хотим видеть их бесполезными жертвами своих увлечений <...>. Поэтому мы советуем учиться". С общим предостерегающим тоном согласовалось и обращение к Чернышевскому: "...пусть никто не думает, что мы против студентов (курсив мой. - А. Г.), как это старался истолковать г. Чернышевский. Мы <...>, кажется, доказали, что на это дело смотрим точно так же, как смотрит г. Чернышевский и все благомыслящее русское общество..." Лесков вновь заявлял о неприязни к ретроградам и об опасении за "молодых людей". По-видимому, чтение двух статей подряд и создало у многих читателей представление, что о "студентах" впрямую идет речь и в "пожарном" тексте, а не только в упоминаемой далее А. Н. Лесковым передовице от 7 июня (см. отрывок из высказывания М. Горького на с. 416).

    37 Существует спорное мнение современника о причинах "пожарной" лесковской драмы. Б. В. Варнеке писал А. Н. Лескову 3 июня 1939 г., что В. П. Буренин считал Н. С. Лескова в "пожарной истории" жертвой III Отделения. Прочитав в монографии А. Л. Волынского "Н. С. Лесков" (СПб, 1898) этюд о "пожарной статье", Буренин говорил Варнеке: "Как нелепо и фальшиво осветил Флексер (Волынский. - А. Г.) всю историю с пресловутым письмом о пожарах. Автор "Русских критиков" должен был знать, что за люди были те, кто заживо распял Лескова. В первую голову агитаторы... И их хором очень ловко дирижировало III Отделение, как Лесков показал это очень тонко на сыне просвирни в "Соборянах", на нелепом брате героини "На ножах" <...>. Какой-нибудь голубой чин нашел дуру марки Ванскок, которой внушить можно все, что угодно, лишь бы пахло радикальным. "Письмо-донос". И пошла писать губерния <...>. Третье отделение, как всегда, одним ударом убило 2 козыря: поселило раздор в

    семье писателей и отвело вину от виноватых. Я очень хорошо знаю эти круги, и это как раз жандармская хватка, искалечившая жизнь Лескова" (ОГМТ, оф. 6516; указано Р. М. Алексиной; см. сб.: "В мире Лескова". М., 1983, с. 354).

    38См.: Л. Н. Толстой, "Война и мир", т. III, ч. III, гл. XXVI.

    39 Горький, т. 24, с. 229.

    40Статья Лескова - очередное изложение политического кредо постепеновца-просветителя, уповающего на новые реформы Александра II. "История, повторяясь, <...> учит людей, чего должно избегать и к чему стремиться", - вновь повторяет он, имея в виду уроки Великой Французской революции. Лесков убежден: ни "политическая теория" Марата, ни "социальное учение" Прудона "не свойственны русскому народу", и призывает "людей, увлеченных разгаром модного стремления к опасным занятиям", дать "окрепнуть мышцам народа, затекшим в долголетней крепостной зависимости; и он, встав на ноги, сам (то есть без поводырей-"нетерпеливцев". - А. Г.) пойдет туда, куда его поведет мирской толк, а до тех пор будьте сами нравственным примером для народа и заботьтесь о его развитии!" (СПЧ, N 168, 24 июня).

    41Потребность "другой", более терпимой "системы действий в отношении к расколу", однако, сознавалась в 1861 г. даже в правительственных верхах (Дневник П. А. Валуева, т. I, с. 102- 103).

    42 Участник студенческих волнений 1861 г., И. И. Кельсиев, был в 1862 г. арестован и находился в Петропавловской крепости. Лесков в "Загадочном человеке" называет его "необыкновенно добрым и чистым сердцем юношей", которого в московских кружках именовали "добрым Ваней" (Лесков, т. III, с. 334). Из ссылки Кельсиев бежал за границу, поселился в Тульче с братом Василием, умер от тифа.

    43Для названия главы А. Н. Лесков воспользовался "подсказкой" самого Лескова, писавшего 23 апреля 1875 г. И. С. Аксакову: "...я был тогда очень молод и по впечатлительности своей пришел в состояние крайней нервной раздражительности и бежал из России. Прага и Париж помогли мне забыть домашние невзгоды" (Лесков, т. X. с. 397). Впрочем, в письме Лесков ошибочно связывает свой отъезд за рубеж с моментом печатной критики "Некуда".

    44В польском оригинале цитируется отрывок из гл. III поэмы Людвика Кондратовича (псевдоним: "Владислав Сырокомля") "О папе Заблоцком и мыдле" (1852).

    45А. Н. Лесков не отметил, что далее, напротив, писатель продолжает полемику с "Современником" и прибегает к памфле-

    ту: любителем журнала, переписывающим его от руки, оказывается помещик-крепостник (СПч, 1862, N 335, 11 дек.).

    46Выражение M. E. Салтыкова-Щедрина из его хроники "Наша общественная жизнь" (январь-февраль 1863) (Салтыков-Щедрин, т. 6, с. 17-19).

    47Лесков, говоря о царской охоте 1860 г., в память которой был поставлен чугунный пьедестал с золотыми буквами, упоминает, что "...зубров убито 32, из них 28 самим государем". Писатель замечает, что убить из ружья "зубра, смирно стоящего под прицелом, дело едва ли не самое легкое" (СПч, 1862, N 339, 15 дек.). Впечатления от посещения Беловежской пущи отразились в романе "Некуда" (кн. III, гл. XIX-XX).

    48Коротыньский Винцент - публицист, писатель и издатель, в 1851-1856 гг. - секретарь Сырокомли, сотрудничал в "Виленском курьере" (1855-1865 гг.), а позже в "Газете Варшавской" (с 1866 г.); участвовал в редактировании "Словаря польского языка" М. Оргельбранда, издал в 10-ти томах произведения Сырокомли.

    49"Gazeta Narodowa Lwowska" издавалась с 1842-го по 1915 г. (до 1835 г. - под редакцией Яна Добржанского).

    50"Русское казино" - клуб "Русская беседа" в помещении Народного дома.

    51Знакомство в 1861 г. с произведениями Шевченко в условиях национального неполноправия вызвало у галицийских русинов подъем национального чувства. Лесков отмечал, что молодежь ставила Шевченко "выше всех поэтов".

    52Толеранция - терпимость.

    53Rzad Narodowy - верховный исполнительный орган в польских восстаниях 1830-1831-ом, 1846 и 1863-1864 гг. При последнем был провозглашен (22 янв. 1863 г.) как временный орган, а затем - с 10 мая того же года - как орган постоянный. Упоминание "жонда" могло возникнуть у Лескова при подготовке записок к печати, когда "жонд" действительно стал реальностью (публикация датирована 25 апр. 1862 г.). Однократный же сбор в Кракове был установлен галицийской "Радой Народовой" лишь 17 ноября 1862 г. Из этого следует, что Лесков должен был бы находиться в Кракове около месяца. Последнее представляется маловероятным: на исходе декабря писатель уже прибыл в Париж, основательно погостив в Праге. По-видимому, врученная Лескову квитанция не имела отношения ни к "жонду", ни к "Раде Народной" (В. Якубовский. Примечание в кн.: Leskow M. Utwory wybrane. Wroclaw, W-wa, Krakow, 1970, с. XXII).

    54Sprawa polska - польское дело (пол.).

    55Лесков ошибался: в Кракове народ танцевал краковяк, а не мазурку. Ошибка объясняется популярностью мазурки в России.

    56Атта Троль - дрессированный медведь, персонаж одноименной поэмы (1846) Генриха Гейне, стихотворения и публицистику которого Лесков высоко ценил. Томик Гейне Лесков даже захватывает с собой в Европу при первом заграничном путешествии (Из одного дорожного дневника. - СПч, 1862, N 351, 29 дек.).

    57 Имеется в виду Грегр Юлий - чешский публицист, издатель, основатель газеты "Narodni Listy", первой самостоятельной политической газеты на чешском языке, которая "поистине с героизмом" отражала "все наезды на чешскую народность" (Poвинский П. Из Праги. Современная летопись, 1861, N 12, март, с. 3).

    58 Редактором ультра-католической газеты "Pozor" был вышеградский каноник Шульц.

    59 Лесков часто вспоминал и перефразировал слова Гейне из его статьи "Признания": "Бедный народ не прекрасен; наоборот, он очень безобразен. Но безобразие это возникло от грязи и исчезнет вместе с нею, когда мы построим общественные бани, где его величество народ будет иметь возможность мыться бесплатно" (1854) (Гейне Г., Собр. соч. в 10-ти т., М., ГИХЛ, 1959, т. 9, с. 110).

    60Ходзько Леонард - польский эмигрант, профессор истории.

    61Йозеф Фрич - поэт-романтик, участник баррикадных боев 1848 г., был политическим эмигрантом Австрийской империи, посещал в Лондоне Герцена. Лесков опубликовал в 1863 г. (СПч, N 95, 12 апр.) свой вольный перевод "арабески" Мартина Бродского (псевдоним Фрича) "От тебя не больно". В 1869 г. Лесков писал, что Фрич "в последние годы нажил себе своим русофобством очень много врагов между чехами" (Лесков, т. X, с. 78).

    62Тексты святочной подблюдной песни, которую Лесков пел в Париже, говорят о встрече девицы с кузнецом и о ее просьбе сковать для нее золотой перстень, булавку, венец, что предрекает гадающим девушкам замужество (см.: Песни, собранные П. В. Киреевским. Новая серия. Вып. I. M., 1911, N 1058). Песня "Кузнец" упоминается и в хронологически близком "Житии одной бабы" (1863). Однако, судя по тому, что в "славе" "чехи услыхали русский отклик" на их призыв к славянскому единению и что "Кузнец" получил "вдруг в этот вечер некоторое международное значение", позволит высказать также иное предположение. Не лишено вероятности, что в кругу политических эмигрантов, боровшихся за свободу от австрийской монархии, когда пелись "песни патриотические, застольные и сатирические" (Сб.

    1873, с. 469), Лесков исполнил "Кузнеца" другого - песню "Уж как шел кузнец" К. Ф. Рылеева и А. А. Бестужева (она цитируется в VI главе ч. II "Соборян"), использовавших форму народной святочной песни (здесь кузнец несет "три ножа" - на бояр, святош и царя), Н. Лесков знал и любил запрещенные политические песни, равно как знал и ценил потаенную литературу (ср. далее ч. IV, гл. 10).

    63Увриер (фр. ouvrier) - рабочий.

    64Кадавр (фp. cadavre) - труп.

    65Вторая редакция очерков "Русское общество в Париже" была остро оценена M. E. Салтыковым-Щедриным в рецензии "Повести, очерки и рассказы М. Стебницкого" (ОЗ, 1869, кн. 7). Определяя пафос общественного поведения Лескова, сотрудничавшего с Катковым, Щедрин отказывался рассматривать лесковскую прозу под литературно-критическим углом зрения. Он писал о Лескове как об идейном противнике: "Ни один из его героев - ни одна Платонида, ни один "Овцебык" не существуют в его глазах сами для себя, все это призраки, которые дают только повод вызвать другой, ненавистный, но вечно милый призрак: призрак нигилизма" (Салтыков-Щедрин, т. 9, с. 335-343).

    66Гаевский В. П. - чиновник Министерства народного просвещения, обвиненный в 1862 г. в "сношениях с лондонскими пропагандистами" Герценом и Огаревым, был в декабре 1864 г. освобожден Сенатом от суда за отсутствием улик.

    67Временный попутчик революционного движения, В. И. Кельсиев жил в 1859-1867 гг. в эмиграции, издал с помощью Герцена "Сб. правительственных сведений о раскольниках" (1-4 вып., Лондон, 1860-1862). Весной 1862 г. нелегально посетил Россию для привлечения раскольников к революционной деятельности. При расследовании "дела 32-х" в декабре 1862 г. правительство вызвало Кельсиева в Россию, но он не подчинился и был приговорен к изгнанию. Неустойчивый в революционных убеждениях, Кельсиев сдался русским пограничным властям, вернулся на родину, написал покаянную автобиографическую "Исповедь" (ЛН, т. 41-42, с. 253-470), после чего был прощен.

    68Кроме упомянутого рассказа И. Фрича (см. коммент. 61) Лесков также перевел: "О двенадцати месяцах. Славянское предание из окрестностей тренчинских Божены Немцовой" и "Kochanko moja! Na со nam rozmova?" (СПч, 1863, N 91 и 180, 8 апр. и 8 июля), написал статью "Божена Немцова. Чешская народная писательница (Библиографический очерк)" (там же, N 171, 28 июня) (см.: Карская Т. С. Лесков - автор очерка о Божене Немцовой. - РЛ, 1969, N 2).

    69Извинительное письмо Лескова Краевскому датировано 23 мая 1863 г. (ШГ, с. 292). Окончательный разрыв писателя с редактором ОЗ происходит из-за "келейного" цензурования в журнале романа Лескова "Чающие движения воды" (1867) (ИРЛИ, ф. 612, N 383, л. 1894 об. См. также выше, с. 266-267).

    70Е. М. Феоктистов выпустил у либерального петербургского книгоиздателя Д. Е. Кожанчикова книгу "Борьба Греции за независимость. Эпизод из истории первой половины XIX века" (СПб., 1863).

    71Имелась в виду заметка Д. Дарского "Редкости "Лесковианы" (Книжные новости, 1937, N 18, с. 63).

    72См. ЛН, т. 87, с. 134.

    73Горький, т. 24, с. 233.

    74А. Суворин, подписавшийся как "Знакомый г. Стебницкого", видимо, исчерпал весь запас сведений и сплетен о личности и биографии Лескова, которые он памфлетно преподносил в отклике на "Некуда". В статье, о которой идет речь, намеки (порой доносительского свойства) на неблаговидность, с точки зрения Суворина, поступков Лескова переплетались с критикой романа "Некуда" как "сухого, полицейского-следственного протокола". Завершал Суворин свой монолог обещанием "В последующих главах, которые будут появляться параллельно с появлением в "Библиотеке для чтения" глав романа "Некуда", <...> восстановить события, частью уже рассказанные г. Стебницким, частью им предположенные, в их настоящем свете". Едва ли это обещание Суворина могло "цепенить душу" писателя, как предполагал А. Н. Лесков. В 1865 г. Суворин начал печатать в СПбВ главы повести "Всякие", где, по его словам, "задался мыслью снять несколько те черные краски, которые положены на так называемых нигилистов такими мерзавцами, как Лесков (Стебницкий) <...> Повести другого значения я не придаю <...> "Всяких" я стал писать по настоящей просьбе приятелей..." (Ежегодник 1979, с. 181). "Всякие" и были обещанной Сувориным "убийственной" параллелью к "Некуда" (см.: Пульхритудова Е. Творчество Н. С. Лескова и русская массовая беллетристика. - В кн.: В мире Лескова. М., 1983, с. 158-163). Между тем в 1879, 1887, 1889 гг. роман "Некуда" переиздавался в издательстве Суворина.

    75Лесков первым бросил перчатку Писареву в марте 1862 г. Статья Писарева была направлена против "консерваторов в мире идей", против "Некуда" как одного из "истребительных" романов. Мнение критика основывалось на близости "некудовских" героев к их живым прототипам из мира революционной молодежи (Писарев, т. 3, с. 259-263). Писарев увидел в романе только

    выступление против движения за создание коммун, воспринимавшихся в 1860-е годы как реализация мечты о "широком социалистическом строе", о создании его "в близком будущем сотнями и тысячами подобных коммун" (Чуковский К. Люди и книги. М., 1958, с. 277). Но Писарев не увидел другого: неприятие "безнародного", как считал Лесков, движения сочеталось с личным сочувствием писателя благороднейшим из персонажей - революционерам (Райнер, Лиза Бахарева) и общим позитивным отношением к социалистическому общественному идеалу. В статье "Наши усыпители" (1864-1867) Писарев нашел, однако, что "образы и характеры" нигилистов "сказали <...> противное тому", что имели в виду авторы антинигилистических романов (Писарев, т. 4, с. 255). Через полгода после публикации "Прогулки по садам российской словесности", где Писарев резко осудил и Писемского, автора "Взбаламученного моря", критик предложил дифференцированно оценивать вклад писателей в литературу: "...гнусность "Взбаламученного моря" нисколько не уничтожает собою достоинств "Тюфяка", "Богатого жениха", "Боярщины", "Тысячи душ", "Брака по страсти", "Комика" и "Горькой судьбины" (Писарев, т. 3, с. 446). На Лескова, однако, эта "амнистия" не простиралась. "Имя Писарева <...> в нашем доме никогда не произносилось..." - вспоминал Лесков-сын (ВЛ, 1920, N 4-5 (16-17), с. 11).

    76Тем не менее и эта оценка отличалась полемической односторонностью (Салтыков-Щедрин, т. 9, с. 335-343).

    77Участница Знаменской коммуны писала: "...все действующие лица романа Стебняцкого "Некуда" были целиком сфотографированы с лиц, посещавших нашу коммуну, кроме только волка, которого герой романа держал у себя в подвале" (Козлинина Е. И. За полвека. 1862-1912. М., 1913, с. 40). М. Цебрикова отнесла Лескова к числу "беллетристов-фотографов" (ОЗ, 1873, N 11. Раздел "Современное обозрение", с. 1-34). Брат Лескова Алексей укорял писателя за то, что он "списывает все своих же родных и знакомых со всей, так сказать, подноготной" (Мюхневич Вл. На очереди. Писательская судьба. По поводу смерти Н. С. Лескова. - "Новости", 1895, N 56, 26 февр.).

    78Позднее о предвосхищении взглядов Бисмарка на социалистическое движение русскими консерваторами Лесков писал в "коварной" статье "Увеселения и польза от социалистов. (Предварения мысли кн. Бисмарка) ". - НБГ, 1884, N 326, 25 ноября (7 дек.).

    79Лесков, имея в виду и себя, но не называя себя, писал в статье "Большие брани" (1869): "Донос <...> Мы давно

    слышим в литературе это нелитературное слово..." В доносчики "у нас, между прочим зауряд попали все более известные современные романисты, начиная гг. Тургеневым и Гончаровым..." (Лесков, т. X, с. 66).

    80Чехов не писал именно о "Некуда", но рядом с оценкой произведений Лескова едва ли случайно возникает имя Писарева, однобокость критических воззрений которого Чехов решительно осуждает: "Прочел "Легендарные характеры" Лескова <...>. Божественно и пикантно. Соединение добродетели, благочестия и блуда. Но очень интересно. Прочтите, если не читали. Прочел опять критику Писарева на Пушкина. Ужасно наивно..." (Чехов, Письма, т. 5, с. 22).

    81В "Некуда" есть разные "исполнившиеся пророчества". Первое из них - нежизнеспособность коммун типа Слепцовской, куда, как говорил Лесков, "вместо чистых начал демократизма" проникал "самый чопорный аристократизм". Попытка создать сожительства "бурых" и "салонных" нигилистов оказалась "воистину делом безумным" (Чуковский К. Люди и книги. М., 1958, с. 291, 285). Впрочем, это предсказал еще Добролюбов в статье "Роберт Оуэн и его попытки общественных реформ" (1859). Были "прорицания" героических и трагических человеческих судеб (Райнера, Лизы Бахаревой), которые исполнялись почти буквально (гибель Артура Бенни). Пророчеством более широкого свойства, которое исполнилось, Лесков считал безуспешность попытки революционных демократов поднять Россию на всеобщее восстание против царизма в начале 1860-х гг. Еще одно свершившееся пророчество - предвидение ренегатства экс-нигилистов, переметнувшихся в "Московские ведомости" (Письма Лескова В. Г. Черткову от 18 янв. и 1 марта 1892 г. - ЦГАЛИ, ф. 275, оп. 3, ед. хр. 21).

    82К моменту настоящей записи была известна статья Шелгунова "Люди сороковых и шестидесятых годов" ("Дело", 1869, N 9-12), где дана высокая оценка Лизы Бахаревой, как типического характера своей эпохи. "Лиза, по своей силе <...> много выше Елены (Стаховой из "Накануне". - А. Г.), до которой г. Тургенев довел идеальный тип женщины своего периода. <...> Лиза и Базаров изображают собою порыв последовательного мышления к тому, что еще невозможно в осуществлении для большинства. Они в зародыше люди будущего <...> Лиза <...> истинный тип современной, живой девушки" (Шелгунов Н. В. Литературная критика. Л., 1974, с. 201, 202). Слова М. К. Цебриковой о героине "Некуда" дошли лишь в передаче Лескова (Одно из писем Цебриковой к Лескову о "Что делать?" имеется в ЦГАЛИ, ф. 275, оп. 1, ед. хр. 316).

    83К автокомментарию Лескова близко высказывание о писателе Льва Толстого (1898). Отправляясь именно от прочитанного в марте 1890 г. "Некуда", Толстой предлагает свою общую оценку творчества Лескова: "Николай Семенович раньше меня начал ту работу, которой я заинтересовался позднее. Он еще в "Некуда" доказал, что без христианского духа немыслимо братское общежитие людей и его "Знаменская коммуна" распалась именно по этой причине. Лесков первый осветил эту истину из нигилистической жизни в нашей литературе. Наши критики не умели оценить в нем этот труд. Лесков - писатель будущего, и его жизнь в литературе глубоко поучительна" (Фаресов А. Умственные переломы в деятельности Н. С. Лескова. - ИВ, 1916, N 3, с. 786). Ср. ниже ч. VII, гл. 3.

    84Лесков осознал вред антинигилистической тенденциозности "Некуда" в письме И. С. Аксакову от 23 марта 1875 г., где, сравнивая "Анну Каренину" со своей прозой, говорил о романе Л. Н. Толстого как о "картине, исполненной невыразимой прелести изображения жизни современной, но не тенденциозной (что так испортило мою руку)" (Лесков, т. X, с. 389).

    85Ныне находится в ОГМТ (ЛН, т. 87, с. 135).

    86Для заглавия взяты слова Лескова из статьи "Благоразумный разбойник" о довольно долгом его "отвержении от литературы за непокорность партийным приказам" (ХЖ, 1883, N 3, с. 194).

    87Речь идет о серии "контрреформ" во внутренней политике правительства Александра III, имевших целью укрепление самодержавия. После манифеста 29 апреля 1881 г. были введены "временные правила" о печати, установившие так называемую "карательную цензуру" (27 августа 1882 г.), а это прежде всего ударило по литературе. MB Каткова настойчиво внедряли принцип: "У русских подданных есть обязанности, это выше прав" (Твардовская В. А. Идеология пореформенного самодержавия (М. Н. Катков и его издания). М., 1978, с. 218). Лесков осторожно критиковал Д. Толстого еще в бытность того обер-прокурором св. Синода (Лесков, т. VI, с. 483, 486).

    88Это были бесподписные - по-видимому, написанные самим П. К. Щебальским - статьи "Заметки о русской литературе. Сочинения Н. С. Лескова".

    89 О "соллогубовском сосьете" (фр.: societe; букв.: обществе, кружке) - см. ниже ч. VI, гл. 11.

    90 Принадлежность перу Лескова каких-либо статей из "Экономиста" не установлена, хотя журнал, печатая протоколы

    заседаний Русского географического общества, неоднократно и подробно характеризовал выступления писателя.

    91"Всемирный труд" - близкий к реакционным кругам ежемесячник, выходил под редакцией коммерсанта, издателя и переводчика Э. А. Хана с 1867-го по 1872 г. (сохранилось его письмо Лескову от 17 мая 1867 г. - ИРЛИ, ф. 220, N 119).

    92Речь шла о статьях Ю-ова (А. В. Жаклар) "Экономический и нравственный быт балтийских крестьян" (ОЗ, 1867, N 3-7).

    93Форвальтер (нем. Verwalter) - управляющий.

    94В киевском пансионе Криницкой училась Вера Николаевна Лескова.

    93 Критика "Расточителя" определялась "антинигилистической" репутацией автора, чем и объясняется преимущественно памфлетный ее характер (см., напр., "Расточитель", драма г. Стебницкого. - ПЛ, 1867, N 164, 4 ноября). Известен, кроме анонимного авторского (Русский драматический театр. ЛБ, 1867, XI, кн. 2-3, с. 248-266), лишь один положительный отклик, едва ли дошедший до Лескова. Чешский журналист, писатель и переводчик Эмануэл Вавра писал об авторе "Расточителя" как об одном из "талантливейших русских писателей", драма которого "возвышается над другими произведениями последнего времени" и, помимо других своих достоинств, отличается "необычайными сценическими эффектами" (Kvety, 1867, II pol., с. II, str. 95. - Цит. по кн.: Ровда К. И. Чехи и русские в их литературных взаимосвязях (50-60-е годы XIX века). Л., 1968, с. 99).

    96Ф. А. Бурдин 19 апреля 1868 г. писал А. Островскому: "Вообрази, что претендентом на режиссерство является Стебницкий, это уже верх всякой мерзости, и - по слухам - имеет много шансов". Далее автор выражал надежду, что свидание Островского с директором Александринки поможет "разбить" затею (Островский и Бурдин Ф. А. Неизданные письма из собраний Гос. Театрального музея им. А. А. Бахрушина. М.-Пг., 1923, с. 74).

    97БВ извещали, что "комедия" "Голь, Шмоль и компания - банкирский дом на временном доверии" представит "современную, почти безумную погоню за быстрым обогащением", выведены будут "спекулянты-проходимцы", написанные автором, "применяясь к типам, созданным в биржевом мире в последнее азартное время" (N 234, 29 августа). Фамилии героев пьесы мелькают в статьях Лескова 1869-1879 гг., в письмах (Лесков, т. X, с. 331 и др.).

    Вступление
    Часть 1: 1 2 3 4 5 Прим.
    Часть 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Часть 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Часть 4: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 5: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 6: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Прим.
    Часть 7: 1 2 3 4 5 6 7 8 Прим.
    Примечания, условные сокращения
    Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    © 2000- NIV