• Приглашаем посетить наш сайт
    Соловьев (solovyev.lit-info.ru)
  • П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова

    Глава: 1 2 3 4 5

    П.Громов, Б.Эйхенбаум. Н.С.Лесков: Творчество Лескова

    1

    Высоко ценивший творчество Н. С. Лескова М. Горький писал о нем: "Жил этот крупный писатель в стороне от публики и литераторов, одинокий и непонятый почти до конца дней. Только теперь к нему начинают относиться более внимательно". {М. Горький, Собрание сочинений в 30 томах, Гослитиздат, т. 24, стр. 235.} В самом деле, литературная судьба Лескова странна и необычна. Писатель, поднявший на высоту больших художественных обобщений новые, никем до него не исследованные стороны русской жизни, населивший свои книги целой толпой никогда до него не виданных в литературе ярких, своеобразных, глубоко национальных лиц, тончайший стилист и знаток родного языка, - он и по сию пору гораздо меньше читается, чем другие писатели такого же масштаба.

    Многое в литературной судьбе Лескова объясняется крайней противоречивостью его творческого пути. У его современников - шестидесятников из прогрессивного лагеря - были достаточно веские основания для того, чтобы относиться к Лескову недоверчиво. Писатель, совсем недавно начавший свою литературную деятельность, стал сотрудником такого отнюдь не передового органа, каким была газета "Северная пчела" 1862 года. Это было тем более обидно для современников, что речь шла о писателе вполне "шестидесятнического" склада: у него - хорошее знание практической, повседневной, деловой русской жизни, у него - темперамент, вкусы и способности публициста, журналиста, газетчика. Передовой журнал эпохи, "Современник", в апрельской книжке 1862 года так оценивал публицистическую деятельность молодого Лескова: "Нам жаль верхних столбцов "Пчелы". Там тратится напрасно сила, не только не высказавшаяся и не исчерпавшая себя, а может быть, еще и не нашедшая своего настоящего пути. Мы думаем по крайней мере, что при большей сосредоточенности и устойчивости своей деятельности, при большем внимании к своим трудам она найдет свой настоящий путь и сделается когда-нибудь силою замечательною, быть может совсем в другом роде, а не в том, в котором она теперь подвизается. И тогда она будет краснеть за свои верхние столбцы и за свои беспардонные приговоры..." Вскоре после этого увещевательного обращения "Современника" к молодому писателю разыгрывается громкий общественный скандал - широко распространяются слухи о том, что произошедшие в мае 1862 года большие пожары в Петербурге - дело рук революционно настроенных студентов и связаны с появившейся незадолго перед тем прокламацией "Молодая Россия". В. И. Ленин в статье "Гонители земства и Аннибалы либерализма" писал: "...есть очень веское основание думать, что слухи о студентах-поджигателях распускала полиция". {В. И. Ленин, Сочинения, т. 5, стр. 27.} Лесков выступает с газетной статьей, {"Северная пчела", 1862, э 143 (от 30 мая).} в которой требует от полиции или опровергнуть эти слухи, или обнаружить реальных виновников и примерно наказать их. В накаленной политической атмосфере тех лет статья была сочтена передовыми кругами провокационной. Она подавала к этому основания явной двусмысленностью общественной позиции автора. Лесков, человек крутого и вспыльчивого темперамента, реагировал на случившееся неистовым раздражением. В результате ему пришлось уехать в заграничное путешествие, дабы утихомириться самому и дождаться, когда улягутся разгоревшиеся вокруг его статьи политические страсти.

    В судьбе Лескова с очень большой ясностью сказалось то обстоятельство, что социальная сила, "которая не может мириться с крепостничеством, но которая боится революции, боится движения масс, способного свергнуть монархию и уничтожить власть помещиков", {В. И. Ленин, Сочинения, т. 17, стр. 96.} при крутом повороте событий, при обострении основного исторического противоречия эпохи неизбежно окажется объективно в лагере реакции. Так и случилось с Лесковым. В 1864 году он публикует роман "Некуда". И в эпоху публикации романа и значительно позднее, когда общественные пути Лескова сильно изменились, он склонен был считать, что оценка романа передовыми современниками во многом основывалась на недоразумении.

    В замысел писателя входило намерение часть изображаемых им "нигилистов" трактовать как людей субъективно честных и искренне озабоченных судьбами народа, но заблуждающихся в вопросе о ходе исторического развития страны (Райнер, Лиза Бахарева). Едва ли эта "авторская поправка" меняет что-либо в существе дела.

    Современники совершенно основательно увидели в романе злонамеренно искаженные портреты ряда реальных лиц из передового лагеря. Особенно отчетливо и резко общественную квалификацию романа и выводы из нее сформулировали Д. И. Писарев и В. А. Зайцев "В сущности, это плохо подслушанные сплетни, перенесенные в литературу", - писал о романе Лескова В. А. Зайцев. Д. И. Писарев следующим образом определял общественно-этические выводы, которые необходимо сделать из создавшегося положения: "Меня очень интересуют следующие два вопроса: 1. Найдется ли теперь в России - кроме "Русского вестника" - хоть один журнал, который осмелился бы напечатать на своих страницах что-нибудь выходящее из-под пера Стебницкого (псевдоним Лескова) и подписанное его фамилией? 2. Найдется ли в России хоть один честный писатель, который будет настолько неосторожным и равнодушным к своей репутации, что согласится работать в журнале, украшающем себя повестями и романами Стебницкого?" Объективно роман "Некуда" и - вероятно, еще в большей степени - выпущенный Лесковым уже в начале 70-х годов роман "На ножах" входят в группу так называемых "антинигилистических" романов 60-70-х годов, таких, как "Взбаламученное море" Писемского, "Марево" Клюшникова, "Бесы" Достоевского и т. д.

    Для Лескова наступают трудные годы "отлучения" от большой литературы и журналистики эпохи. В реакционном "Русском вестнике" Каткова он не уживается, и причины этого следует искать, конечно, не в особенностях характеров Лескова и Каткова, а в объективном общественном смысле дальнейшей литературной работы Лескова. На протяжении 70-х и особенно 80-х годов происходит трудная, временами даже мучительная переоценка писателем многих из своих прежних общественно-политических воззрений. Значительную роль в идейном самоопределении Лескова сыграло его сближение с Л. Н. Толстым. Общественная позиция Лескова 80-х годов - не та, что была в 60-70-х годах. В художественном творчестве и публицистике Лескова этого периода особую неприязнь консервативного лагеря вызвали произведения, связанные с освещением жизни и быта русского духовенства. Младший современник Лескова, А. М. Скабичевский, отмечал: "Большую сенсацию возбудили вышедшие в свет в начале восьмидесятых годов Архиерейские мелочи, ряд бытовых картин, обличающих некоторые темные стороны быта нашей высшей духовной иерархии. Очерки эти возбудили такую же бурю в консервативном лагере, какую роман "Некуда" произвел в либеральном".

    До этого важного перелома, который был связан с нарастанием новой революционной ситуации в стране ("второго демократического подъема в России", как говорил В. И. Ленин), Лесков сотрудничал в разных мелких журнальчиках и газетах консервативного, тускло-либерального или неопределенного направления. В "почтенную" буржуазно-либеральную прессу он не допускался. В связи со все более и более обозначающимися в его творчестве критическими тенденциями, обусловившими появление произведений, резко и остро ставивших ряд наболевших вопросов социальной жизни России, отношение к нему со Стороны либеральных кругов должно было бы измениться. И тут происходит знаменательный факт, отмеченный сыном и биографом писателя А. Н. Лесковым: "Постепенно создается прелюбопытная перемена позиций с удивительной иногда перестановкой фигур". {Сын писателя, А. Н. Лесков, на протяжении долгих лет работал над биографией Н. С. Лескова. Законченная еще перед войной, она появилась только в 1954 году (Андрей Лесков - "Жизнь Николая Лескова. По его личным, семейным и несемейным записям и памятям"). Эта книга представляет собой, по свежести и обилию фактов и по живости изложения, исключительно ценный труд. К ней мы и отсылаем читателей, интересующихся биографией писателя.} А. Н. Лесков имеет в виду то обстоятельство, что либерально-буржуазные журналы типа "Вестника Европы" или "Русской мысли" один за другим отказываются из цензурных опасений помещать на своих страницах лесковские вещи из-за их чрезмерной критической остроты. У передовых общественно-литературных кругов 60-х годов были серьезные основания полемизировать с Лесковым; у буржуазных либералов и поздних народников 90-х годов таких оснований уже не было, но они продолжали это делать как будто просто по инерции. Дело было, однако, совсем не в инерции.

    В 1891 году критик М. А. Протопопов написал статью о Лескове под заглавием "Больной талант". Лесков поблагодарил критика за общий тон его статьи, но решительно возражал против ее заглавия и основных положений. "Критике вашей недостает историчности, - писал он Протопопову. - Говоря об авторе, вы забыли его время и то, что он есть дитя своего времени... Я бы, писавши о себе, назвал статью не больной талант, а трудный рост". Лесков был прав: без "историчности" понять его творчество (как и творчество любого писателя) невозможно. Прав он был и в другом: вся история его жизни и деятельности представляет собой картину медленного, трудного и часто даже мучительного роста на протяжении почти полувека - от конца 40-х до середины 90-х г. Трудность этого роста зависела как от сложности самой эпохи, так и от особого положения, которое занял в ней Лесков. Он был, конечно, "дитя своего времени" не меньше, чем другие, но отношения между ним и этим временем приняли несколько своеобразный характер. Ему не раз приходилось жаловаться на свое положение и чувствовать себя пасынком. На это были свои исторические причины.

    Глава: 1 2 3 4 5
    © 2000- NIV